Market Vectors / Financial One

Робоинвестинг против робоэдвайзинга

Фото: facebook.com
1086
Инвестиции – это вложения в будущее. Чтобы инвестировать эффективно, нужно хотя бы отдаленно представлять, какой будет экономика через 10, 20 или 30 лет, когда инвестиции должны будут принести желаемый результат. Но мир вокруг меняется так стремительно, что к моменту сбора урожая плоды могут оказаться совсем не похожими на посаженные семена.

Меняются не только объекты инвестиций, но и субъекты, то есть сами инвесторы. О том, в какую сторону происходят эти изменения, автор этих строк задумался, слушая футуристическое выступление Сергея Швецова, первого зампреда Банка России, на международной конференции по страхованию, прошедшей недавно в Петербурге.

Он говорил о том, каким будет через 10 лет страхование, но инвестиций его прогнозы касались тоже. Тем более, что и страховщики, и страхователи тоже в какой-то степени инвесторы. Позже ваш покорный слуга обсудил прогнозы Швецова с несколькими участниками Международного финансового конгресса, и они признали, что некоторые из этих прогнозов вполне правдоподобны. 

Мир Дикого Запада

По мнению Швецова, новое поколение потребителей финансовых услуг станет все больше перекладывать выбор продуктов на роботов. Причем своих собственных роботов, подстроенных под свои потребности. Банкир даже использовал название для таких индивидуальных роботов, придуманное Виктором Пелевиным – суры.

Читайте: 3 ошибки в первый год выхода на пенсию  

«Сегодня роботизация в значительной степени находится на стороне финансовых посредников, – констатировал Швецов. – И тренд такой, что с человеком начинает взаимодействовать от имени финансового посредника робот. Вот через 10 лет, я думаю, что робот будет со стороны человека взаимодействовать с финансовым посредником. Это очень изменит ландшафт, потому что сегодня человек встречается с десятью типами финансовых посредников, пусть у каждого стоит робот и это контакт человека с десятью роботами. А через десять лет будет робот со стороны человека и робот со стороны финансового посредника, то есть общение робота с роботом будет мейнстримом».

Вряд ли большинство инвесторов будет конструировать себе сур самостоятельно. Скорее всего, появится рынок инвестиционных роботов. Не факт, что их будут продавать. Возможно, брокеры станут дарить этих роботов, причем в зависимости от размера счета – более или менее продвинутых. Это не значит, что роботы для небогатых инвесторов будут предлагать менее доходные инвестиционные решения. Скорее, они будут отличаться другими нюансами. Например, степенью защиты от взлома, широтой спектра анализируемых финансовых инструментов и стратегий, многообразием настроек по риску и доходности или чем-то еще.

Для спекулянтов, надо сказать, такой расклад не станет большим сюрпризом. Им и сейчас постоянно приходится наблюдать в торговых стаканах заявки роботов. В некоторых ликвидных инструментах, вероятно, роботы часто торгуют друг с другом. В итоге трейдинг превратился в некое подобие сериала «Мир Дикого Запада», только на поле битвы под ногами у андроидов зачем-то путаются еще и белковые трейдеры.

«Учитывая, что робот переместится в сторону гражданина, мне кажется, что тема финансовой грамотности и культуры потребления страховых продуктов уйдет на второй план, потому что за человека эти вопросы будут решать роботы, – прогнозирует Сергей Швецов. – Мы понимаем, что будущее за аутсорсом экспертизы, но, тем не менее, не будем в эти 10 лет бросать тему финансовой грамотности, будем пытаться все-таки людям объяснять, как это все работает, потому что до этого светлого времени надо еще дожить».

Конечно, появится совершенно огромный кластер проблем, связанных с киберрисками. Это тема для отдельного большого разговора, но представитель регулятора успел упомянуть о том, что Банк России начнет обсуждать тему поведенческого надзора в отношении роботов, используемых на финансовом рынке, на форуме Finopolis в октябре этого года. «Так как люди перестанут принимать решения, решения переместятся в сторону роботов, соответственно, поведенческие истории будут в отношении роботов», – заявил он.

Степень неотвратимости и жесткости наказания за кибермошенничество должна вырасти, признал Сергей Швецов. Он даже сравнил кибермошенничество с валютными операциями, запрещенными в СССР при генсеке Хрущеве, когда за такие преступления были расстреляны несколько человек. Сравнение прозвучало зловеще для хакеров.

Читайте: Когда продавать акции: 4 сигнала, предупреждающих о предстоящем спаде

«Сегодня, к сожалению, и наше правоприменение, и наше регулирование недостаточно жестко относится к правонарушениям в области интернета, в области воздействия на новые технологии, и это создает для них большую проблему. Я думаю, что за 10 лет придет четкое осознание, что мир, построенный на кибертехнологиях, должен защищать себя от киберпреступников. Это чрезвычайно важно, потому что, в отличие от обычных форм мошенничества, кибермошенничество масштабируется с нулевой себестоимостью», – предупредил Швецов. 

Инвестиции в квадрате

Смена поколений заставит измениться и объекты инвестиций. Как отметил Сергей Швецов, новое поколение потребителей демонстрирует смещение интересов от владения собственностью в сферу аренды собственности, которая обеспечивает большую мобильность. Следствием этого, надо полагать, станет концентрация собственности в руках крупных владельцев, которые станут и крупными арендодателями. Но мощные корпорации сконцентрируют у себя не только собственность, но и бизнес-процессы. В итоге самыми популярными вложениями станут ценные бумаги корпораций-монстров, владеющих самыми разными бизнесами. Впрочем, почему станут? Они уже оказываются таковыми. В американском индексе S&P 500 на топ-10 компаний приходится более 24% капитализации, а всего на три – Microsoft, Apple и Amazon – 11%.

Сергей Швецов считает, что в мире происходит кризис публичных компаний. Он привел данные недавнего исследования ОЭСР: сегодня количество уходов компаний из публичных в частные превышает количество приходов частных компаний на публичный рынок. Почему? Ответ очень простой: благодаря монетарной политике центральных банков денег в мире настолько много, что инвесторы в частные компании не понимают, куда они вложат свои деньги дальше, если выведут компанию на IPO. Денег много, и меньше их не будет в ближайшие 10 лет. Так что собственники этих компаний будут больше ориентироваться на получение текущего дохода от бизнеса или продажу крупным корпорациям. Потому что денег-то много, но не у всех. Рядовые инвесторы не становятся богаче, богатеют в основном крупные компании и их основные владельцы.

«ОЭСР считает, что парадигма рынка изменится: будут большие компании, как Amazon, как наша АФК «Система», возможно, как Сбербанк, как Google, которые будут иметь в составе групп огромное количество компаний, не обязательно в 100-процентной собственности, но в формате private equity. И инвестиции на публичном рынке как раз будут в такие конгломераты. А конгломераты будут инвестировать в компании с частной формой владения. Поэтому рынок акций очень сильно за 10 лет изменится, если вообще публичность как таковая сохранится», — предсказывает Сергей Швецов.

Таким образом, нынешняя популярность индексного инвестирования, то есть вложений в отраслевые инвестиционные фонды, вполне вероятно, сменится популярностью инвестиций в инвестиционные компании, которые, в свою очередь, будут вкладываться в разнородные бизнесы. 

Смещение горизонтов

Изменения коснутся и доходности вложений. «Очень сильно сократится число посредников в цепочке, что приведет к снижению себестоимости каналов продаж. Инфляция тоже будет ниже, в России вы это уже чувствуете. К этому надо привыкнуть, потому что большая инфляция, волатильная инфляция прощает ошибки в бизнесе. Стабильно низкая инфляция таких ошибок не прощает. И это тоже некий вызов, который драйвит перемены», – уверен представитель Банка России.

Инвестиции в более крупные и диверсифицированные по видам деятельности компании подразумевают более низкие риски. Но низкие риски будут означать и пониженную доходность вложений. Тем более – в условиях стабильно низкой инфляции, к которой стремятся мировые центробанки. Инвесторам придется привыкать.

Сергей Швецов упомянул также о том, что через 10 лет возрастет значение заботы о здоровье и продолжительности жизни. Это имеет значение не только для страхования, но и для сферы инвестиций. Во-первых, акции компаний, работающих в этой сфере, вероятно, будут чувствовать себя лучше других – чем не повод вложиться в соответствующий ETF на долгосрок? А во-вторых, горизонт планирования у инвесторов через 10 лет, вероятно, увеличится на одно-два десятилетия. То есть, начав инвестировать, предположим, в 25 лет, человек сможет планировать увеличение своего капитала в течение не 35-40 лет, как сейчас, а, например, 45-50, в связи с более поздним выходом на пенсию. 

На этом горизонте с учетом сложных процентов он мог бы получить существенное увеличение капитала. Правда, остается открытым вопрос, можно ли рассчитывать на стабильную реальную доходность инвестиций в течение такого длительного периода. Не исключено, что финансовым властям во всем мире, в совершенстве овладевшим искусством манипулирования монетарными стимулами, удастся стабилизировать инфляцию в очень узком диапазоне, но при этом и экономический рост, и доходность долговых инструментов будут находиться вблизи среднего за многие годы уровня инфляции. Тогда прирост капитала будет чисто номинальным. Не исключено, что из-за этого следующее поколение инвесторов будет предпочитать вложения в собственное здоровье с целью как можно дольше сохранить работоспособность, а не в создание финансовой подушки на старость.

Читайте: Как начать экономить, если вы живете от зарплаты до зарплаты – 3 простых шага

Что касается инвестиционной деятельности самих страховых компаний, то она, по мнению Сергея Швецова, будет уходить на сторону. «Инвестиционная компонента деятельности страховых компаний уйдет на аутсорсинг. В ней нет чего-то такого, специального, что создавало бы конкурентоспособность. Если вы, страховая компания, умеете отлично управлять активами, то вы сегодня или завтра захотите привлечь нестраховые деньги и будете получать как управляющая активами компания дополнительную маржу от не связанных со страховым бизнесом источников. Поэтому сами страховые компании, если будут создавать такие компетенции, будут их создавать как управляющие компании, дочерние или сестринские, которые будут предлагать эти услуги несколько шире», – полагает он. 

Мнение

Роман Горюнов, президент НП РТС

Что касается робоэдвайзинга – сейчас такой массив информации и настолько широкий продуктовый ряд, и настолько усложняются продукты, что, наверное, в некоторой степени выбор инвестиционных стратегий действительно лучше автоматизировать. Некоторые компании уже инвестиционные рекомендации на базе искусственного интеллекта делают. Это, безусловно, неизбежное будущее.

Будут ли инвесторы приобретать себе роботов для инвестирования? Вряд ли. Им же нужны не роботы как таковые, а инвестиционные стратегии. Скорее, мне кажется, инвесткомпании научатся предлагать стратегии более индивидуальные.

Что касается эмитентов – мировой тренд на их укрупнение действительно есть. Условный Microsoft и иже с ним уже перестали быть только разработчиками IT-систем, а превратились в некие хедж-фонды, которые сами инвестируют в какие-то стартапы. Apple разрабатывает автомобили. Возникают универсальные игроки, которых сложно отнести к той или иной отрасли. С другой стороны, появляется огромное количество новых имен среди эмитентов. Общей тенденции мировой по снижению количества эмитентов пока не видно.

В России другая проблема – тут новых имен практически не появляется и количество эмитентов на самом деле сокращается.








Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи