«Urals мог бы стать новым эталоном на рынке нефти»

Михаил Темниченко, первый вице-президент СПбМТСБ 17.04.2018 10:45
1421

О развитии поставочного контракта на Urals и создании бенчмарка на этот сорт нефти, а также о привлечении иностранных участников рассказал в беседе с FO первый вице-президент СПбМТСБ Михаил Темниченко. 

Каковы планы развития контракта на Urals? Как можно оценить сегодняшний этап?

Прошел год с небольшим после старта. С одной стороны, срок довольно приличный. Хотя по меркам развития серьезных рынков год – это не так уж и много. Если мы посмотрим на практику других площадок, сколько там занимало создание действительно успешных контрактов, увидим, что время измеряется годами. Но первые итоги уже понятны.

Торги были запущены в очень жесткие сроки, было всего 6 или 7 месяцев на активную подготовку после того, как вышел план, подписанный вице-премьером Аркадием Дворковичем. Мы начали торги в конце ноября 2016 года. Это был в некотором смысле технический момент – запустили контракт, подготовили все необходимые документы и смогли в достаточно сжатые сроки подключить ту часть трейдинговой аудитории, которая была в зоне доступа. 

Понятно, что участниками стали российские нефтяные компании как потенциальные бенефициары этого проекта и ряд российских финансовых компаний, которые уже работали на биржевых товарных рынках.

После этого у нас наступил период создания условий для того, чтобы стать площадкой, где сосредоточится ликвидность по торговле российскими сортами нефти. Мы добились, чтобы на рынке постоянно присутствовала котировка на ближайшие три месяца путем формирования института маркетмейкеров из числа российских финансовых компаний. 

В течение года работали над сокращением спреда. Удалось с 50 центов сократить разницу между заявками на покупку и продажу где-то до 20. Это достаточно большой разрыв, но на таком уровне в рынок можно входить, занимать позиции и пытаться заработать на прогнозе цены российской нефти.

Теперь необходимо, чтобы на рынок вышли основные группы игроков, которые могут работать с контрактом. Поясню, контракт на Urals не ориентирован на мелкий биржевой сегмент, который, к сожалению, является основным типом клиентов на российском срочном рынке (Московской биржи. – Ред.). 

Мы не можем предложить компаниям, у которых на счете 100 тыс. рублей, контракт, требующий более полумиллиона одних только средств первоначальной депозитной маржи. На счете необходимо иметь более миллиона, а желательно – несколько миллионов рублей. 
Мы изначально понимали, что основная аудитория, которая торгует на нефтяных рынках, – это нерезиденты. Ясно, что российские нефтяные компании являются главными участниками этого рынка как продавцы физических объемов сырья, и с ними мы плотно работали, готовясь к запуску, и продолжаем работать сейчас. На сегодня крупные экспортеры подключены к торгам, часть из них («Газпром нефть», группы «Лукойл» и «Зарубежнефть») получили статус официального маркетмейкера, часть компаний готовится это сделать.

Они являются маркетмейкерами напрямую, без посредников?

Они напрямую являются либо членами биржи, либо членами секции. У них установлены терминалы нашей торговой системы. Задача российских нефтяных компаний – выставлять котировку на продажу. Законодательство, как известно, выделяет четыре типа таких программ: поддержание спреда, поддержание котировки на продажу, поддержание котировки на покупку и поддержание оборотов. У нас задействованы первые две программы.

А если говорить о привлечении международной целевой аудитории к контракту и перспективам того, чтобы Urals стал рассматриваться в качестве бенчмарка?

Прежде чем ответить на этот вопрос, остановлюсь на ситуации вокруг мировых бенчмарков в целом. 

Сегодня на нефтяном рынке сложилась система, при которой глобальными ценовыми эталонами являются Brent и WTI. До 70% всей нефти, торгуемой в мире, оценивается на основе эталона Brent, он изначально сформирован на базе месторождения Brent в Северном море. 

Порядка 30% остальных потоков нефти в мире оценивается на основе эталона WTI (североамериканский сорт West Texas Intermediate), нефть добывается в Оклахоме и Техасе, данный поток является базисным активом для фьючерсного контракта WTI на бирже NYMEX (входящей в группу CME). И на сегодняшний день это самый ликвидный фьючерсный контракт на нефть в мире.

Но сегодня глобальные эталоны часто подвергаются критике. Так, структура Brent претерпела существенные изменения: в «корзину», формирующую эталон, входят уже 5 сортов (Brent, Forties, Oseberg, Ekofisk, а с начала 2018 года – Troll). Эти сорта имеют различное качество и разные базисы поставки, что вызывает сложности корректной оценки эталона.

Бенчмарки испытывают определенную конкуренцию между собой (как и ценовые агентства, «отвечающие» за рыночные котировки).
В этих условиях и появляются перспективы формирования новых эталонов, это прежде всего касается российской нефти Urals. Сорт является наиболее объемным, ликвидным и репрезентативным экспортным потоком для европейского региона, обеспечивая около трети потребностей покупателей.

Есть еще один важный момент, Brent (североморская «корзина») – все-таки легкая, низкосернистая нефть (так называемая sweet), а основные потоки торгуемого сырья приходятся на среднесернистые. 

Получается, что когда участники рынка (в первую очередь в Европе) привязываются в ценообразовании к Brent, то берут на себя риск, связанный с разницей между стоимостью легкой нефти и нефтью со средней серой. Речь о дисконте, достигающем в некоторые периоды $3 за баррель. Это очень большая величина, если учесть, что на рынке при определении цены стороны борются за 5-10 центов.

Считаем, что Urals мог бы стать новым эталоном, а производные инструменты на базе котировки – удобным инструментом для управления рисками для всех категорий участников.

Мы в нашем проекте ориентируемся в первую очередь на европейских участников, работающих с Urals. Для нас было очень важным организовать присутствие российских нефтяных компаний на бирже с предложением – это сигнал для иностранцев, что они могут использовать биржевой контракт в своих операциях. 

Насколько удалось продвинуться в этом направлении?

За прошедший год – довольно серьезно. У нас есть достаточно большое количество контрагентов, с которыми мы регулярно проводим встречи по их выходу на рынок. 

Люди знакомятся с контрактом, при этом они видят ситуацию на рынке, когда Urals – уже де-факто эталон, демонстрирующий разницу между легкой нефтью и среднезернистыми сортами. 

Далее, в случае заинтересованности, наступает этап согласования подключения к торгам, в том числе юридических процедур. Кто-то готов выйти напрямую, а кто-то – через брокера. 

Как уже отметил, мы первоначально фокусировались на Европе: участвовали в мероприятиях в Лондоне и Женеве, проводили мероприятие Urals Day в Лондоне, где много трейдинговых компаний – потенциальных участников. С середины прошлого года, мы начали активно задействовать Азиатско-Тихоокеанский регион, презентовали контракт на конференциях в Пекине и Сингапуре. 

Участников в АТР интересует любая российская нефть, в том числе активно ведется диалог о контракте на сорт, поставляемый по нефтепроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан» – ВСТО. Мы этот биржевой контракт планируем в этом году окончательно подготовить и запустить торги. Базисом поставки выступит дальневосточный порт Козьмино.

Какие препятствия можете назвать в переговорах с иностранцами?

В ряде случаев, когда мы подходим к вопросам клиринга и расчетов в обсуждении с западными контрагентами, возникают вопросы, насколько все это может попасть под санкции. Несмотря на то, что сейчас клиринговый бизнес под такие риски не попал, западники перестраховываются. 

Кто-то говорит о необходимости сокращения размера спреда меньше величины в 10 центов. Кто-то говорит, что нужны более значительные обороты торгов, чтобы можно было собрать танкерную партию, то есть 720 контрактов в течение дня. Тем не менее, есть несколько иностранных компаний, с которыми обсуждаем маркетмейкерские программы. 

Есть также нерешенные вопросы с налогообложением иностранцев, которые напрямую работают на бирже. Это вопрос взаимозачета при положительной и отрицательной разнице в условиях колебания цены фьючерсного контракта. В данном случае возникает положительная либо отрицательная вариационная маржа. При существующей системе с каждого «плюса» надо платить налог, а «минус» нельзя зачесть на фьючерсе, который генерирует каждый день «плюс-минус». 

Мы надеемся, что необходимые поправки в Налоговый кодекс будут приняты уже в первой половине года.

Как обстоит дело с физическими поставками по фьючерсу на Urals?

Поставок пока не было, так как для этого необходимо собрать полную танкерную партию в 720 контрактов, поэтому фьючерсы в настоящее время закрываются расчетным образом.

Но мы целенаправленно ведем подготовку к поставке – сейчас на рынке появилось несколько крупных иностранных игроков, которые могут выступить в качестве покупателей.

Отмечу здесь, что у нас прямыми участниками торгов является пока ограниченный круг компаний- – нерезидентов. Это Rosneft Trading S.A., VTB Capital Trading Limited, London, Zug branch, OCIL (часть холдинга «Открытие», перешедшая к группе МКБ, сменив название на Sova Capital., – Рред.), Omega Funds Investment Limited, Integral Petroleum S.A. Другие участники из числа крупных мейджоров рассматривают вариант работы через брокера. 

При этом на рынке сложилась практика, по которой при заключении сделок в различных сегментах нефтяного рынка, в первую очередь с фьючерсами, свопами и т. п., компании осуществляют операции через один-два крупных банка, оказывающих им клиринговые услуги. Вполне нормально, что большинство иностранных трейдеров хотят работать по привычной схеме.

Мы сейчас активно работаем с рядом иностранных банков на предмет выхода на рынок и предоставления здесь клирингового обслуживания для иностранных клиентов, с несколькими близки к договоренностям. 

Интересен также пример работы с OCIL. Данная компания признана британским регулятором на финансовых рынках и имеет все лицензии. Через нее у нас сейчас выходят на торги несколько крупных клиентов. 

Можно ли подробнее рассказать о китайском направлении работы?

Мы подписали два меморандума о сотрудничестве с Шанхайской биржей нефти и газа (SHPGХ) и с Шанхайской ассоциацией внебиржевых товарных деривативов, на базе которых мы планируем выстроить работу по привлечению к нашему проекту. 

Есть несколько вариантов: либо мы будем использовать маркетинговую схему, когда они фактически станут агентами по продвижению нашего продукта, либо создадим техническую схему брокерского обслуживания с кем-то из крупных китайских банков. 

Пока ориентируемся на ICBC, поскольку на сегодняшний момент это единственный банк, который имеет «дочку» в России с полным набором лицензий, включая работу на финансовых рынках. ICBC является клиринговым банком на Шанхайской бирже. Наша клиринговая организация сейчас согласовывает договор с ICBC, чтобы они могли выступать расчетным банком на нашем рынке и организовать прямой выход китайцев на СПбМТСБ.

Мы подробно поговорили про нынешний этап торгов, про возможности подключения клиентов как из Европы, так и из АТР. Вернемся к теме формирования прямой котировки Urals, эталона. Какие тут возможны новые подходы? 

Мы до последнего времени занимались пока только рынком поставочных фьючерсов. Он, безусловно, очень важен, является базой для проекта, дает котировку фьючерса на три ближайших месяца. Однако этого недостаточно для формирования рыночного индикатора, подобного Dated Brent, который предоставляет американское ценовое агентство Platts и на котором основываются сегодня игроки рынка при торговых операциях. Мы сейчас подготовили собственную модель, взяв какие-то элементы из схемы ценового агентства.

Platts использует для оценки Brent определенную систему регистрации сделок. Однако на рынке Brent в среднем за месяц происходит лишь около восьми реальных сделок с поставкой. В этих условиях Platts разработана сложная методология, основанная на заявках на покупку и продажу, а также экспертных оценках и инструментах финансового рынка. Одним из инструментов являются еженедельные контракты на разницу между ценой фьючерса и котировки поставки в конкретные даты (CFD). 

Похоже на систему создания индикативных котировок Libor?

Это действительно так, мы разрабатываем схожую методологию. Формируется группа активных участников рынка, которые будут предоставлять свое видение цен СFD, один раз в день в фиксированное время (без обязательств по заключению сделок). На базе этих оценок мы получим усредненное значение, а затем выстроим понедельную кривую.

Далее мы можем взять цену ближайшего фьючерса (скажем, $60), складываем накопленные понедельные значения по CFD, допустим, за 6 недель до экспирации, вычитаем это значение из цены фьючерса. Если в сумме за полтора месяца у нас получилось, допустим, 80 центов, то индекс Urals на сегодня составит $59,2.

Торги нефтью и газом изнутри СПбМТСБ – спецрепортаж

Затем эта котировка (Urals Index) начинает публиковаться, и именно она становится ориентиром, фактически бенчмарком, на который все начинают смотреть, а в перспективе – использовать в контрактах. 

В ближайшее время мы будем дорабатывать методологию и инструментарий, формировать клуб уважаемых участников рынка, в который должны войти и российские нефтяные компании, и зарубежные покупатели и трейдеры. 

Вы в прошлом году заключили соглашение о сотрудничестве с Мосбиржей, насколько оно повлияет на реализацию основных проектов? 
Соглашение направлено в первую очередь на совместный маркетинг: конференции по товарно-сырьевым рынкам, по спотовому и деривативному трейдингу, на обучение клиентов и т. д. Наша совместная работа, конечно, обеспечит больший уровень прозрачности на всех рынках, где биржи организуют торги, новые возможности для вовлечения российских и зарубежных участников. 

Но сотрудничество касается далеко не только фьючерсов на Urals, которые, как мы говорили вначале, слишком «тяжелы» для клиентов срочного рынка Московской биржи. У нас есть производные инструменты на индексы нефтепродуктов на внутреннем рынке, которые как раз и подходят для участников такого уровня. С ними могут работать владельцы АЗС, транспортные компании и даже физические лица. И здесь у нас с Московской биржей – самые широкие возможности для взаимодействия.

Автор – Иван Шлыгин

Подписывайтесь на Financial One в соцсетях:

Facebook || Вконтакте || Twitter || Youtube





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи