Три стрелы «абэномики»

Фото: Galleryhip.com
Наталья Юрьева 26.05.2015 00:11
3687

Почему российский рубль не пошел курсом японской иены.

«За первые три месяца 2015 года российская валюта по своим показателям перешла из разряда худшей в мире в категорию лучшей, опровергнув прогнозы даже самых точных в своих предсказаниях аналитиков», — заявляют эксперты агентства Bloomberg. Рубль в первом квартале окреп на 4,4%, хотя Банк России понизил свою учетную ставку в целом на 300 базисных пунктов, а нефть марки Brent стоила в среднем $55,17 за баррель, или на 29% меньше, чем в предыдущие три месяца. «Рубль укрепился даже больше чем нужно. Снижение национальной валюты было связано с бегством от рубля, сейчас процесс обратный. Те, кто раньше вкладывался в иностранную валюту, выходят из нее», - говорит министр финансов РФ Антон Силуанов.

Всегда ли это трагедия, когда падает национальная валюта? С таким вопросом в недавнем интервью я обратилась к главе Минэкономразвития Алексею Улюкаеву. К примеру, премьер Японии Синдзо Абэ (на фото) в 2012 году сделал снижение курса иены главной целью своей экономической стратегии. В итоге «японка» рухнула по отношению к доллару более, чем на 26%, и теперь японцы рапортуют о росте прибыли компаний. Более того, они не побоялись включить печатный станок и допустили инфляцию аж в целых два процента.

«Не то, что допустили, они к этому стремились, - ответил министр. - Страна прожила в состоянии нулевой инфляции двадцать лет... Но это рецепт, который имеет ограниченное хождение».

Почему ограниченное, к этому мы вернемся позже. А сейчас другое мнение.

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц считает, что абэномика (так теперь называют инициативы Синдзо Абэ) делает Японию лучом света в унылом царстве мировой экономики. Его аргументы мы тоже приведем ниже.

Что об абэномике думают сами японцы? Как сказал (правда, по другому поводу и в XVII веке) великий поэт Мацуо Басё: «Все волнения, всю печаль/ Своего смятенного сердца/ Гибкой иве отдай». Универсальный рецепт от любых финансовых напастей!

Японцы оценивают ситуацию взвешенно (ива ведь гнется в разные стороны), но с оптимизмом.

Кто прав? Попробуем разобраться.

Гибкая ива

«Мы-то привыкли, что инфляция – это беда. Но это когда она высокая. А когда низкая, то это нормальное состояние экономики», - говорит Алексей Улюкаев. Считается, что 2-2,5% в год – это необходимый баланс для поддержания деловой активности. То есть, если происходит дезинфляция – цены на активы снижаются – это значит, что нет никакого смысла вести деловой оборот, вы будете получать отрицательный результат. Отсюда и нулевой рост в Японии, который наблюдался почти двадцать лет.

Почему же этот рецепт имеет ограниченное хождение? По мнению российского министра, он годится только для экономик, экспорт которых несырьевой. Длительная китайская история с заниженным курсом юаня – как раз про это. Недооцененный курс китайской валюты создавал мощные экспортные возможности. Российский же экспорт в основном сырьевой. «Для нас курс важен для импортозамещения. Поэтому предположить, что снизится рубль - и расцветут все индустрии, не совсем правильно. Чтобы это было так, надо иметь большие неиспользованные резервы: мощности, производительные силы, незанятость. У нас же всего 5,3-5,4% незанятого населения и при этом 72% используемых производственных мощностей. Нам инвестиции нужны. А они во многом связаны с импортными технологиями, оборудованием, которые удорожаются со снижением курса», - говорит Алексей Улюкаев. Так что наши проблемы девальвация, мягко говоря, не решает. А японские?

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц изъясняется почти как Басё: «Абэномика представляет собой три стрелы, каждую из которых по отдельности можно согнуть, но все три вместе – никак». Собственно, этот образ подсказала сама «абэномика» и ее непосредственный автор - профессор Коити Хамада из Йельского университета.

Для выхода из кризисной ситуации им была предложена программа «Трех стрел». Первая стрела – решение проблемы цен путем накачивания экономики дополнительной ликвидностью. Вторая – бюджетное стимулирование инфраструктурных программ, что, прежде всего, должно подстегнуть экономический рост. И, наконец, третья стрела – это проведение реформ в госсекторе, которые способствовали бы привлечению инвестиций и росту потребления. То есть вся экономическая стратегия ставилась с ног на голову. Если прежде рецессия стимулировала дефляцию, а та, в свою очередь, - рецессию, то теперь экономический рост должен стимулировать инфляцию, которая окажется подспорьем для дальнейшего роста.

Но вернемся к Стиглицу. В запуске первой стрелы – монетарной политики - нобелеат увидел свою драматургию. Командовать печатным станком и запустить инфляцию (около 2% в год) был призван новый глава Центробанка Харухико Курода, прежде служивший президентом Азиатского банка развития: лучшего профессионала не найти. При этом, подчеркивает Стиглиц, если эффективность американского QE ограничивается поведением банков, удерживающих ликвидность и блокирующих кредитование, то японская монетарная политика сможет избежать этой проблемы: японцы умеют учиться на чужих ошибках. 

Второе – бюджетный стимул. Оппоненты Абэ припоминают, что Япония уже предпринимала нечто подобное и потерпела неудачу. Стиглиц предлагает им просто оглянуться по сторонам: польза от инвестиций в инфраструктуру видна невооруженным глазом, а безработица при этом никогда не превышала 5,8%.


Запуск третьей стрелы («рост») Стиглиц считает самым сложным для Абэ. «Рост» - это и реструктурирование экономики, и увеличение производительности труда и наращивание доступной рабочей силы (в том числе за счет женщин). При этом надо быть уверенным, что госполитика не мешает конкуренции в частном секторе, улучшить практику найма. Абэ на этот вызов ответил уже «на берегу», попросив японские фирмы увеличить вознаграждения работникам - и те согласились.

Словом, резюмирует Стиглиц, абэномика сработает: в Японии низкое неравенство, сильные институты, высокообразованная рабочая сила. Чем не луч света в унылом царстве мировой экономики.

Нельзя не заметить, что и нобелеат Джозеф Стиглиц, и российский министр Алексей Улюкаев говорили в принципе об одном и том же. С одной лишь разницей: все, что нужно для успеха (или, по крайней мере, для запуска) такой политики, в Японии есть, а в России – пока отсутствует. Почему – тема отдельного разговора. Сейчас же разговор о том, все ли пошло, как задумывалось, в Стране Восходящего Солнца.

Волнения и печаль

Испытания для японской валюты начались еще в 1971 году – с судьбоносной речи президента Ричарда Никсона, объявившего о «приостановке» обмена доллара на золото. Иначе говоря, об отмене золотого стандарта. Япония категорически не хотела увеличения роста иены к «американцу», хотя Никсон откровенно к этому призывал. Напомним, c 1897 года иена стала золотой - 0,75 г. Первая мировая этот союз разрушила. Золотой стандарт возвращался еще не раз, но в 1933—1939 годах Япония вступила в стерлинговый блок, а после второй мировой и до 1971-го курс иены был закреплен за долларом.

Начавшийся в 70-х долларовый коллапс, угрожавший стремительным ростом иены, японцы хотели переждать: конкурентоспособность экспорта была прежде всего. За несколько месяцев Токио скупил миллиарды долларов, надеясь, что образовавшееся положительное сальдо по торговому балансу - дело временное. Но в конце концов, все шло к тому, что доллары, к тому же не обеспеченные золотом, остались бы единственной резервной валютой Банка Японии.

Токио сдался и позволил курсу иены подняться на 30% по отношению к «американцу». Через два года, в связи с новой девальвацией доллара, иена ушла в свободный полет. В ходе дальнейших ревальваций «вес» иены увеличился еще больше. В последние годы соотношение держалось примерно на уровне 100 иен за доллар.

Что теперь? «Падение курса иены означает, что экономические меры были проведены успешно», - уверен теперь Синдзо Абэ. Японские акции поднялись до самого высокого уровня за последние пять лет. Индекс Nikkei 225, который отличается большим консерватизмом, подскочил на 2,9%, чего не наблюдалось с начала 2008 года.

Ослабление иены приветствуют японские экспортеры – производители автомобилей и электронной техники, краса и гордость японской экономики. Правительство одобрило рекордный по объему бюджет на 2015 год, который призван подстегнуть экономический рост. Социальные выплаты увеличатся на 3,3%, и составят почти треть от расходов, что важно в связи с демографическим старением населения. Расходы на оборону повысятся на 2% - такую цель ставил кабинет Абэ.
Сдерживание расходов на другие сектора и рост налоговых поступлений, как считают в правительстве, позволят сократить выпуск государственных облигаций до самого низкого уровня за 6 лет. Наконец, Япония среди стран «семерки» начала демонстрировать самый высокий рост.

И все же. Гибкая ива качается и в противоположную сторону.

Автор книги «Правда об абэномике», профессор Норико Хама позволяет себе неакадемические вольности, называя новый курс не иначе как «тупономикой». Немало у него пусть и более сдержанных, но единомышленников. Почему?

Высокие цены на акции и удешевление иены, по мнению оппонентов, не являются следствием экономического восстановления. Растет опасность превращения Японии в экономику мыльного пузыря. То есть, в результате монетарного смягчения капитал переходит в акции и недвижимость. Как говорит Норико Хама, растет мыльный пузырь «мира денег», а для обычных людей и их повседневного «мира вещей» продолжается дефляция. Критика, конечно, отдает социализмом: мол, в итоге прибыль получают только те, кто владеет акциями и недвижимостью, то есть, олигархи и прочие богатые.

Но обозначились и такие неприятные явления, как рост торгового дефицита и волатильность на рынке облигаций (разница между доходом по 10-летним гособлигациями и по 10-летним казначейским облигациям США – главный стимулятор изменения курса USD / JPY.). Пошел рост цен на продукты и энергоносители – газ и нефть: ослабление иены сделало импорт более дорогим.

Капиталоемкие расходы домохозяйств и увеличение зарплат, которые нужны были для остановки дефляции, по мнению критиков, себя не оправдали. Абэ рассчитывал, что рост ставок вызовет эффект домино: компании начнут увеличивать штаты и зарплаты, а домохозяйства - много тратить, продажи простимулируют производство, что привлечет инвесторов. Далее - по схеме развития процветающей экономики.

Идеальные схемы, как показывает опыт, срабатывают редко. Но рост все-таки пошел. Хотя при этом случилось в Японии нечто типично российское: из страны побежал капитал. Причем необязательно за границу – он уходил во внутреннюю эмиграцию. Из-за подешевевшей иены инвесторы начали вкладываться в евро (не гнушаясь рисковыми ценными бумагами Италии и Испании). А давние партнеры и добрые соседи - Китай и Южная Корея, будучи по совместительству конкурентами Японии, стали намекать на возможность валютной войны.

Кому война, кому…

Мировая экономика находится в состоянии валютных войн, считает президент банка Goldman Sachs Гэри Кон. Девальвация национальных валют стала «одним из самых простых способов стимулировать экономику»: снижая курс, вы стимулируете экспорт и туризм. Теперь в состоянии «войны» находится Япония с ее девальвацией иены. Этому процессу пытается противостоять евро, продолжает финансист. США пока «сидят и наблюдают». Надолго ли такое бездействие? По мнению Кона, курс доллара по мере повышения ставки ФРС будет расти. МВФ, в свою очередь, ожидает повышения ключевой ставки в середине 2015 года.

Как тогда поведет себя японская валюта? В любом случае, операции по паре «иена/доллар» станут крайне интересными.

Что же касается абэномики, то, как считают эксперты, ключ к ее секретам - в руках иностранных инвесторов, для которых падение иены стало источником прибыли. Но с рынком, тем более, столь глобализированным, игры опасны. Хотя подсказки есть.

К примеру, оживился японский артрынок. Слабая иена стимулирует экспорт и продажу коллекционных произведений искусства. За первое полугодие 2014 года оборот японского рынка прекрасного составил $30,7 млн – далее эксперты ждут побития всех прежних исторических рекордов (сейчас это самый высокий оборот с 2009 года). В ходу местный авангард (школа художников основанной в 1954 году группы Gutai). В июне 2014 года одна такая работа ушла на Sotheby's за €3,9 млн.

Как говорится, о сколько нам открытий чудных…

Япония, как и ее валюта, это для финансового гурмана. «Вот причуда знатока!/ На цветок без аромата/ Опустился мотылек». Задумайтесь. Лучшее наставление для инвестора от великого Басё. Вписывается ли в него российский рубль?.. 







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи