Экспертиза / Financial One

Топ-10 причин для шока от Saxo Bank на 2020 год

Фото: facebook.com
1221

Хотя эти предсказания не представляют собой официальных рыночных прогнозов Saxo на 2020 год, они предупреждают, что многие инвесторы могут заблуждаться, оценивая вероятность наступления вышеупомянутых событий как пренебрежимо малую.  

Это попытка исследовать пределы возможного, пусть и не всегда вероятного. Естественно, самые разрушительные (а значит, шокирующие) события наиболее неожиданны.

Все шокирующие предсказания этого года связаны с подрывом устоев, ведь нынешнее положение вещей неизбежно поменяется. Не потому, что мы этого хотим, а просто потому, что продолжение тенденций последнего десятилетия ввергло бы общество в войну с самим собой: рынки оказались бы заменены правительствами, монополии стали бы единственной бизнес-моделью, а общественные обсуждения – чрезвычайно поляризованными, обрывочными и совершенно предвзятыми. 

В нынешней обстановке отрицательные процентные ставки используются для того, чтобы лишить бедные домохозяйства, пожилых и студентов доступа к ипотеке – регуляторные требования достаточности капитала не дают этим группам брать кредиты. Поэтому им приходится платить за аренду жилья вдвое больше, чем за владение: это своего рода налог на бедность, усугубляющий неравенство. В результате целое поколение остается без сбережений, нужных для приобретения собственного дома, часто единственного крупного актива, на который могут рассчитывать домохозяйства с низким и средним доходом. Мы отвергаем сам экономический механизм, который сделал старшие поколения «богатыми» и создает постоянную имущественную разницу между поколениями. 

Мы считаем, что в 2020 году главной темой станет резкая смена заведенного порядка вещей. В этом году маятник политической обстановки, монетарных и фискальных курсов, а также стратегий защиты окружающей среды может качнуться в другую сторону. В политической сфере это может означать внезапный провал популистских идей и замену идеи разделения идеей «заживления». В экономическом регулировании центральные банки могут отойти в сторону и, может быть, даже частично нормализовать процентные ставки, а на освободившееся место встанут правительства с расходами на инфраструктуру и климат. 

1. Двойной выигрыш для России и в зеленой, и в черной энергетике

В 2020 году ОПЕК и Россия, видя замедление добычи сланцевой нефти в США из-за низкой доходности инвестиций, не упускают возможность и объявляют о новом сильном сокращении добычи. Одновременно следующий этап IPO компании Aramco обеспечивает ее желаемую оценку для инвесторов за пределами королевства. Захваченный врасплох, рынок нефти спешит покрыть короткие позиции, хеджеры стремятся закрыть позиции, плохо защищенные от высоких цен, и марка Brent возвращается к 90 долл. США за баррель. Для России это огромная выгода, причем не только для «Роснефти», но и для финансов страны в целом: бюджет 2019 года был сбалансирован исходя из цены марки Urals в 49 долларов.  Акции «Роснефти», крупнейшей нефтяной компании России, взлетают на 50%. 

А вот мировая индустрия зеленой энергетики в 2020 году страдает от чрезмерной шумихи и низкой доходности инвестиций. И всё же увеличение внимания к климатической политике во всём мире продолжает повышать долгосрочный интерес к электромобилям и средствам контроля выбросов на транспорте. Россия оказывается в выигрыше на двух фронтах: во-первых, как крупнейший в мире поставщик палладия, используемого в автомобилях для улучшения качества воздуха. В 2019 году палладий был одним из самых быстрорастущих сырьевых товаров. К новому скачку в 2020 году его приводят триумфальный приход демократов в Белый дом и ужесточение норм выбросов в Индии. 

Второе направление – перевод аккумуляторных батарей для электротранспорта с кобальта на никель. Спрос на никель в 2020 году поднимается до небес. Правительства развитых стран субсидируют продажи электромобилей, и основные автопроизводители Германии, начиная полномасштабный переход на них, нуждаются в надежных поставках батарей. В то время как Индонезия ограничивает с января 2020 года экспорт никелевой руды, чтобы поддержать свою металлургию, российская ГМК «Норильский никель» наслаждается ростом спроса и цен. Как и у «Роснефти», ее акции дорожают на 50%. 

2. Внезапная стагфляция даст стоимости преимущество перед ростом

Фонд iShares MSCI World Value Factor оставляет далеко позади акции Facebook, Amazon, Netflix и Google (FANG), опередив их на 25%. Мир сделал полный круг после упразднения Бреттон-Вудской системы, когда он, по сути, перешел от обеспеченного золотом доллара США к чисто «бумажному». При этом возникли триллионы долларов заимствований, и не только в США, но и по всему миру. Каждый кредитный цикл требовал всё большего снижения ставок и стимулирования экономики, чтобы предотвратить полный коллапс американской и мировой финансовой системы. 

При предельно низких ставках и гигантском, всё растущем дефиците бюджета США приближение рецессии в Америке потребует от ФРС раздуть ее баланс до неимоверной величины, чтобы профинансировать новые расходы, вводимые Дональдом Трампом ради улучшения инфраструктуры в надежде переизбраться. Но происходит нечто странное: по мере углубления стимулирующих мер резко поднимаются зарплаты и цены, как раз по причине нехватки ресурсов и квалифицированной рабочей силы из-за недоинвестирования ранее.  Рост инфляции и доходности облигаций в свою очередь подхлестывает стоимость капитала, выбивая с рынка «компании-зомби» и заставляя других слабых должников отчаянно искать финансирование. Понимание, что ФРС будет только ускорять расширение баланса, а учетную ставку держать до жестокости низкой, приведет к крутой девальвации USD во всём мире. 

3. ЕЦБ сдастся и поднимет ставки

Европейские банки на пути к восстановлению: индекс EuroStoxx для банков поднимается в 2020 году на 30%. Несмотря на введение прогрессивной схемы, которое ослабило негативные последствия отрицательных ставок, банки всё равно на пороге кризиса. Они находятся в сложной экономической и финансовой обстановке: сверхнизкие ставки, усиление регулирования по правилам «Базель IV» (которые снова уменьшат доходность собственного капитала) и конкуренция со стороны финтех-компаний на нишевых рынках. Совершенно неожиданно в начале 2020 года новый президент ЕЦБ Кристин Лагард, которая ранее поддерживала отрицательные ставки, делает разворот и объявляет, что монетарная политика исчерпала свои возможности. Она указывает, что длительное сохранение отрицательных ставок по депозитам может серьезно повредить банковскому сектору Европы. Чтобы заставить правительства стран Еврозоны, особенно Германии, перейти к фискальному стимулированию экономики, ЕЦБ разворачивает свой монетарный курс и 23 января поднимает ставки. Вскоре происходит еще одно поднятие, которое выводит учетную ставку снова в ноль, а к концу года даже в небольшой плюс. 

4. В энергетике зеленый – не «новый черный»

Соотношение между биржевыми фондами VDE (ископаемое топливо) и ICLN (возобновляемые источники энергии) подскакивает с 7 до 12. Нефтегазовая промышленность после финансового кризиса бурно росла, дав с 2008 года до пика в июне 2014-го (когда Китай вытянул мировую экономику из кредитной рецессии) около 131% доходности. С тех пор на эту отрасль стали давить две мощные силы. Первая – это появление американского сланцевого газа и быстрая глобализация цепочек поставок за счет перехода на сжиженный газ. Затем состоялась революция американской сланцевой нефти, которая сделала США крупнейшим в мире производителем нефти и жидких нефтепродуктов. Вторая сила – растущее политическое и общественное влияние идей борьбы с изменением климата, которое привело спрос на возобновляемые источники энергии к огромному росту. Объединенное давление падения цен и избегания инвесторами сектора черной энергетики снизило оценку акций традиционных энергетических компаний относительно зеленых на 23%. В 2020 году инвестиционные прогнозы поворачивают обратно за счет сокращения добычи нефти группой ОПЕК, замедления роста неприбыльных сланцевых предприятий и активизации спроса в Азии. И мало того, что нефтегазовая отрасль в 2020 году станет неожиданным лидером, в индустрии чистой энергетики параллельно прозвучит тревожный звонок. 

5. Задолженность ESKOM ударит током по ЮАР

Мир обрезает Южной Африке кредитные линии, и курс USDZAR поднимается с 15 до 20. Плохой новостью становится сообщение правительства ЮАР в конце этого года, что ради поддержки электроэнергетической компании ESKOM и чтобы не оставить страну без света, бюджетный дефицит на следующий год придется увеличить до максимальных за десять с лишним лет 6,5% ВВП, тогда как в последние годы его удалось стабилизировать на уровне около 4% ВВП. Что еще хуже, Всемирный банк дает оценку, что внешний долг ЮАР за этот период более чем удвоился и превысил 50% ВВП. 

Фиаско ESKOM может переполнить чашу терпения кредиторов, и те больше не захотят финансировать страну, которая уже не первое десятилетие не может навести порядок в финансах и управлении. Другие некредитоспособные развивающиеся страны в 2020 году тоже будут затянуты в пропасть, доведя разницу в экономическом состоянии развивающегося мира до максимума за многие годы. ЮАР, шатаясь, побредет к дефолту. 

6. Президент Трамп ради сокращения внешнеторгового дефицита введет налог «Америка прежде всего»

Налог на всю иностранную выручку подрывает цепочки поставок и подстегивает инфляцию. ИПЦ растет, и доходность 10-летных защищенных от инфляции гособлигаций США благодаря всплеску внимания инвесторов достигает в 2020 году 6%. После достижения администрацией Трампа и Китаем хотя бы временного перемирия по таможенным пошлинам, валютной политике и закупкам сельхозтоваров 2020 год начинается с относительной стабильности на торговом фронте. Но в начале года экономика США начинает задыхаться, дефицит торгового баланса с Китаем не улучшается, так как Китай больше не может увеличивать объем закупок сельхозпродукции. 

Видя данные опросов, предрекающие ему сокрушительное поражение на выборах, Трамп теряет терпение, и его администрация в последней попытке перехватить протекционистскую тему выдвигает налог «Америка прежде всего». Система налогообложения бизнеса в стране полностью перестраивается в пользу внутреннего производства по принципу якобы «честной и свободной торговли». Все существующие пошлины отменяются, а вместо них вводится плоский 25-процентный НДС на всю валовую выручку на рынке США, которая получена от производства за рубежом. Торговые партнеры начинают горячо протестовать против этих, по сути, старых пошлин на новый лад, но администрация возражает, что иностранные компании могут свободно перенести производство в США и избежать налога. 

7. Швеция пускается «во все тяжкие»

Швецию охватывает серьезное изменение подхода к делам в прагматическую сторону: она начинает интегрировать в общество иммигрантов и снижать чрезмерный охват социальных служб, вводит мощные меры фискального стимулирования и этим круто поднимает курс SEK. Как нередко бывает в Швеции (например, в начале 1990-х там прогрессивным налогообложением довели экономику до краха), политкорректность относительно иммиграции доведена там до предела, за которым она превращается в свою противоположность. 

Игнорируется всё большая доля шведов, ставящих под сомнение действующую политику, им не дают высказать свое мнение. Парламентская демократия должна давать право голоса всем группам существенной величины, но крупные традиционные партии Швеции приняли необычное коллективное решение: игнорировать антииммиграционные голоса, доля которых среди избирателей уже превысила 25%. Оправдание было благое – всеобщая открытость и равенство, а также защита шведской открытой экономической модели. Но всё можно довести до абсурда, и любая модель должна быть способной изменяться при изменении обстоятельств. Остальные скандинавские страны теперь говорят о «шведской обстановке» как об угрозе, а не образце для подражания. Швеция сейчас в рецессии, и ее статус малой открытой экономики делает ее особенно уязвимой к глобальному экономическому спаду. Ощущение приближающегося кризиса, и социального, и экономического, создаст запрос на перемены. 

8. Демократы благодаря женщинам и миллениалам одержат чистую победу на выборах 2020 года в США

Выборы 2020 года дают демократам контроль и над президентским креслом, и над обеими палатами Конгресса. Акции крупных медицинских и фармацевтических компаний рушатся на 50%. В начале года для Трампа не обещают ничего хорошего ни данные опросов, ни настроения электората. Его победу в 2016 году обеспечили пожилые белые избиратели, а их доля в населении уменьшается: сейчас в США самым многочисленным поколением являются люди от 20 до 40 лет, настроенные гораздо более либерально. 

И миллениалы, и старшая часть «поколения Z» становятся там всё активнее настроенными против несправедливости и неравенства, связанных с накачкой активов центробанками, а также против изменений климата. Президент Трамп, как отрицающий последние, оказывается главным громоотводом. Левых голосов становится всё больше именно из-за отвращения к Трампу, которое в особенности высказывают женщины из пригородов и миллениалы. Демократы получают в народном голосовании перевес более чем в 20 млн голосов, усиливают контроль над Палатой представителей и, хотя с трудом, но захватывают и Сенат. Перевод системы Medicare на всеобщий охват и введение переговоров по ценам на фирменные лекарства намного снижают прибыльность этой отрасли. 

9. Венгрия выйдет из Евросоюза

С момента присоединения к ЕС в 2004 году Венгрию сопровождает экономический успех. Но теперь этот 15-летний брак под угрозой развода: ЕС запустил против Венгрии процедуру по статье 7 союзного договора, ссылаясь на вводимые в стране (фактически, ее премьером Виктором Орбаном) всё более жесткие ограничения на свободу и независимость прессы, суда, науки, меньшинств и правозащитников. Венгерское руководство отвечает, что страна всего лишь защищается – в первую очередь защищает свою культуру от массовой иммиграции. 

Это положение неустойчиво, и в 2020 году, по мере медленного продвижения процедуры по статье 7 через бюрократическую систему ЕС, сторонам станет еще труднее договориться. Орбан начинает открыто говорить о «кровном братстве» с Турцией в противоположность остальной Европе, и эта резкая смена тона совпадает с минимизацией европейских траншей в следующие два года. Венгерский форинт (HUF) начинает отступление и достигает курса 375 за евро, так как рынки боятся оттока капитала из-за пересмотра европейскими компаниями инвестиционных планов в Венгрии. 

10. Азия создаст новую резервную валюту, чтобы уйти от долларовой зависимости

Новая азиатская резервная валюта, поддерживаемая Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (АБИИ), снижает индекс доллара США на 20%, а относительно золота сбивает доллар на 30%. Ввиду углубления торгового конфликта и уязвимости к угрозам США превратить доллар (и контроль над мировыми финансами) в оружие, АБИИ создает новый резервный актив под названием «азиатское право заимствования» – Asian Drawing Right, или ADR, причем один ADR равен двум долларам США, что делает его самой крупной в мире валютной единицей.

Этот шаг очевидно направлен на устранение американского доллара из региональной торговли. Местные экономики заключают многостороннее соглашение о переводе всей торговли в регионе только на ADR. Россия и страны ОПЕК, крупные экспортеры нефти, с удовольствием присоединяются, понимая свою растущую зависимость от азиатского рынка. Переденоминация значительной доли международной торговли из американского доллара в другую валюту оставляет США еще меньше притока денег, нужного для финансирования обоих дефицитов – и торгового, и бюджетного. Всего за несколько месяцев USD слабеет на 20% относительно ADR и на 30% – относительно золота, так что спотовая цена последнего в 2020 году заметно превышает $2000.

Опиоидный кризис, что о нем нужно знать инвесторам

Опиоидный кризис начался в 90-ых годах и будет иметь далекоидущие последствия для всей индустрии. Власти США планирует наказать фармацевтические компании за неправомерную деятельность. 

Ожидаются крупнейшие штрафы, которые приведут к банкротству этих компаний, потому что эти выплаты очень большие. Однако если суммировать общий объем продаж, которые сделали компании, выплат бонусов менеджменту, владельцам компании и другим участникам цепочки, то получается, что компании совершившие противозаконные действия окажутся в плюсе.

Выплаты компаний

Основную исковую и, соответственно, финансовую нагрузку несет «большая тройка» дистрибьюторов, среди которых McKesson Corp., AmerisourceBergen Corp. и Cardinal Health Inc. Нагрузка будет распределяться в соответствии с долей рынка, которую компании занимают в сегменте производства препаратов на основе опиоидов. На данный момент представители данных компаний ведут переговоры с представителями истцов по поводу компенсации в $18 млрд. Предполагается, что данная сумма будет выплачиваться частями в течение 18 лет.

Продолжение







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи