Самый жесткий миноритарий

Денис Емельянов, Антон Вержбицкий 22.02.2013 16:27
6384

Prosperity Capital Management оказалась в топ-50 лидеров рейтинга хедж-фондов Bloomberg, опередив многих звезд мирового рынка. Компания управляет $4 млрд, являясь крупнейшим инвестором в российские активы. Хотя ее история началась лишь с $25 тыс., вложенных бывшим шведским дипломатом. Prosperity всегда готова отстаивать интересы инвесторов в судах и по праву сохраняет статус самого непримиримого миноритария в России.

Маттиас Вестман обучался в специальных войсках Швеции и готовился отражать вторжение Советского Союза в период Холодной войны. Он был курсантом в школе переводчиков, где учили допрашивать захваченных советских солдат. «Нас обучали получать информацию от русских, чем мы занимаемся и по сей день», — говорил в интервью Bloomberg Вестман. После он работал в шведском посольстве, но допрашивать пленных солдат ему не пришлось: Советский Союз распался, и Россия встала на путь более близкого ему капитализма. После распада Союза Вестман устроился в отдел корпоративных продаж шведского брокера Hagstromer & Qviberg. Тогда же ему удалось выяснить, что в 1993‑м начнется приватизация «Сургутнефтегаза». Он потратил все свои сбережения (около $25 тыс.), вложив их в бумаги этой компании. Инвестиции оправдали себя через полгода, превратившись в полмиллиона. «Пути назад уже не было», — шутит сам Вестман.

После этого он устроился на новое место работы в российский департамент инвестиционного банка Alfred Berg, входившего в группу ABN AMRO. Впрочем, проработал там недолго и уже в 1996 году организовал Prosperity Capital Management (PCM). Его партнером стал экс-коллега по посольству Пауль Леандер-Энгстромом, успевший к тому моменту поработать содиректором Brunswick Capital.

Вестмен.jpg

Маттиас Вестмен заработал кучу денег на российской приватизации


Школьник с ваучерами

Одно время Маттиас Вестман работал с 19‑тилетним специалистом питерской брокерской компании «Ленстройматериалы» Александром Бранисом, который пытался продать ему акции компаний из Санкт-Петербурга. Несмотря на юный возраст, тот имел кое‑какой профессиональный опыт. Правда, «Северная финансовая компания», в которой он до этого трудился, закрылась. Впрочем, такие мелочи не мешали юному финансисту строить карьеру, ради которой он бросил университет. Небывалый интерес Браниса к рынку подтверждает тот факт, что еще в пятнадцатилетнем возрасте он перепродавал ваучеры на каникулах, а также инвестировал чеки родителей. В тот период мало кто смотрел на «корочки»: желание разбираться в формировавшемся рынке были важнее. Вестман оценил по достоинству талант Браниса и в 1997‑м предложил ему должность аналитика недавно появившейся Prosperity. Несмотря на очевидные возможности, переезд пришелся на один из самых сложных периодов в жизни российского рынка. В 1998 году компания едва не разорилась: из нее побежали иностранные инвесторы, в результате чего активы под управлением рухнули с $250 млн до $35 млн. Но фонду удалось удержаться и восстановить позиции, а Бранис не только возглавил московский офис, но и стал директором и партнером.

Война с Чубайсом

После реорганизации РАО ЕЭС Александр Бранис не только входил в советы директоров крупных компаний, но и иметь доступ к чиновникам самого высокого ранга. С начала нулевых PCM и крупные иностранные фонды такие, как Hermitage Capital Management, Unifund, UFG, владели почти третьей частью акций РАО ЕЭС и рисковали понести существенные убытки от реорганизации энергетического сектора. Дело в том, что менеджмент энергохолдинга во главе с Анатолием Чубайсом предлагал распродать все электростанции по отдельности, что было выгодно энергозависимым потребителям (к примеру, производителям алюминия, таким как Олег Дерипаска). Металлурги недорого бы купили производителей электроэнергии, потребителями продукции которых сами же и являлись. Позиция же фондов и Александра Браниса сводилась к тому, что активы выделяемых из РАО ЕЭС предприятий должны быть пропорционально поделены между всеми акционерами холдинга.

Чубайс.jpg

Анатолию Чубайсу не раз приходилось спорить с Александром Бранисом

Конфликт был настолько жестким, что фонды во главе с Александром Бранисом требовали отставки Анатолия Чубайса. Ситуацию удалось разрешить только после привлечения главы Администрации президента Александра Волошина (не без участия Владимира Путина). Менеджмент РАО пошел на уступки и подключил к процессу реформирования энергохолдинга миноритариев, в том числе, Браниса. Итоговое решение учло интересы фондов: активы холдинга были разделены на Федеральную сетевую компанию (ФСК ЕЭС), системного оператора и генерирующие компании. А Prosperity, ранее владевший пакетом акций РАО ЕЭС, стал миноритарным акционером целого «букета» предприятий электроэнергетики.

Купить подписку на журнал Financial One

От ЮКОСа до «Роснефти»

Для объединения усилий миноритариев в 1999 году совместно с другими инвесторами Prosperity вступил в новую организацию — Ассоциацию по защите прав инвесторов (АПИ). В то время «Менатеп» Михаила Ходорковского заставлял миноритариев «Юганскнефтегаза», «Самаранефтегаза» и «Томскнефти» обменять свои акции на акции ЮКОСа с крайне невыгодными коэффициентами. С ЮКОСом ничего поделать не удалось, но развернутая АПИ активность привела к тому, что другие нефтяные холдинги при консолидации больше не рисковали «кидать» акционеров «дочек».

Свои интересы Александр Бранис отстаивает крайне грамотно и жестко, при этом всегда оставаясь в рамках закона. Одной из самых известных стала судебная тяжба c «Сургутнефтегазом». В марте 2004‑го фонды совместно с АПИ подали судебный иск с требованием признать казначейскими и погасить 62 % акций «Сургута», находившихся на балансе его дочерних предприятий.

Бранис.jpg

Александр Бранис управляет чужими деньгами всю свою жизнь

Такой шаг означал бы значительное увеличение доли остальных акционеров нефтяного гиганта и мог кардинально уменьшить влияние совладельца и главы «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова. Также встал бы вопрос о перераспределении огромных накоплений компании, которые сейчас оцениваются в $28 млрд. В итоге, суд встал на сторону менеджмента, однако история получилась достаточно громкой и в очередной раз подтвердила жесткую репутацию Prosperity. Список активных действий Prosperity очень широк: с владельцем «Северстали» Алексеем Мордашовым фонд спорил из‑за вывода «Карельского окатыша», судился из‑за оферты миноритариям ТГК-2 с сенатором Леонидом Лебедевым, жаловался президенту из‑за оферты ТГК-4 бизнесмена Михаила Прохорова, присоединился к иску против объединения «Уралкалия» и «Сильвинита» из‑за низкой оценки привилегированных акций последнего, писал письмо президенту с просьбой приватизировать и повысить капитализацию «Транснефти», которая, по их мнению, «занималась советской пропагандой» вместо выплаты дивидендов.

Новой целью Prosperity может стать сделка между AAR и «Роснефтью», так как глава последней Игорь Сечин сделал скептическое заявление о перспективах оферты миноритариям ТНК-BP. Сейчас в портфеле фонда Prosperity Voskhod акции нефтяной компании занимают 5 %. «У «Роснефти» действительно нет юридических обязательств выставлять оферту по российскому законодательству. Однако для компании было бы логично устранить миноритарное присутствие в корпоративной структуре после завершения поглощения, и PCM ожидает, что «Роснефть» это сделает», — говорится в отчете Prosperity Voskhod. Несмотря на это, Бранис считает, что корпоративные споры — это не то, чем ему хочется заниматься, и он бы предпочел думать о портфеле.

Справка.jpg

Секреты стратегии Браниса.jpg

Мы выяснили несколько секретов управления от Prosperity:

Горизонт инвестирования

Как правило, составляет три-пять лет.

В кого инвестируют

«Мы стараемся найти недооцененные компании, интересные с точки зрения дохода от роста курсовой стоимости и дивидендов, — говорит сотрудник Prosperity. — Покупаем за 30 центов то, что, по нашему мнению, стоит доллар».

Принцип инвестирования

Если акции неликвидны, существуют корпоративные риски или в Prosperity не знают чего‑то, что хотели бы знать об эмитенте, это должно быть полностью отражено в цене. Компания не ориентируются на индексы.

Поиск будущих лидеров

Prosperity, за очень редким исключением, не вкладывается в раскрученные «голубые фишки», полагая, что рыночная капитализация последних зачастую завышена. Вместо этого они ищут потенциально прибыльные, но еще не оцененные рынком по достоинству компании.

Аккуратность с IPO

Компания редко вкладывается в период IPO, так как считает, что отчетность может быть не совсем корректна. Они не любят, когда на них наседают эмитенты и инвестбанки.

Участие в советах директоров

Фонды Prosperity участвуют в управлении. Александр Бранис входит в состав советов директоров более десяти российских компаний, по большей части, из сектора электроэ- нергетики.

Лучший анализ рынка

Prosperity имеет прекрасный (если не лучший) на территории России аналитический департамент. Фонд руководствуется лишь собственными соображениями, не обращая внимания на рейтинги и чужие рекомендации. В то же время, в компании уделяют особое внимание мотивировке чужих аналитических отчетов.

Составьте собственный опрос для сбора отзывов пользователей





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи