Самые-самые биржи мира

21.11.2013 10:00
2379

Текст: Артем ЕЙСКОВ

Биржи отражают жизнь стран, в которых они созданы и действуют. На одном полюсе биржевой планеты можно найти самые современные компьютерные решения и торги, в которых миллисекунды имеют решающее значение для зарабатывания миллионов долларов. На другом — доску, на которой сотрудник в красном пиджаке маркером пишет котировки всех пяти акций, торгуемых на этой площадке. Поэтому трейдеру могут показаться необычными биржи, непохожие на его «родные» и знакомые.

Самая маленькая

На забавное звание самой маленькой биржи мира претендуют несколько площадок, расположенных в основном в азиатских и островных тихоокеанских государствах. Где-то торгуются две бумаги, где-то четыре, но лидирует в этом списке одна биржа, на которой трейдеры оперируют одной-единственной акцией, — это биржа королевства Камбоджи, расположенная в столице страны городе Пномпене. Первые торги на ней состоялись в апреле 2012 года, когда были заключены первые сделки с акциями столичной водопроводной компании. На настоящий момент эти бумаги остаются единственными доступными для инвесторов.

Планировалось, что до конца 2012 года к Пномпеньводопроводу присоединится еще 5–10 компаний, включая местные телеком и порт. Но медленное развитие — фирменный знак пномпеньской биржи. Первые решения о ее создании правительство приняло еще в 2006 году, в дальнейшем же значимые события на пути к открытым торгам происходили с периодичностью примерно раз в год. Тем не менее механизм запущен, и рано или поздно кхмерским инвесторам можно будет выбирать между разными бумагами и даже составить диверсифицированный портфель.

В будущее кхмерской биржи можно смотреть с осторожным оптимизмом. Во-первых, страна более-менее оправилась от коммунистического правления, вьетнамской оккупации и гражданской войны и теперь активно развивается, несмотря на то, что во главе правительства с 1979 года находится один и тот же лидер — Хун Сен. Для развития же предприятий и экономики в целом нужны ресурсы, а значит, возможности фондовой биржи рано или поздно будут востребованы. Вторая причина более прозаична: запуском и развитием Камбоджийской биржи занимается богатая и влиятельная Корейская биржа, постепенно захватывающая рынки небольших азиатских стран.

Южная и приватная

Из Азии отправимся на юг, чтобы найти самую южную на Земле торговую площадку, которая находится, как ни странно, на Северном острове. Правда, стоит учесть, что это Северный остров Новой Зеландии. С точки зрения географии это юго-западная оконечность Северного острова, где расположена столица Новой Зеландии Веллингтон. Он южнее австралийского Сиднея и тем более южноамериканских городов, в которых есть свои биржи.

Новозеландская биржа (NZX) образовалась в 1974 году после слияния нескольких мелких торговых площадок, существовавших до этого порядка 100 лет. В 1991 году здесь ввели компьютерную систему торгов и отменили традиционную торговлю «с голоса». По большому счету, самая южная биржа мира мало чем отличается от других приличных площадок: здесь, как и везде, торгуют акциями компаний, корпоративными и гособлигациями, а на отдельной площадке, принадлежащей бирже, — фьючерсами и опционами.

Впрочем, есть два отличия, делающих NZX совершенно уникальной в ряду традиционных бирж. Оба связаны с тем, что Новая Зеландия имеет собственную «белую нефть», составляющую основу национального благосостояния с точки зрения экспорта, — молоко. Новозеландские «Газпром» и «Роснефть» в одном лице — молочный кооператив Fonterra, крупнейший в мире производитель молока , объединяющий практически всех молокопроизводящих фермеров островов. Биржа не могла пройти мимо такого рынка и организовала на своей площадке торговлю молочными фьючерсами и опционами. С их помощью фермеры могут контролировать риски на очень волатильном рынке молочных продуктов. На бирже в основном торгуются деривативы на сухое цельное молоко, на сухое обезжиренное молоко, а также фьючерсы на обезвоженный молочный жир (по сути, топленое масло).

Биржи

Второе отличие новозеландской биржи — существование специального «частного» рынка, на котором торгуются только две бумаги, связанные с одной компанией: акции Fonterra Co-operative Group и паи трастового фонда акционеров Fonterra. Акции могут покупать только фермеры, входящие в кооператив. Это не просто ценные бумаги: покупка дополнительных акций дает фермеру право продавать кооперативу больше молока. Зато паи фонда доступны всем, любой инвестор может их купить, чтобы получить право на часть прибыли Fonterra. Фермеры, сама компания и маркетмейкер могут обменивать акции на паи и наоборот.

Вряд ли где-то еще в мире есть такая особенная, «приватная» часть биржи. О размере Fonterra по сравнению с остальным рынком говорит капитализация молочников: она составляет примерно 11 млрд новозеландских долларов, в то время как капитализация всех остальных торгующихся компаний (их больше ста) не превышает 70 млрд новозеландских долларов.

Самая северная и разрушенная

Мысленно перенесемся с крайнего юга планеты на крайний север. Самая северная биржа Земли находится не в Норвегии или Канаде, а в столице Исландии - Рейкьявике. Исландская биржа входит в обширное семейство торговых площадок Nasdaq OMX, точнее в ее североевропейское подразделение Nordic, и практически в нем не заметно. На бирже торгуется всего 13 акций, за тремя из них стоят компании, базирующихся на Фарерских островах, принадлежащих Дании. Соответственно, и торговля этими бумагами происходит в датских, а не в исландских кронах.

В целом исландский фондовый рынок намного более уныл, чем тот же новозеландский, но зато он имеет богатую историю.

В 2008 году на пике финансового кризиса рухнули большие исландские банки. В предыдущие годы они активно принимали депозиты от иностранных частных вкладчиков. Параллельно банки занимались опасными операциями, финансируемыми за счет краткосрочных кредитов. Когда стало понятно, что исландские банки испытывают трудности с рефинансированием кредитов, вкладчики начали забирать деньги. Возникла классическая ситуация бегства вкладчиков. В итоге потерпели крах банки Glitnir, Kaupthing и Landsbanki, которые в совокупности имели вес в тогдашнем индексе исландской биржи OMX Iceland 15 в размере 73,2%. Когда торги открылись после трех дней заморозки, в течение которых стало известно, что акции этих банков ничего не стоят, индекс рухнул примерно на 77%, то есть более чем в четыре раза. Учитывая, что за последний год перед этими событиями индекс уже потерял половину своей максимальной стоимости, биржевой крах приобрел исторические масштабы. В середине 2007 года OMX Iceland 15 достигал отметки 9000 пунктов, прибавив 500% за четыре года, но за следующие два года он упал до 220 пунктов, после чего был закрыт.

На смену неудачному индексу OMX с нового 2009 года пришел свежий, включающий всего шесть основных акций из чертовой дюжины, торгуемой в Исландии сейчас. Первое время индексы существовали параллельно, и сначала «новичок» падал так же, как и его предшественник: начав с 1000 пунктов, к марту он рухнул до 571 пункта. Но затем ситуация улучшилась: OMX Iceland 6 уже не раз видел отметку 1200 пунктов. В текущем году он чувствует себя неплохо: с начала января по середину октября рост составил 12%.

Самая доходная биржа и дохлая корова

Если уйти от исландского пессимизма, то самой высокодоходной для инвесторов биржей мира по состоянию на середину октября (по росту основного индекса с начала года), как ни странно, стала аргентинская — биржа Буэнос-Айреса. Тамошний индекс MERVAL с начала года прибавил 90%, а за последние 12 месяцев вырос на 126%.

MERVAL — это, собственно, название биржи, образованное из слов Mercado de Valores, то есть «рынок ценных бумаг». В индекс входит 13 бумаг, но 44% веса в индексе в сумме имеют три акции: банковская группа Grupo Financiero Galicia, трубная компания Tenaris и нефтегазовая Yacimientos Petrolíferos Fiscales.

Биржи 

Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер предпочитает не платить по долгам

Экономическая политика руководства страны и, в частности, президента Аргентины Кристины Фернандес де Киршнер, мягко говоря, далека от рыночных идеалов. В стране периодически проводится национализация крупных частных предприятий, быстро растут цены, правительство вводит различные ограничения оборота твердой валюты для граждан. Аргентина постоянно находится под давлением обманутых кредиторов после дефолта по гособлигациям в начале 2000-х, но демонстративно не отдает эти долги и не идет на переговоры. По инвестклимату страна занимает одно из последних мест в мире. И тем не менее — столь мощный рост фондового индекса. С чем он связан?

Первая причина чисто техническая. Индекс подсчитывается на основе цен акций, торгующихся на бирже за национальную валюту — песо. А она стремительно дешевеет — как по покупательной способности, так и по отношению к твердым валютам. Правда, в официальной статистике это почти не отражается, но цифрам, приводимым правительством страны, ни в Аргентине, ни за ее пределами давно никто не верит.

Вторая причина в том, что индекс MERVAL с середины 2011 года по середину 2012 года упал примерно в полтора раза — с 3400 до 2200 пунктов — и оставался на низком уровне вплоть до декабря 2012 года. Поэтому последовавшее далее движение с 2500 до 3800 пунктов было сильным отскоком. Летом 2013 года индекс вернулся к 3000 пунктов.

Однако третья причина, из-за которой в августе 2013 года началось мощное ралли, выведшее MERVAL на отметку выше 5000 пунктов, носит вполне фундаментальный характер. Августовские предварительные выборы в парламент Аргентины показали, что правящая президентская партия «Фронт за победу» не сможет получить в парламенте необходимого числа голосов, чтобы изменить конституцию страны ради третьего президентского срока Кристины Киршнер. Это значит, что самоубийственная экономическая политика страны после 2015 года может измениться к лучшему. С другой стороны, некоторые аналитики дали аргентинскому ралли издевательское название «прыжок дохлой коровы», перефразировав известное выражение «прыжок дохлой кошки» (необоснованный краткосрочный рост цен с последующим падением) с учетом аргентинской специфики.

Самая новая

Биржи создаются не каждый день; скорее, наоборот: новостей о слияниях и поглощениях больше, чем сообщений об открытии новых площадок. Поэтому появление значимой серьезной биржи — большое событие для рынка. Если все сложится удачно, то обещают стартовать торги на новой панъевропейской бирже Aquis. Точнее, это multilateral trading facility (многосторонняя торговая система). MTF не производят листинг акций на своих площадках, но позволяют трейдерам торговать акциями с разных ирж одновременно. Тем не менее, представители Aquis называют свое детище независимой биржей и рассчитывают превратить ее в серьезного игрока.

Aquis зарегистрирована в Соединенном Королевстве, но планирует объединить площадки 14 основных европейских рынков — от Скандинавии до Португалии. В сферу интересов новой биржи не попали страны Центральной и Восточной Европы и мелкие рынки. Забавно, что один из крупнейших акционеров Aquis — Варшавская биржа (30-процентный пакет акций), но Польша оказалась за бортом прогресса.

Биржи

За новой биржей стоят легко узнаваемые фигуры. «Лицо» проекта, его основатель и гендиректор — Аласдейр Хэйнс, бывший глава площадки Chi-X, человек с 30-летним опытом работы на европейском рынке. Совладельцами же биржи, помимо поляков и Хэйнса, стали бывшие легендарные и очень влиятельные топ-менеджеры банка Barclays Боб Даймонд и Рич Риччэ, купившие 45% акций компании на двоих. По крайней мере, так утверждает британская деловая пресса.

Как и любой амбициозный стартап, Aquis обещает революцию на фондовом рынке Европы. Впрочем, единственное революционное решение, предлагаемое Aquis, заключается в необычной форме оплаты ее услуг. Инвесторам не придется платить за каждую сделку, они будут подписываться на тарифный план с ежемесячной оплатой. В зависимости от стиля торговли.

Самая грязная

Коррупция, пирамиды, инсайд и манипулирование рынком в тех или иных масштабах есть на многих биржах. Если контроля нет или сами проверяющие нарушают правила, то для честной работы места может и вовсе не остаться.

Именно такая ситуация сложилась в 2009–2011 годах на Dhaka stock exchange в Дакке — столице Бангладеш. В этой стране с численностью населения, превышающей российскую, в конце 2000-х годов произошел настоящий биржевой бум: на торги вышли не только профучастники и грамотные любители, но и простой народ, часто даже не умевший писать. Этим решили воспользоваться коррумпированные чиновники и крупные дельцы, организовавшие совершенно невообразимые махинации. Чтобы обеспечить благосклонность чиновников из местного финансового регулятора, инвестбанкиры давали им взятки необычным способом: они проводили IPO компаний по заниженным ценам в пользу этих чиновников. После начала торгов цены на акции манипулятивно взлетали, коррупционеры их продавали и получали уже «легальные» доходы.

В деле были замешаны и сотрудники регулятора, которые закрывали глаза на нарушения. Например, торгующиеся на бирже компании завышали в своей отчетности размер активов, что вводило в заблуждение инвесторов и приводило к росту акций. Известен случай, когда чистый размер активов завышался в 34 раза.

В некоторых случаях организаторы IPO, которые брали часть акций на свою позицию, сознательно значительно завышали оценки компаний, а малограмотные инвесторы верили им и покупали бумаги. После окончания периода запрета на продажу бумаг организаторы немедленно продавали акции, а мелким трейдерам приходилось ждать роста. Эта практика распространена и в цивилизованном мире (достаточно вспомнить скандальное IPO Facebook), но в Бангладеш такие манипуляции были нормой.

Непонимание мелкими инвесторами особенностей ценообразования на акции приводило к анекдотичным ситуациям. В 2009–2010 годах 62 компании со слишком дорогими в абсолютном выражении акциями провели их сплит (дробление за счет уменьшения стоимости), чтобы они стали доступными всем инвесторам. Многие решили, что акции неожиданно резко подешевели в реальном выражении, и начали их скупку. В итоге «дешевые» акции до начала обвала без каких-либо фундаментальных причин подорожали в среднем в 7,5 раз, в то время как «дорогие» (по которым сплит не проводился) выросли в цене только на 46%.

Еще более удивительные события происходили с новыми акциями, которые компании выпускали с большими скидками для существующих акционеров. Это уменьшение доли существующих акционеров, и в такой ситуации акции должны дешеветь. Но в реальности этого не происходило, цена бумаг оставалась прежней, просто эмитенты «из воздуха» получали более высокую капитализацию.

Грязные торговые практики какое-то время были весьма «полезны» для рынка: индекс даккийской биржи DGEN с начала 2009 года по конец ноября 2010-го вырос с 2500 до 8900 пунктов. За это время общее число открытых счетов трейдеров увеличилось с 1 до 3,21 млн, а среднедневной оборот подскочил более чем в два раза. Крупные иностранные инвесторы все это время закрывали позиции и выводили деньги из страны, фиксируя огромную прибыль, полученную с середины 2000-х. Им на смену пришли местные банки и промышленные предприятия, которым казалось, что покупка любых акций приносит больший доход, чем основная деятельность.

Купить подписку на журнал Financial One

Но 5 декабря 2010 года индекс DGEN достиг исторического максимума на отметке 8918,51 пункта, а дневной оборот торгов побил все рекорды — 32,5 млрд бангладешских так ($460 млн). Банки и компании перед окончанием финансового года приступили к фиксации прибыли, чтобы показать ее в своих годовых отчетах. Цены акций начали падать. В следующие несколько дней акции падали и их продавали все, кто только мог.

Жару добавил и ЦБ Бангладеш, который решил «навести порядок» на бирже. Чиновники отправили 50 групп аудиторов в разные банки для проверки их инвестиций, а также начали расследование незаконного использования средств предприятий для игры на бирже. Банки и компании приступили к ликвидации «опасных» позиций, что только ускорило крах.

Биржи 

Инвесторы в Бангладеш не смогли сдержать эмоций

К 19 декабря основной индекс упал до 7654 пунктов, пережив дневное снижение на 6,71% — самое существенное в 55-летней истории биржи. В этот момент очнулось правительство: принадлежащие государству банки и государственная инвест компания при поддержке регуляторов начали скупать акции, чтобы поддержать рынок. Это принесло плоды: индекс закончил год на отметке 8290 пунктов.

Но с началом нового года падение продолжилось: 9 января DGEN потерял 7,75%, 10 января — еще 9%. Торги были остановлены. И тут на ситуации сказалась массовость фондового рынка в Бангладеш. Полуграмотные и непонимающие, что происходит, «инвесторы» вышли на улицы с требованием к правительству остановить падение цен и вернуть «все как было». Демонстрации так напугали власти, что они приняли экстренные меры: за счет вливания денег на рынок и принуждения банков к покупкам 11 января биржа пережила самый сильный рост котировок в своей истории: индекс DGEN подскочил сразу на 15,6%.

Позжее акции постепенно, но уверенно подешевели. В апреле комиссия, расследовавшая обстоятельства краха зимы 2010–2011 годов, опубликовала крайне жесткий доклад, в котором обвинила в незаконных и бездарных действиях правительство, регулятора, руководство биржи, крупных игроков, эмитентов. Комиссия потребовала у правительства назвать имена участников рынка, вовлеченных в махинации, но министр финансов Бангладеш Абул Мунит отверг это требование. Дальнейшее расследование было отложено в долгий ящик.

В октябре 2011 года индекс ушел в район 5000 пунктов, что в очередной раз вывело инвесторов на улицы. Однако ставшие уже традиционными протесты особого впечатления на власти не производили. Народные трейдеры, объединившиеся к тому времени в «Совет инвесторов бангладешского фондового рынка», объявили голодовку. Полиция разогнала протестующих и арестовала их руководителей, но в конечном итоге голодовка сработала: Банковская ассоциация страны в конце октября создала специальный «Фонд спасения» для рынка в размере $667 млн, что на какое-то время поддержало курс акций. Впрочем, ненадолго: когда в июле 2012 года индекс опустился ниже 4000 пунктов, инвесторы снова решили начать голодовку перед зданием биржи. Продлилась она, правда, чуть больше часа — пока не приехала полиция.

В нынешнем году индекс крупнейшей бангладешской биржи достиг многолетнего минимума, опустившись чуть ниже 3600 пунктов, после чего пошел в рост. С 1 августа старый индекс DGEN проводили на пенсию, на смену ему пришел новый, созданный агентством S&P, под игривым названием DSEX. Возможно, его ждет более светлое будущее.

Биржи







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи