«Просто читайте учебники»

Алексей Каленкович, Частный инвестор 13.05.2011 10:00
10631




Беседовали [Александр ПАТРИКЕЕВ, Константин СВИРИДЕНКО]

Опционы – очень интересный и привлекательный инструмент. Недаром рыночные профессионалы, ценящие низкие риски вкупе с большим потенциалом прибыли, активно торгуют именно ими. Искушенные трейдеры стараются не иметь направленной рыночной позиции и предпочитают торговать волатильностью. О своих подходах к работе с опционами с нами поделился один из них – Алексей Каленкович, в прошлом сотрудник инвесткомпании, а ныне частный инвестор.

- Расскажите о своем первом опыте торговли?
- Это была осень 1995 года. В то время я еще работал в сфере недвижимости, однако понимал, что это не мое, и подумывал о смене деятельности. Однажды, взяв в руки один из бизнес-журналов, увидел статью о рынке Forex. Работа на компьютере, графики, деятельность, предполагающая анализ данных, отсутствие необходимости общаться с клиентами – не работа, а мечта физика. Сразу же понял, что это мое. Хотя было очевидно, что это не халява, все достаточно сложно – меня это увлекло. К тому же меня всегда привлекали трудные задачи. Конечно, позже выяснилось, что Forex – это несерьезно, и никому не стоит этим заниматься. Но есть у него одно положительное свойство – он очень быстрый. Поэтому получить опыт анализа и трейдинга с его помощью очень легко, в том числе и отрицательный опыт. За полгода работы на Forex, можно наработать опыт, который получается посредством нескольких лет работы на рынке акций. Конечно же, деньги я проиграл, причем деньги были не мои, а заемные, поэтому с психологической точки зрения было нелегко. Но опыт оказался бесценным.

- Получается, можно считать, что Ваш торговый стаж более 15-ти лет? Или же после этого был какой-то перерыв в торговле?
- По сути, начиная с этого момента, я торговал все время. Другое дело, что у меня бывали периоды, когда я практически не проводил операций. Хотя всегда старался держать некий тонус и использовал любую возможность заниматься трейдингом, будь то небольшие собственные средства или капитал приятеля.

- Когда впервые попробовали работать с опционами?
- После неудачного опыта на Forex, было очевидно, что надо искать что-то другое. В то время я работал с частным клиентом, управляя его средствами. Он и предложил выйти на CME. Поначалу это были операции с валютными фьючерсами, поскольку у меня имелся достаточный опыт работы с валютой. Однако клиент сам предложил поработать с опционами, эти инструменты показались ему перспективными. Хотя на тот момент я ничего не понимал в опционах, перспектива получить опыт работы с ними меня, конечно же, заинтересовала. Опыт был получен, правда, клиенту это обошлось, как сейчас помню, в $16 тыс. Опыт был действительно бесценным, поскольку в условиях боевых торгов, побывав в совершенно различных ситуациях, я быстро понял суть этих инструментов. Я совершенно четко понял для себя, что опционы – это очень интересный и перспективный инструмент. Помимо того, что с их помощью можно строить различные позиции с интересным профилем доходности, комбинируя различные инструменты. А самым важным их качеством для меня стало отсутствие необходимости в стоп-лоссах. Это было крайне важно, потому что процедура выхода по стоп-лоссу была ненавистной для меня: с одной стороны, я понимаю, что без стопов работать нельзя, с другой, каждый выход по ним – это как шрам на сердце. У меня появилось устойчивое ощущение, что с помощью опционов можно построить что-то стоящее, с ними можно работать совершенно в других терминах, забыв о таких понятиях, как «лонг», «шорт» и «стоп-лосс». После первого, не самого удачного, опыта я еще год успешно торговал разработанную лично стратегию «на бумаге». Надо сказать, что она была весьма успешной, показывая доходность 60% годовых. Однако позже выяснилось, что это одна из известных и широко используемых комбинаций.

- А когда начали торговать на российском рынке опционов?
- Примерно в 2003-2004 годах, точно не помню, посетив одну из конференций по срочному рынку, узнал, что в нашей стране функционирует рынок опционов FORTS, пусть и не очень ликвидный на тот момент. Еще со времен работы на CME во мне жила уверенность, что опционы – это мой инструмент, в то же время, у меня не было ни возможности, ни желания искать инвестора для торговли на Западном рынке. Поэтому, узнав о существовании этого рынка, я открыл брокерский счет, начав торговать на собственные средства. К тому же, как раз в это время я получил в наследство несколько тысяч долларов, так что все было на руку.



Биография

Алексей Каленкович родился в 1966 году в год Огненной лошади в городе Новгород (сейчас Великий Новгород). С детства увлекался математикой, учился в математическом классе. После окончания школы перебрался в Москву, где продолжил обучение на Физфаке МГУ. По образованию физик-ядерщик. Трудовую деятельность начал в 1989 году в Институте ядерных исследований в Троицке, где, в том числе занимался программированием. В 1993 году ушел в сферу недвижимости, в которой довольно быстро разочаровался. Первый опыт торговли получил в 1995 году на рынке Forex в качестве частного трейдера. В 1997-м занял должность Начальника аналитического отдела компании ИК «Бюро Финансового Мониторинга», проработав там немногим более года. В 1998 году получил опыт торговли опционами на CME. В 2000-м продолжил трудовую деятельность в ИК «Бизон+» на позиции Начальника аналитического отдела, где на протяжении пяти лет вел софтверный проект. В 2005-м ушел в Брокерский дом «Открытие» на позицию аналитика, параллельно торгуя опционами на российском рынке. К маю 2006 года добился значительных успехов в торговле. К концу 2006-го перешел в УК «Открытие» на должность трейдера. В начале 2008 года уволился, окончательно перейдя на работу на себя. Разведен более 10 лет. Воспитывает дочь. Очень важное место в жизни занимает увлечение кундалини-йогой. Увлекается философией. Любимая музыкальная группа - «Сплин».

____________________________________________________________________________________

- Вы совершаете операции в «стакане» или предпочитаете работать через голосовых брокеров?
- «Голос» не может быть основой подхода к трейдингу – это одно из моих главных торговых правил. С «голоса» я работал только на CME, и то, насколько я помню, уже тогда были специальные программы. Сейчас работаю через собственные программные интерфейсы, некий комплекс программ, который подключается напрямую к промсерверу биржи. Раньше торговал через Quik.

- Вы самостоятельно пишите необходимый Вам софт?
- Не совсем. Я руковожу этим процессом, ставлю техническое задание своим программистам. Сам я могу написать код, поскольку имею богатый опыт программирования. У меня даже был длительный софтверный проект, растянувшийся на 5 лет, который я развивал в инвестиционной компании «Бизон+». К сожалению, он не дошел до коммерческой стадии. Но думаю, его время еще когда-нибудь придет. Я бы мог написать для себя софт даже лучше того, который получается сейчас, так как четко понимаю задачи, которые нужно выполнить, и неплохо программирую. Тем более, что софт для анализа опционов я самостоятельно писал, работая в должности аналитика в БД «Открытие». Но, на мой взгляд, невозможно одновременно торговать и программировать. Потому что оба эти дела требуют высочайшего сосредоточения, ведь и трейдинг, и программирование – это тонкие процессы.

- Расскажите о своем опыте работы аналитиком в «Открытии», в свое время это была чуть ли не единственная компания, которая делала качественную аналитику по опционам.
- Именно этими аналитическими отчетами я и занимался, в том числе их автоматизацией. Когда в 2005 году меня пригласили работать в БД «Открытие», мне предложили на выбор 2 позиции: трейдера и аналитика по опционам. Для работы трейдером у меня было мало опыта, поэтому я выбрал второй вариант, который позволил бы набраться опыта и разобраться во всем. Параллельно основной работе, которая позволила глубже изучить опционы, я проводил операции с ними на собственном счете.

- Работа аналитика ограничивалась лишь обзорами рынка опционов?
- Написание обзоров для клиентов было основной обязанностью. Конечно же, еще приходилось писать небольшие ежедневные внутренние обзоры, в частности, для трейдеров управляющей компании. Причем, они не ограничивались лишь рынком опционов, включая и прогнозы по рынку акций. Кстати, меня самого всегда удивляла точность моих прогнозов, мне удавалось предсказывать ситуацию гораздо лучше, чем коллегам по цеху или трейдерам.

- Раз речь зашла о прогнозах, возникает вопрос, верите ли Вы в технический анализ?
- На мой взгляд, теханализ работает. Другое дело, что он подобен астрологии, являясь феноменологической наукой, то есть наукой, основанной не на осознании внутренних логических связей, а на констатации того, что эти связи есть, но сами они непонятны. То есть объяснить взаимосвязи мы не можем, но мы их четко прослеживаем. По сути, все индикаторы теханализа имеют единую природу – это простое численное дифференцирование, усреднение по некому признаку.

- Что для Вас стало ключевым на пути становления как трейдера. Когда поняли, что Вы добились каких-то успехов?
- Для меня показателем успеха в трейдинге всегда была стабильность. А само понятие стабильности подразумевает некий длительный срок, измеряющийся, возможно, даже годами. Глупо говорить о стабильности, если ты успешно торгуешь месяц или даже полгода. В свое время я поставил себе цель – зарабатывать 30% годовых независимо от динамики рынка. К моменту, когда мне удалось показывать доходность от 25% до 40% годовых на протяжении пяти лет, я смог назвать себя трейдером. Именно после этого начал искать работу близкую к биржевой тематике.

- Когда Вы пришли к выводу, что можете зарабатывать на жизнь торговлей, и решили уволиться?
- Работая в БД «Открытие» на позиции аналитика, я параллельно активно торговал опционами, постепенно вырабатывая собственный подход к трейдингу. В какой-то момент понял, что моя торговля вполне успешна. А в мае 2006 года мне удалось достичь фантастических результатов, доходность составила 400% за месяц при практически полном отсутствии рисков. Именно тогда и пришло понимание, что смело можно увольняться, о чем я и заявил руководству. Однако, зная о моих торговых подвигах на ниве опционов, директор УК «Открытие» сделал мне весьма выгодное предложение занять позицию трейдера, от которого я не смог отказаться. Решение продолжить трудовую деятельность было связано с тем, что, несмотря на недавний успех, я уже тогда прекрасно понимал, что стабильная торговля в плюс – дело непростое. Ведь я показал столь высокий результат, используя некую специфическую ситуацию, и, когда она повторится, неизвестно. Не было понимания, как извлекать прибыль из любого состояния рынка, его еще только предстояло найти. Я был уверен в успехе, однако постоянное место работы обеспечило стабильность, предоставив нормальные условия для моих изысканий.
В начале 2008 года я нашел ответы на все вопросы, добился стабильного роста счета и окончательно созрел для ухода из компании. С марта 2008 года, вот уже более трех лет, я на «вольных хлебах», и ни разу не пожалел об этом.

- Как Вы решились уйти «на вольные хлеба» незадолго до кризиса? Интуиция не подсказывала, что может случиться что-то неординарное?
- Интуиция здесь не причем. Кризис не стал неожиданностью, он был вполне ожидаем. Еще в 2007-м я прекрасно понимал, что кризис неминуем, ожидая его осенью того же года. Думаю, каждый, кто работает в финансовой сфере, это осознавал. Наоборот, я ждал его наступления, чтобы избавиться от состояния некой неопределенности, действовать без оглядки. Ну и, демонстрируемая моей стратегией доходность позволяла пойти на столь решительный шаг. Так, за пару месяцев в начале 2008 года я вновь заработал 400%. Сложилась ситуация, что из-за работы я мог потерять гораздо больше, чем моя месячная зарплата, просто не вовремя оторвавшись от монитора или находясь в пути на работу.

- А как пережили сам кризис, последующий рост волатильности и сокращение ликвидности, ведь это было непростое время для рынка опционов?
- В теории, исходя из моей стратегии, я должен был неплохо заработать на кризисе. Однако эти времена связаны с одним из самых неудачных периодов в торговле, поскольку я оказался в весьма непростой ситуации. Связана она с валютным риском, который содержался в немаржируемых опционах на индекс РТС и в период бурного роста курса доллара в конце 2008 года он стал особенно актуальным. Многие помнят, в какое непростое положение попали покупатели опционов «глубоко в деньгах». Я был одним из тех, кого в те дни просто «развели». Потери могли стать катастрофическими. Речь шла не только о том, что мой счет мог растаять на глазах, я мог уйти в минус. Меня во многом спасло то, что я вовремя осознал всю серьезность ситуации и захеджировал валютную составляющую позиции опционами на доллар. В итоге, я чудом сохранил свой счет, однако немало потерял. Что касается 2009 года, несмотря на сокращение ликвидности, я активно торговал. Конечно, было непросто, но выбора не было, поскольку на тот момент мне нужны были деньги.

- Расскажите об основных принципах работы Вашего алгоритма.
- Я могу даже показать, поскольку мое рабочее место всегда со мной. Я торгую в любых условиях, будь то деловая встреча, отпуск или интервью, как сейчас. Был даже случай, когда я проводил операции, находясь достаточно длительное время в больнице. Главное – наличие интернета. Если вкратце, я торгую волатильностью исходя из собственной «улыбки волатильности». Именно эта «улыбка» является главным секретом моего алгоритма и залогом успеха стратегии. Заявки «в стакан» не выставляю, просто забираю объем с рынка. При этом все операции проводятся в терминах волатильности, то есть я даже не знаю, с каким опционом - Call или Put - совершаю сделку. После проведения операции и, как следствие, изменения позиции алгоритм, который осуществляет дельта-хеджирование, в автоматическом режиме в зависимости от настроек выравнивает дельту в 0 или иное значение. Есть у меня и робот-котировщик, но пока я использую не быструю схему работы с биржевой информацией. То есть в данный момент я не работаю, как robot_Panda, правда, мне это и не нужно. Я зарабатываю не на скорости, она всегда для меня на втором месте. Возможно, в будущем что-то изменится, может быть, даже буду выполнять функции маркет-мейкера.

- Получается, у Вас есть некая собственная «улыбка», относительно которой Вы оцениваете, насколько сдвинута биржевая кривая?
- Все верно. И я считаю это арбитражем. Дело в том, что я не воспринимаю рынок как истину в какой-то инстанции. Рынок – это лишь некое стечение текущих обстоятельств. А какова реальность, я полностью определяю сам, без оглядки на рынок. Точнее реальность, в моем понимании - это некий консенсус между собственным видением ситуации и текущей рыночной реальностью, хотя этот консенсус все же ближе к моему видению. Соответственно, если биржевая кривая выше моей «улыбки», я продаю волатильность, и наоборот. После чего за дело принимается робот дельта-хеджер.

- Вы всегда пропагандировали дельта-нейтральный подход к торговле?
- Первые мои успехи на российском рынке опционов связаны с направленными позициями, поскольку дирекционная торговля проще, в ней нет каких-то тонких моментов. Но это было до того, как мне удалось реализовать правильный подход к формированию кривой волатильности, то есть верную оценку текущей рыночной реальности. Ведь успех дельта-нейтральной стратегии зависит исключительно от того, насколько ты можешь быть уверен в своей оценке кривой волатильности, насколько твоя модель близка к реальности. Все остальное – технические детали. Подводя итог, можно сказать, что я вырабатываю методику построения кривой так, чтобы мои ошибочные представления о рынке несущественно влияли на конечный результат торговли. Такие методики есть, их надо лишь найти. И мне это удалось. Основная идея заключается в следующем: не надо ориентироваться на рыночную «улыбку» волатильности. Что касается новичков, им бы я посоветовал для начала поработать с направленными стратегиями.

- Как построить подобную верную «улыбку»?
- Просто читайте учебники, будьте как можно ближе к земле в этом отношении. Существует понятие волатильности, так нужно просто посчитать эту волатильность, а не смотреть на ту, что транслируется в терминал. Далее, конечно, возникают вопросы интерпретации исторической волатильности в термины опционной волатильности, выбора тайм-фрэйма для расчета волатильности и так далее. Это уже тонкие вопросы, и здесь необходимы математические изыскания.

- Вы строите исключительно дельта-нейтральные позиции. Значит, Вы не пользуетесь теханализом и вообще не следите за рынком?
- Не совсем так. В целом, я всегда имею какое-то мнение о рынке, потенциальном направлении движения, оцениваю те или иные сценарии развития ситуации. В зависимости от этого могу занимать не совсем нейтральную стратегию, а отчасти задавать небольшую направленность. Видимо, здесь играет роль мое аналитическое прошлое.

- На Ваш взгляд, дельта-нейтральные стратегии – это вершина профессионализма для опционного трейдера?
- Не совсем. Нельзя однозначно утверждать, что нейтральные стратегии лучше направленных. В любой области жизни лучшее решение – это некая «золотая середина», некая комбинация, оптимум. Это заложено самой природой. Сейчас, полностью уйдя от дирекционной торговли, я отчасти возвращаюсь к ней, пытаясь найти эту точку равновесия.

- Были ли случаи, когда голосовые брокеры, дески компаний или просто знакомые трейдеры обращались к Вам с просьбой прокотировать большой объем?
- Конечно, с голосовыми брокерами я раньше работал. И это был важный этап моего становления как трейдера и увеличения моего счета, но в дальнейшем я отказался от этой практики. Например, незаменимы они были в момент кризиса 2008 года, когда многим опционным трейдерам было непросто. Я перестал пользоваться их услугами просто потому, что это перестало вписываться в мою методику торговли. У меня сделки на опционах проводятся достаточно быстро, и сразу же осуществляется выравнивание позиции фьючерсом. В целом же, я абсолютно не против работы с ними. Последнюю сделку с голосовиками я провел осенью 2009 года. Думаю, сейчас их бизнес вряд ли процветает, учитывая растущий уровень «роботизации». Тем не менее, иногда мы встречаемся на различных мероприятиях и до сих пор с удовольствием общаемся.

- Какие еще важные факторы Вы могли бы выделить в качестве ключевых в процессе становления как трейдера?
- Важным фактором считаю нахождение некой собственной оптимальной меры риска. На это у меня ушло около десяти лет, и сейчас я беру максимально возможный для себя риск. Не хочу сказать, что это именно тот срок, который необходим. Более того, при правильном подходе стать профессиональным трейдером можно за 3-4 года. Поиск оптимальной меры риска – важнейшая веха в становлении трейдера, поскольку как чрезмерный риск, так и излишняя осторожность в торговле могут привести к плачевным результатам.

- Выделите основные компоненты успеха в трейдинге с точки зрения личностных характеристик человека.
- Я бы выделил 5 таких факторов для торговли: интуиция, аналитический склад ума, упорство, дисциплина, устойчивость психики. Человек, который обладает любыми четырьмя этими компонентами, может считаться крепким профессионалом. Обладающий тремя качествами, может мимикрировать под профессионала, достаточно качественно исполняя свои обязанности, но не «хватая звезд с неба». Начинающий трейдер имеет одну-две компоненты и пытается приобрести остальные, что откроет ему путь к успеху. Существует вероятность полностью раскрыть потенциал трейдера, и это дорога к совершенно другим результатам. Так, например, 4 компоненты – это 30% годовых, а пять – это 100% и даже 1000%. Пример профессионала, обладающего всеми необходимыми качествами, из другой сферы деятельности – многократный чемпион Формулы-1 Михаэль Шумахер. Считаю, что мне удалось стать «Шумахером в трейдинге», то есть раскрыть свой потенциал на все 100%.

- Принимали ли Вы участие в конкурсе «Лучший частный инвестор»?
- Нет, ни разу. По одной простой причине: я прекрасно знал, кто победит в конкурсе, если буду участвовать, как бы нескромно это ни прозвучало. По крайней мере, пару номинаций я бы взял. Денежный приз меня не интересует, известность, по крайней мере, пока тоже не нужна, в то же время не хочется, чтобы мою прибыльную стратегию анализировали остальные участники торгов. С другой стороны, я крайне заинтересован в дальнейшем развитии рынка опционов, а для этого надо показывать какие-то серьезные результаты, необходимо как можно больше обсуждать опционы. Поэтому я счастлив, что команда robot_Panda приняла участие в конкурсе и показала, какую доходность можно демонстрировать на рынке опционов. Ребята молодцы, они сделали ту работу, которую в том числе должен был сделать и я, но, честно говоря, струсил. Ну и, конечно же, я следил за развитием событий на конкурсе.

- Что за софтверный проект Вы вели на протяжении пяти лет?
- Весь аналитический софт, который существует в настоящее время, не обладает достаточным функционалом. Обладая богатым опытом торговли на различных рынках, я прекрасно понимал, что необходимо для успешного и комфортного трейдинга. И очень много из этого функционала даже сейчас нет в профессиональном софте. Мои разработки позволяли осуществлять бэк-тестинг МТС, причем таким образом, каким не позволяет ни одна из программ технического анализа. Если вкратце, это была некая технология работы с биржевыми данными. Она подразумевала, например, создание собственных индикаторов с помощью встроенного простого языка программирования, бэк-тестинг стратегий с возможностью получить срез на любой момент в прошлом. Сама технология, ядро были созданы, причем половину кода написал непосредственно я сам. Но этого было недостаточно, ведь всем нужны конечные коммерческие продукты. А это требовало значительного вложения средств, с этим и возникли проблемы, что и стало главной причиной, почему проект был заморожен. Не исключаю, что когда-нибудь я доведу этот проект до ума, потому что многие наработки сохранились. К тому же сейчас у меня гораздо больше опыта. И не стоит забывать, что на это я убил 5 лет жизни, причем последние 2 года, очевидно, зря.

- Зачем это Вам сейчас, когда Вы являетесь успешным опционным трейдером?
- Во-первых, подобный софт нужен мне самому. Приведу простой пример. Недавно мне необходимо было посчитать волатильность особым способом. Я дал задание своему программисту. Это вылилось в длительное обсуждение деталей, затем реализацию, как итог, на это было затрачено несколько дней. На реализованном мной в свое время «движке» это заняло бы около 15 минут. Причем, я был бы уверен в корректности расчетов, да и информация была бы более полной. Залог успеха в том, что это принципиально новая технология, некий технологический скачок.

- Вы торгуете на собственные средства или привлекаете капитал сторонних инвесторов? Работаете как частный инвестор или же у Вас есть юридическое лицо?
- Пока я торгую как «частник». На мой взгляд, это целесообразнее с экономической точки зрения: заплатил 13% налога и спишь спокойно. Однако в настоящий момент вокруг меня начинает складываться некий микроколлектив программистов. Раньше это был один человек, недавно появился второй. В будущем есть желание сформировать из них сильную команду для решения текущих задач, а также реализации тех IT-проектов, которые задумывались много лет назад. В этом случае, возможно, придется перейти в какую-то иную юридическую форму. Еще один вариант – вернуться в старый коллектив с новой командой для реализации конкретных проектов. Но это дело далекого будущего.

- Осуществляете операции только на FORTS и достаточна ли для Вас ликвидность? По Вашим оценкам, какую долю рынка занимаете?
- Работаю исключительно на FORTS, и в настоящий момент для моей стратегии ликвидности вполне хватает. Хотя, конечно, бывали дни, когда я делал до 25% оборота на индексных опционах. Например, такое случалось во время проведения ЛЧИ, когда я переворачивал свою позицию и, видимо, мой контрагент в «стакане» делал то же самое, а основная доля моих операций тогда, очевидно, пришлась на одного участника. Но это, скорее, исключение из правил. После кризиса были опасения, что рынок не восстановится, слишком многие тогда ушли с рынка опционов. Однако эти опасения в прошлом, рынку удалось восстановиться и продолжить поступательное развитие. Если же говорить об открытых позициях, порой моя доля в отдельных страйках доходит до 10%, но я считаю, что это вполне нормально.

- В таком случае можно ли говорить, что биржевую кривую волатильности отчасти формируете Вы?
- Нет, ни в коем случае. Дело в том, что кривая волатильности РТС строится исходя из активных заявок, находящихся в данный момент в «стакане». Я же не являюсь маркет-мейкером, а маркет-тейкером, то есть предпочитаю бить по чужим заявкам, а не выставлять свои в «стакан» или даже стоять спрэдом. Более того, я не хочу участвовать в формировании «улыбки» просто потому, что не понимаю, какой она должна быть. К тому же, как я уже говорил, у меня сейчас нет быстрых алгоритмов, позволяющих, по сути, котировать опционы. Здесь есть еще один важный нюанс: я в жизни предпочитаю приспосабливаться к ситуации, а не формировать ее. Можно сказать, что это мой стиль. Я вижу рынок и использую его, какой бы он ни был.

- Какие инструменты и сроки используете в торговле?
- Только опционы на индекс РТС, в основном по причине неразвитости своего софта. Хочется в будущем добраться и до остальных инструментов, хотя есть устойчивое ощущение, что основная ликвидность, а значит, и прибыль сосредоточена в индексных контрактах. Что касается сроков, работаю с ближайшими короткими и квартальными опционами, то есть одновременно с двумя сериями. По сути, торгую всем, что характеризуется высокой ликвидностью.

- Как оцениваете текущий уровень роботизации рынка опционов?
- С этой точки зрения рынок сильно изменился, особенно за последние полгода. Он стал гораздо более эффективным, профессиональным, видно, что любая возникающая неэффективность устраняется за доли секунды. Очевидно, что подобных алгоритмов сейчас на рынке множество, в этом сегменте не протолкнуться. Хотя было время, буквально четыре года назад, когда такие неэффективности я устранял, торгуя руками. Не ленился даже снимать заявки объемом в 1 контракт. И многие видели эти дисбалансы, но почему-то ленились забирать с рынка эти «легкие» деньги.

- Вы упоминали о доходности в 400%. Это результаты, показанные стратегией торговли волатильностью? Разве подобное возможно?
- Речь идет о доходности именно этой стратегии. Я прекрасно понимаю, почему возникают сомнения. Я бы и сам задал подобный вопрос лет пять назад. По сути, я занимаюсь арбитражем на кривой волатильности. Неужели, эта стратегия может давать столь впечатляющие результаты? Дело в том, что я не провожу стандартный арбитраж, не просто торгую волатильностью или совершаю маркет-мейкерские операции. Моя стратегия существенно отличается от классических, что и обеспечивает столь высокую доходность.

- Каков Ваш средний оборот по опционам в день или месяц?
- Если честно, такую статистику не веду. Я торгую достаточно активно, не бывает дней, когда не совершаю операций. Для примера, за неполный сегодняшний день робот провел около 800 сделок по фьючерсам и более 500 по опционам. Объем сделок существенно разнится: бывает и 1, и 100 контрактов.

- Какую долю от счета оставляете свободными при торговле в штатной ситуации?
- Задействую все средства на счете. Я не тороплюсь открывать позицию на весь капитал, но это постепенно происходит само по себе. Могу к середине срока обращения полностью «забить» лимит, затем «разгрузиться» или же «сидеть» так до конца. Все зависит от того, что происходит с рынком. Поскольку моя стратегия имеет арбитражную природу, позиция чаще всего тянется до экспирации, после которой она «схлопывается», если, конечно, не удается закрыть ее с прибылью раньше.

- А если происходит увеличение базового размера гарантийного обеспечения, например в преддверии майских или Нового года? Как боретесь с минусом, образовавшимся на счете?
- В основном, я формирую такие позиции, на которых повышение ГО не сказывается вовсе. То есть от расширения лимита колебаний цены и, следовательно, интервала, на котором производится оценка риска, оценка максимального риска моей позиции обычно не изменяется. Позиция с точки зрения системы расчета рисков является нейтральной на широком диапазоне изменения цены базового фьючерса. Ее основной риск приходится на значения цены фьючерса, близкие к текущей котировке. Поэтому расширение лимитов никак не сказывается на моей торговле. Кстати, отсутствие необоснованного роста обеспечения подобных позиций говорит о том, что в настоящий момент на FORTS реализована нормальная система риск-менеджмента. Если осенью еще бывали какие-то «перекосы», то сейчас все близко к идеалу.

- То есть Вы формируете позицию на широком диапазоне страйков, не ограничиваясь опционами недалеко от денег, и при этом у нее нет огромных рисков на краях?
- Конечно. Чтобы не соврать, посмотрим, например, текущую позицию. Сейчас при цене фьючерса немногим выше 200 000 пунктов, у меня есть позиции в страйках 160 000 и 220 000, пусть и не большие. Что касается краев, подобные позиции просто неэффективны с точки зрения соотношения доходность/риск. Меня просто не интересует такая доходность.

- Вы можете показать свою текущую позицию?
- Конечно (Показывает). Текущая позиция – это не очень большой секрет, и я смело могу показать ее вам. Главный секрет – это то, как я «рисую» «улыбки» волатильности.

- Вы говорили, что Вы как никто другой заинтересованы в росте ликвидности российского рынка. Что может способствовать этому?
- В этом смысле есть надежды на грядущее объединение бирж, конечно, если я правильно оцениваю происходящее. Оно может стать даже определяющим фактором роста ликвидности. Конечно, я понимаю, что сценарии могут быть совершенно разными: может стать как значительно лучше, так и хуже. Но в принципе, сочетание технологичности РТС и финансовых и протекционистских возможностей ММВБ может привести к положительному синергетическому эффекту. Объединение бирж может поощрить тех, кто раньше не выходил на срочный рынок, сделать это, может стать необходимым последним фактором. Например, это может способствовать выходу нерезидентов на рынок опционов, а это означает существенный приток ликвидности.

- А Вы не боитесь, что в случае выхода на наш рынок нерезидентов, Ваши стратегии перестанут приносить доход?
- Это непростой вопрос. С одной стороны, возросшие обороты – это очевидный плюс. С другой, велика вероятность, что более опытные и технологичные крупные иностранные участники «убьют» мой безрисковый арбитраж. И вы будете брать у меня уже другое интервью – в раздел «Самые громкие разорения».

- Как повлияло введение маржируемых опционов на Вашу торговлю?
- Маржируемые опционы – это безусловный плюс для моей стратегии. Не понимаю людей, которые мечтают о возвращении опционов с уплатой премии. Думаю, здесь возникает исключительно психологическая проблема. Маржируемость облегчает взаимозачет различных комбинаций инструментов и выгодна для сложных позиций. Без нее невозможно было бы построить такую грамотную систему расчета рисков, которая существует в настоящий момент.

- Рассчитываете ли Вы потенциальный размер ГО при открытии новых позиций и проводите ли стресс-тестирование существующих позиций с помощью библиотеки биржи РТС ClientGO?
- Библиотеку не использую, но мне это очень нужно. К сожалению, нельзя решить все сразу. Я собираюсь приобрести библиотеку и реализовать соответствующие доработки в программном обеспечении. До сих пор я обходился без самостоятельного расчета ГО лишь потому, что требования под мою позицию изменяются не столь существенно. Хотя порой при активной торговле проблемы с этим возникали. Еще во времена работы в «Открытии» я использовал софт для анализа последствий возможных сценариев развития событий, в компании уже тогда использовали подобную утилиту. Однако она была не слишком удобной в использовании. Я же пока не реализую ничего подобного лишь потому, что хочется сразу сделать удобный софт.

Купить подписку на журнал Financial One

- В конце прошлого года биржа РТС начала расчет Российского индекса волатильности. Ваше отношение к этому индикатору и насколько фьючерс на него будет полезен в работе?
- Честно говоря, не исследовал вопрос, насколько лично мне необходим запуск подобного фьючерса. Но если бы он появился, я, как минимум, попробовал бы торговать им. Если же он будет ликвидным, то с высокой вероятностью буду его использовать, поскольку четко представляю, для чего он нужен. Уверен, что фьючерс на индекс волатильности может сильно изменить структуру опционных торгов. Но в первую очередь, как мне кажется, он будет востребован среди участников торгов как спекулятивный инструмент. Кстати, не без гордости отмечу, что именно я в свое время был одним из тех, кто стоял у истоков создания индекса волатильности БД «Открытие», который впоследствии стал прообразом индикатора, рассчитываемого биржей РТС.

- Какие планы дальнейшего развития деятельности?
- Сверхзадача у меня следующая: выйти на западный рынок и попробовать добиться стабильного дохода. Конечно, это не будут сотни или тысячи процентов, меня интересует лишь любая стабильная прибыль. Если там все получится, то я открою здесь школу опционного трейдинга. Свои секреты мне хранить будет не за чем (Смеется). Тем более, что это «секрет Полишинеля», до которых умные ребята дойдут в свое время, те же «панды», например. К тому же, возможно, они уже примерно понимают все, либо близки к этому, а быть может, знают и что-то большее.

- А что, если в один прекрасный момент они окажутся на шаг впереди и начнут «отнимать Ваш хлеб», будут мешать зарабатывать?
- «Халяву» у меня уже давно отобрали, в последнее время мне стало заметно тяжелее зарабатывать, но сейчас это не столь важно. «Халява» была важна, когда у меня был небольшой счет. Сейчас, когда денег достаточно, я понимаю, что свое заработаю на каждой экспирации. А этого хватит на жизнь, на оплату услуг программистов и так далее. Прелесть опционного рынка в том, что на нем всегда есть масса способов заработать и есть то, что у меня не сможет отнять никто. Это как солнце, которое светит всем, и, если тысяча человек выйдет загорать, с меня не убудет. За праздник жизни опционных трейдеров, в конечном счете, платят «фьючерсники». Например, если в сделке на рынке сталкиваются два грамотных опционных трейдера, то есть один покупает, а второй продает, то заработать в итоге могут оба. И это абсолютно нормальная ситуация, ведь каждый из них работает по своей стратегии, и оба правы. Это базовое свойство опционов.

- Расскажите о том, как проводите свободное время. Ваше хобби?
- Увлечений масса, благо трейдинг на собственные средства позволяет уделять им достаточно времени. Очень важное место в жизни занимает кундалини-йога. Пишу стихи, даже опубликовал сборник. Увлекаюсь философией, есть огромное желание написать книгу философского содержания. Из менее серьезных увлечений можно выделить серфинг и фридайвинг. Конечно же, люблю читать. В настоящее время изучаю испанский язык.

- Можно ли предположить, что через год, пять или десять лет Вам надоест торговать? Что тогда будете делать?
- Я начал зарабатывать на рынке, только когда жестко нацелился на эту задачу. Сказал себе: «Нужны деньги». Но сейчас для меня зарабатывание денег не является главным в трейдинге. Я не получаю от этого процесса большого эстетического удовольствия. Скорее, трейдинг - это любимое занятие. Поэтому в настоящий момент не могу сказать, что хочу заниматься чем-то другим, хотя интересов у меня много. Так, на протяжении 15-ти лет крайне важная часть моей жизни – йога. Недавно провел в полном отрыве от рынка полтора месяца в Юго-Восточной Азии, занимаясь йогой. Начал задумываться, что, возможно, именно йогу надо сделать основой своей жизни. Поэтому не исключаю, что в будущем полностью откажусь от трейдинга. Ведь в данном случае речь идет об истинном дауншифтинге. Кстати, считаю, что именно кундалини-йога помогла добиться успеха в торговле, позволив выстроить ту самую действующую схему с пятью ключевыми компонентами успеха, заставив все это работать.

Составьте собственный опрос для сбора отзывов пользователей





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи