Петр Камболин: «В индустрии хедж-фондов русские воспринимают друг друга как конкурентов»

Гюзель Губейдуллина, Фото: Петр Камболин 09.12.2016 12:03
4936

Основатель хедж-фонда Systematic Alpha Management с офисом на Манхэттене и русскими сотрудниками работает на финансовых рынках с 1995 года. За это время Петр Камболин пережил несколько кризисов, взлет и падение активов под управлением. О том, как развивать бизнес в высококонкурентной индустрии хедж-фондов, финансист рассказал Financial One.

Москвич Петр Камболин оказался в финансовой столице мира в совсем юном возрасте. Его отца, который работал в американо-советской торговой организации «Амторг», направили в Нью-Йорк в командировку по контракту на несколько лет. Между русской школой при консульстве и обычной американской школой на Манхэттене девятиклассник Петр выбрал последнюю. И сразу пошел в класс выше, чтобы закончить учебу через два года, как и российские сверстники. В 1991 году он поступил в недорогой Baruch College, где получил диплом бакалавра в области финансов.

Финансовую индустрию Петр выбрал по двум причинам. Первая – фильм «Уолл-стрит» с Майклом Дугласом, который произвел на бывшего советского школьника неизгладимое впечатление. Вторая – профессор по финансам, который вместо того, чтобы изучать со студентами формулы и прочие заумные вещи, рассказывал во время лекций истории о том, как на бирже люди становились успешными и богатыми, добиваясь всего с нуля.

«Я понял, кем хочу быть, однако найти работу после этого колледжа было непросто. Наверное, с дипломом школы из Ivy League мне было бы легче устроиться в какой-нибудь крупный банк. Но тогда, скорее всего, у меня не было бы своей компании», – рассуждает Петр.

Волк с Уолл-стрит 


В 1995 году экономическая ситуация в США оставляла желать лучшего, и Камболин решил пойти сейлзом в брокерский дом, чтобы улучшить свое резюме и сдать экзамен на брокерскую лицензию Series 7 (она дает возможность продавать клиентам финансовые продукты – Прим. ред.). «Это была «американская мечта, – иронизирует Петр. – Нужно было звонить людям, «втюхивать» им акции, и платили за это $200 в неделю до налогов».

Через четыре месяца он решил поменять компанию. Новую работу Петр искал еще четыре месяца и в итоге оказался в датском банке, где провел меньше года. Следующим местом стала небольшая итальянская финансовая группа, которая зарабатывала на том, что европейские инвесторы финансировали американские публичные компании, покупая их акции с дисконтом к рынку. После одной из таких сделок босс Камболина, заработав с его помощью хорошие деньги, отказался от выплаты ему бонуса. Для молодого банкира это стало поводом для увольнения.

В 1998 году Петр с партнером открыл собственный американский брокерский дом. Тогда зарегистрировать свой бизнес не составляло большого труда. Зато комиссионные, которые можно было заработать на транзакциях, впечатляли: «Купив какой-нибудь Microsoft на $100 тысяч, ты получал 1% от сделки, или $1000. Продал пакет через три дня – и заработал еще $1000», – вспоминает Камболин.

Клиенты изначально были из России, они дали в управление небольшие счета по $100-200 тысяч. Это были соотечественники, которые хотели вывести заработанное на родине за рубеж, отмечает Петр, знавший их через личные связи семьи. Всего под управлением у новой компании было около $3 млн, и благодаря высоким комиссиям даже эта сумма позволяла развивать бизнес.

Затем компаньоны разошлись, и в 2000 году Петр, познакомившись со своим нынешним партнером, выпускником МФТИ и обладателем PhD Princeton University Алексеем Чехловым, предложил ему создать совместную управляющую компанию. С 2001 по 2004 год Камболин и Чехлов управляли индивидуальными счетами русских клиентов, а в 2004 году вложили эти средства в созданный офшорный фонд Systematic Alpha Futures Fund. Он существует до сих пор и имеет 12-летнюю доходность, аудированную KPMG.

Объем активов фонда при запуске составлял $4 млн, а уже к концу 2006 года приблизился к $100 млн. Тогда компания начала предлагать свои услуги и западным клиентам, в основном европейским – фондам фондов, семейным офисам, банкам. Активы фонда достигли пика в $720 млн в 2011 году, а среди клиентов были такие имена как UBS и Mitsubishi. Однако год оказался тяжелым – фонд впервые понес убытки, и многие клиенты ушли.

«Если мы встречаем в каком-то банке русского аналитика, то как пить дать, сделка не состоится»


Последние пять лет команда Systematic Alpha Management пытается восстановить бизнес, но это дается нелегко. Тем не менее с 2009 года компания выиграла пять призов как лучший управляющий хедж-фондом в категории CTA (торговля фьючерсами). Последний диплом получен в феврале 2016 года от CTA Intelligence US Performance Awards 2016, который признал его лучшим в категории хедж-фондов с активами меньше $250 млн.

Стратегия фонда – short-term (в пределах дня) систематический трейдинг индексными фьючерсами, валютой, товарами и бондами, в основном арбитраж. Чистая доходность – от 6% (single leverage) до 12-14% (double leverage). Сейчас у компании чуть более $100 млн под управлением. Партнеры проводят активный маркетинг, общаясь как с прежними, так и с потенциальными клиентами из Европы и Азии (Гонконга и Японии). «Я не удивлюсь, если к концу следующего года мы утроимся или даже упятеримся», – говорит Петр.

Россия сейчас не входит в сферу интересов Systematic Alpha Management. «Российские клиенты хотят высоких доходностей и гарантию принципала», – утверждает Петр. Не торгует фонд и российскими инструментами из-за сложностей доступа к рынку. «Нужно открывать счет в брокере, который работает в России, то есть выводить деньги из банков, с которыми мы привыкли работать. Плюс российский рынок недостаточно ликвиден для наших стратегий и сильно зависит от цены на нефть», – объясняет Камболин.

Отношения с русскоязычными профессионалами тоже не складываются: «Если мы встречаем в каком-то банке русского аналитика, то как пить дать, сделка не состоится. Есть нации, которые помогают друг другу, но русские, видимо, воспринимают друг друга как конкурентов», – рассказывает Петр. Правда, по его словам, в международной индустрии хедж-фондов русских совсем немного.

Зато команда Systematic Alpha Management из 12 человек почти целиком из русскоязычных специалистов, включая разработчиков алгоритмов, программистов и аналитиков, среди которых есть победитель всероссийской олимпиады по физике. «Понятный менталитет и отличные мозги», – объясняет кадровую политику Петр.

Западные специалисты в Systematic Alpha Management занимают только маркетинговые позиции. Офис компании находится по престижному адресу на пересечении 57 улицы и 7 Авеню в Carnegie Hall Tower, где располагаются еще несколько управляющих.

Высокая концентрация хедж-фондов отмечается не только в офисном центре, но и на рынке, говорит Камболин. Только в их категории CTA зарегистрировано около 900 компаний. Но тех, кто может показать десятилетнюю аудированную доходность, не больше 50, утверждает он: «Мы соревнуемся с очень крупными компаниями, у которых под управлением несколько миллиардов».

Молодым финансистам из России Камолин советует начинать карьеру в небольших хедж-фондах, чтобы лучше понимать, что происходит, а заодно и расширить кругозор. Нужна вера в себя, желание много работать и совершенствоваться, отмечает он. Идти в стартапы Петр не рекомендует: «Мы открыли свой хедж-фонд по молодости. Для этого нужно иметь большую уверенность в себе и серьезные амбиции». Финансовую отрасль же Камболин по-прежнему считает очень привлекательной, не замечая особого перетока талантливых профессионалов в IT-индустрию.

Также читайте:


Составьте собственный опрос для сбора отзывов пользователей





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи