«На инвестировании в ОПК можно сделать хорошие деньги»

Виталий Крюков, Внебиржевой аналитик, создатель проекта Small Letters 13.10.2014 01:57
8952

Российский внебиржевой рынок большинству инвесторов не знаком. Тем не менее это большой пласт финансового мира, который живет по своим законам и правилам, и чтобы в них разобраться, придется потратить немало времени. Чтобы сократить процесс погружения в новую для многих тему, Financial One решил пообщаться с создателем проекта Small Letters Виталием Крюковым, который полностью посвятил себя работе на отечественном внебиржевом рынке. 

Виталий, как вы пришли к внебиржевому рынку?

Я долгое время проработал аналитиком в БК «Регион», потом ИФД «Капиталъ», специализировался на нефтегазовом секторе. В какой-то момент времени мне стало попросту скучно, а пытливый ум не давал покоя: управляющие могли инвестировать только в высоколиквидные акции, а их количество можно пересчитать по пальцам одной руки. Поэтому в этом сегменте очень сложно найти информационное преимущество, которым не обладали бы другие участники рынка.

Фундаментальные модели оценки стоимости акций, которые я и мои коллеги строим для анализа, лучше отражают внутреннюю стоимость бизнеса, чем перспективную динамику поведения конкретной акции на бирже. Вся эта фундаментальная история доказала свою неэффективность на российском рынке акций, за редким исключением, в последние годы, так как рынок стал более зависимым от притоков/оттоков западного спекулятивного капитала, который и держал львиную долю российских акций в свободном обращении. В свою очередь, мультипликаторы могут оставаться на низком уровне долгое время, и это не значит, что они будут переоценены игроками в сторону повышения.

Мне хотелось заниматься аналитикой, которая бы в такой мере не зависела от внешних факторов, от того, например, какое решение примет ФРС или будут ли завтра западные инвесторы покупать российские акции, и одновременно позволяла бы мне и моим клиентам зарабатывать на информационной неэффективности. Мне интересна фундаментальная оценка предприятия, которая бы создавала определённую опору при принятии решения об инвестировании денег.

Все это я нашел на российском внебиржевом рынке. Для моих инвестиций должна быть фундаментальная основа: дивидендная доходность, перспективы роста бизнеса. Мне интересны акции как вещи в себе. Благо у меня есть очень большой опыт аналитических исследований, и я знаю, какие нюансы нужно искать в отчетности предприятий, где скрыты возможные неэффективности, которые потом могут всплыть.

Сколько вы потратили на запуск своего проекта Small Letters?

Я запустил сайт в августе прошлого года и потратил на него порядка 150 тысяч рублей. Хотелось сделать ресурс понятным и удобным для каждого пользователя, который еще даже не знаком с этим рынком. В целом я постарался максимально упростить подачу информации и оставил на сайте только самый полезный функционал, который позволяет непосредственно принимать инвестиционные решения. Я подходил исключительно с практических позиций трейдера на внебиржевом рынке.

У меня отличная IT-команда, которая позволяет оперативно внедрять все мои задумки.

До запуска сайта была проделана большая работа по систематизации информации по внебиржевому рынку.

Откуда вы добываете информацию?

Копаюсь на сайтах компаний, в лентах новостей, даже в корпоративных газетах заводов. Иногда общаюсь с менеджментом. Если смотреть на весь внебиржевой рынок, то на RTS Board сейчас представлено более 900 эмитентов и около 1200 акций. Но из них «живых» - порядка 40-50 бумаг.

Что значит «живые» акции?

Это бумаги, которые вы можете при желании приобрести на хороший объем. Когда я разрабатывал свой проект, решил ориентироваться только на «живые» акции, поэтому я не пишу о бумагах, которые нельзя купить: смысла в этом нет. В рамках небольшого списка эмитентов я и делаю аналитику, в нем порядка 20-30 имен, о которых регулярно пишу на сайте.

Также я выделил для себя отдельный список бумаг, по которым теоретически можно найти спрос и предложение.

За какими компаниями вы сейчас следите?

Они представляют совершенно разные отрасли. Преимущество RTS Board заключается в том, что такого широкого отраслевого охвата, как в этой системе, нет даже на фондовом рынке Мосбиржи. К тому же некоторые предприятия уходят корнями в 18-19 века. Читаешь их историю и пропитываешься новыми знаниями, возникает непреодолимое желание глубже все оценить и понять: как завод прошел революции, войны, и при этом все еще работает. Это очень увлекательное занятие!

В нулевые годы основной объем денег шел в нефтегазовый сектор, сейчас главный тренд, на мой взгляд, зарождается в оборонно-промышленном комплексе. Перспективы у этого сегмента сформировались в последние несколько лет благодаря тому, что государство выделило на армию рекордные деньги - 23 трлн рублей. Часть проектов действует до 2020 года, но некоторые захватывают и более обширные горизонты.

В то же время, крупным фондам идея инвестиций в «оборонку» не интересна. Дело в том, что ликвидности в этом секторе не хватает, поэтому в него вкладываются лишь некоторые частные инвесторы и мои клиенты, - в общем, те, у кого есть небольшие деньги, которые можно при этом эффективно инвестировать.

Я верю в идею роста ОПК и считаю, что она еще не отыграна и в ней можно сделать хорошие деньги. Свои мысли я подтверждаю и инвестиционной стратегией: до 90% моих вложений в этом году приходилось на оборонно-промышленный комплекс.

Помимо ресурса о внебиржевом рынке вы, как я понимаю, еще занимаетесь и управлением активами. Кто ваши клиенты?

Это физлица, живущие как в России, так и европейских странах. Большой процент клиентов из регионов, вся эта история с внебиржевой оборонкой им очень интересна, о чем говорит динамика притока средств: если в первой половине года у меня было под управлением порядка 15 млн рублей, то сейчас эта сумма уже возросла до 30 млн. С января по июль я сделал клиентам чистыми 20% прибыли, то есть в этой доходности уже учтены налоги, брокерские комиссии, моя комиссия (15% с прибыли) и затраты на инфраструктуру.

Какие компании внебиржевого мира сейчас в центре внимания?

ОАО «Арзамасское научно-производственное предприятие «ТЕМП-АВИА», которое занимается разработкой и производством гироскопических приборов и устройств для летательных аппаратов всех типов. ОАО «Долгопрудненское научно-производственное предприятие» выпускает зенитные ракеты среднего радиуса действия для сухопутных войск и ВМФ. ОАО «Красногорский завод им. С. А. Зверева» специализируется на выпуске оптических и оптико-электронных приборов (аэрокосмической фотоаппаратуры и наземных наблюдательных комплексов, прицельных комплексов и систем управления огнём, медицинской аппаратуры, фототехники, объективов, наблюдательных приборов).

ОАО «Метафракс» - крупнейший производитель метанола и его производных в России. Владикавказский завод «Победит», который является одним из ведущих предприятий по производству твердых сплавов. Он поставляет свою продукцию в том числе и для оборонно-промышленного комплекса.

Все эти бумаги принесли мне наибольшую часть прибыли в первой половине 2014 года.

Как вы их покупаете?

Я узнаю, какой объем бумаг есть в свободном обращении – у брокеров, физлиц. Просматриваю отчеты. Если акций нет у брокеров, то смотрю бумаги на скупке в регионах. Где-то еще можно собрать хороший пакет, где-то уже все смели в прежние годы, когда скупка приносила серьезную прибыль. Есть пласт заводов, которых нет даже в RTS Board, но по ним тоже набираю пакеты.

Стоит отметить, что частные акционеры стали умнее, теперь у них порой не так просто купить с рук бумаги за три копейки, особенно если по ним выплачиваются высокие дивиденды. При этом у них свое понимание цены, и как оно формируется – мне представить сложно. Порой их оценка стоимости акции кратно отходит от индикативных значений.

Сколько на вас работает скупщиков?

Я сотрудничаю с несколькими крупными скупщиками. До кризиса вообще их было больше, потому что этим активно занимались многие. Однако после 2008-2009 годов львиная доля региональных инвесткомпаний, которые с этого жили до кризиса, ушли с рынка. Что можно было скупить – уже выкуплено, а новые имена не появились.

Какие суммами вы оперируете?

В последнее время объемы упали. У меня стандартный объем на одно предприятие составляет 3-4 млн рублей, но даже на эти деньги очень сложно сейчас купить интересные бумаги. Впрочем, стоит признать, что в нулевые годы основная часть интересных бумаг была выкуплена.

Какие еще компании, кроме представителей сектора ОПК, вы смотрите?

Цементные заводы, инфраструктурные компании, порты.

Опишите, на ваш взгляд, ликвидную OTC-бумагу. Какими характеристиками она должна обладать?

Все просто: на мой взгляд, сегодня это бумага, по которой можно найти в рынке объем на продажу около 1 млн рублей и, как минимум, несколько игроков на этом рынке.

Наметилась интересная тенденция. Все меньше сделок отражается в RTS Board, и у физиков нет понимания относительно уровня цен. Брокеры это осознают и зарабатывают на клиентах, которые не видят всю глубину рынка. Дело в том, что брокеры не обязаны отражать все свои сделки публично в RTS Board. Если и заводятся сделки в Board, то они больше похожи на «отрисовку» определенного уровня цен, чтобы затем можно было использовать эти цены в реальных сделках.

Сколько стоит самая дешевая акция внебиржевого рынка и самая дорогая?

Она может быть дешевле ВТБ и дороже «Лукойла». Например, привилегированные акции Арзамасского научно-производственного предприятия «ТЕМП-АВИА» стоят около 8 тысяч рублей.

Как вы проводите анализ компании?

Анализ проходит от общего к частному. Сначала я смотрю на отрасль в целом. Важно правильно определить секторы экономики, которые будут показывать опережающие темпы роста. Потом перехожу на уровень конкретных предприятий и начинаю их смотреть более детально.

Например, список предприятий ОПК насчитывает порядка 1300 компаний, и я его весь просмотрел. Кстати, многих предприятий нет даже в RTS Board. Выделяю список бумаг и уже внутри списка смотрю детально по каждому заводу: акционеры, менеджмент, устав, дивидендная политика (и есть ли она). Смотрю отчетность, новости, формирую базу данных в Excel по каждому интересному эмитенту.

На основе этого я принимаю решение об инвестировании денег. В основном 90% сделок приходится на дивидендные акции. На мой взгляд, это сегодня то, что интересно инвестору в России.

Но еще раз повторюсь, главное – чтобы у физиков были крупные пакеты акций. Порой бывает так, что завод интересный, но у частных лиц очень мелкие пакеты, поэтому нет смысла с ними связываться из-за высоких издержек.

Какие истории были самые прибыльными в последнее время?

Инвестиции в привилегированные акции Красногорского завода им. С. А. Зверева и ТЕМП-АВИА. С начала года я сделал большую ставку на «префы». Я нашел очень большой пакет в рынке у «Sberbank CIB» и, по сути, весь его и купил. Я его брал в диапазоне $1,35-1,7 (тогда доллар стоил 34-35 рублей), сейчас по этой бумаге последние сделки проходят по $2,4-2,5 (к слову, в RTS Board по умолчанию котировки в долларах) плюс были получены еще дивиденды в размере $0,17. Так вот, оказалось, что этот завод никому не был интересен, но я увидел в нем интересную инвестидею.

По «префам» ТЕМП-АВИА в рынке были крупные объемы на продажу. На скупке люди отдавали бумаги по 4500-5000 рублей, в RTS Board – по 5900. Последние сделки проходят выше 8 тысяч рублей. Предприятие выплатило дивиденды за прошлый год в размере 1002 рублей, и даже после отсечки бумаги не упали, а выросли!

А какие были неудачи?

Ошибки были, конечно. Был зафиксирован убыток в «префах» ОАО «Подзембургаз». Это дочка «Газпром бурения». «Подзембургаз» занимает монопольное положение на рынке буровых работ по строительству ПХГ для «Газпрома». Я провел анализ, составил прогнозы, - все сделал, как обычно. Менеджмент рассчитывал нарастить объемы проходки в бурении на ПХГ «Газпрома» на 82% за счет удвоения объемов эксплуатационного бурения. Дивидендная политика была прописана в уставе и последовательно соблюдалась предприятием. За 9 месяцев 2013 года компания показала рекордную чистую прибыль, и я, поддавшись эйфории, уже встроился в хвост уходящего поезда. В итоге за последний квартал компания показала рекордные убытки, а чистая прибыль оказалась даже ниже уровня предыдущего года. Результат - стоимость акций упала в 2 раза в течение месяца.

Важно балансировать риски своей позиции. Я выделил на эту акцию всего 400-500 тысяч рублей, так что больших потерь удалось избежать.

Дело еще и в том, что у меня в целом с «Газпромом» и его дочками-внучками, а также подрядчиками исторически складывается очень плохая инвестиционная история: я ни разу не смог заработать на бумагах этих компаний. Все сделки с ними всегда были убыточными. Это прям рок. В какой-то момент я думал, что вот «Подзембургаз» - та самая акция, которая разорвет этот порочный круг – так нет!

Как вы управляете своими рисками?

Я избегаю излишней диверсификации и стараюсь балансировать риски объемом инвестиций. Чем риски выше, тем меньше денег я выделяю на инвестиции в конкретные акции. Дополнительно я применяю ряд своих аналитических фильтров, которые выработаны с опытом. После этого принимаю решение об объеме инвестиций.

Что вы можете сказать о качестве менеджмента на заводах внебиржевого рынка?

Кардинальных изменений в корпоративном управлении я не вижу, потому что у менеджмента отсутствует мотивация к тому, чтобы повернуться лицом к частному инвестору. Многие заводы ведь на самом деле не публичные, они отвечают только перед государством, которое им платит зарплату и бонусы.

Но, в то же время, есть и заводы, которые планировали совершить IPO, так вот у таких управление более качественное: менеджмент общается с акционерами, проводит встречи, однако таких историй очень мало.

Хочу отметить, что в ОПК менеджмент порой более дисциплинированный, чем в частных бизнесах. Если прописана дивидендная политика, то на 90% она будет выполнена. Военные остаются военными. Плюс генпрокуратура часто проверяет заводы. По меньшей мере, лично у меня был позитивный опыт инвестирования в акции предприятий ОПК.

По какому критерию вы принимаете решение о выходе из капитала предприятия?

У меня стоит целевая доходность на уровне 20-25%. Если идея отрабатывает, я продаю бумагу. Может, я это делаю преждевременно, но я не стараюсь гоняться за бешеной доходностью, поскольку озвученная мной прибыль более чем удовлетворяет клиентов.

Сейчас мой портфель уже на 90% в кэше, а я пока формирую аналитику под новый цикл отсечек по дивидендным выплатам. Рассчитываю собрать хорошую позицию на 30 млн рублей до отсечек за 2014 год, которые будут происходить в июне-июле следующего года. Пока не могу озвучить конкретные имена, потому что кроме меня по тем же заводам гуляет много «хищников».

Текущая геополитика как-то повлияла на вашу инвестиционную стратегию?

Происходящие события как минимум навели на мысль о валютном факторе, который обязательно надо учитывать. Раньше этому вопросу я такого внимания не уделял. Если у завода есть импортное оборудование, а закупка сырья идет на внешних рынках, - все это давит на маржу и дивиденды.

Мне пришлось проводить отдельный анализ предприятий с точки зрения зависимости от импорта – зарубежных деталей, оборудования, а также от экспорта оборонной продукции.

Кроме падения маржинальности, это может привести к более существенным допэмиссиям, поскольку государство под модернизацию дает деньги заводам именно через этот инструмент. На ряде компаний дивиденды косвенно зависят от «допки».

Например, есть Вологодский оптико-механический завод. Он делает прицельные комплексы для танков. Очень мощный завод, у него совместное предприятие с французской компанией, которая поставляет часть оборудования. Естественно, что на него текущая ситуация оказывает прямое воздействие.

К слову, зависимость наших предприятий ОПК по станочному парку от импорта составляет более 90%. К сожалению, мы свои современные станки не производим. Токарные станки с ЧПУ, обрабатывающие центры – практически все западное. И это оборудование уже попало под санкции, то есть текущие договоренности еще работают, а новые договоры уже не заключаются.

А вы как-то пытались отыграть историю китайского поворота нашей экономики через OTC-рынок?

Нет и сейчас объясню почему. На OTC-рынке есть эмитенты, которые будут привлечены в качестве подрядчиков и проектировщиков на строительство «Силы Сибири». Но опыт показывает, что чем крупнее проект, тем больше в нем рисков для подрядчиков: либо их будут отжимать по цене, либо они начнут наращивать дебиторскую задолженность, а это все негативно влияет на оборотный капитал компании. К крупным стройкам нужно относиться очень осторожно.

Вот скоро будут строить Керченский мост. У меня тоже есть опасения по поводу судьбы подрядчиков. Не надо лезть в крупные стройки, лучше смотреть на маленькие. Есть, например, компания «Мостострой-11», она возводит мосты в Сибири. У нее отличная маржа, живет хорошо, дивиденды каждый год увеличивает – шикарный эмитент!

Куда двигается ваш проект Small Letters?

К созданию инвестиционного фонда, который будет полностью завязан на OTC-рынок. Мне также интересны зарубежные внебиржевые рынки. Например, на американском OTC есть прекрасные площадки, на которых торгуется большое количество эмитентов, обороты хорошие. 







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи