Интервью / Financial One

Виктор Орловский рассказал о себе и своей книге «От носорога к единорогу. Как провести компанию через трансформацию в цифровую эпоху и избежать смертельных ловушек»

Виктор Орловский рассказал о себе и своей книге «От носорога к единорогу. Как провести компанию через  трансформацию в цифровую эпоху и избежать смертельных ловушек»
6110

Виктор Орловский рассказал о книге «От носорога к единорогу. Как управлять корпорациями в эпоху цифровой трансформации», которую он написал совместно с Владимиром Коровкиным. 

Расскажите о себе

Я родился и вырос в Ташкенте. После окончания университета начал работать в банке ABN AMRO и в 21 год уехал в headquarters в Амстердам. Затем перебрался  в Москву, где в 1998 году возглавил IT-отделение в этом банке. В 2001 году я ушел в Альфа-банк, где до 2005 года возглавлял программу бизнес-трансформации банка. По сути, мы развивали те технологии, которые работают в Альфа-банке по сегодняшний день. В 2006-2007 годах работал в компании IBM, где был партнером и руководил практикой «Финансовый сектор». 

В 2008 году перешел работать в «Сбер», где работал до 2015 года, сначала на позиции старшего президента по технологиям, затем старшего президента по развитию цифрового бизнеса. В общей сложности у меня более 20 лет опыта неразрывно связанного с понятием «цифровая трансформация». Я принимал участие в трансформации российской банковской индустрии – разрабатывал и внедрял новые технологические платформы, развивал цифровые экосистемы (хотя тогда таких терминов никто не использовал).

В 2015 году я переехал в Калифорнию и вместе с партнерами основал венчурный фонд Fort Ross Ventures. Сегодня у нас 5 партнеров, и мы работаем в Израиле, России и Америке, наша команда разбросана по всему миру. Мы инвестируем в стартапы в средней стадии, в т.ч. в Израиле и Америке. 

Мы инвестируем в такие индустрии как финтех, energy tech, биотехнологии, медицина, искусственный интеллект, consumer electronics и т.д. Под нашим управлением сейчас находятся более $300 млн, сделаны инвестиции более чем в 25 компаний, имеется несколько выходов, в том числе две компании сделали IPO и несколько компаний были проданы компаниям Fortune 500. 

В какой момент и почему решили написать книгу? Кто помогал?

Книгу я решил написать, еще работая в Сбербанке. На тот момент, можно сказать, что я стоял истоков экосистемы «Сбер» и уже понимал, что через цифровую трансформацию будут вынуждены пройти все компании от мала до велика.  

Сначала начал писать я, затем ко мне присоединился Владимир Коровкин, и мы с ним разделили ответственность – он больше описывал теоретические кейсы, я писал больше про практику. По-моему, получилось интересно. 

С книгой нам помогали мои бывшие коллеги из «Сбера», а также мой опыт, полученный в крупнейших банках, и который я получаю до сих пор, видя, как большие компании пытаются превратиться в цифровые компании. Выход книги совпал с кризисом, с которым столкнулся мир в этом году и который в очередной раз показал, что на рынке смогут выжить только цифровые компании.

Назовите примеры цифровой трансформации компаний, которые считаете наиболее успешными? Как оцениваете опыт «Сбера»?

На самом деле примеров успешной трансформации очень мало. Как раз «Сбер» – один из таких очень успешных примеров. Условно есть digital native компании – компании, которые уже рождены цифровыми, и есть компании, нерожденные цифровыми, которые были вполне успешными в доцифровую эпоху. Теперь, в цифровую эпоху им нужно очень быстро трансформировать в цифру. Из американских компаний это компании из Fortune 2000, которые так или иначе должны трансформироваться, чтобы остаться на плаву. 

Я думаю, что Starbucks – интересный пример цифровой трансформации и того, как компания действительно перезагружается в цифру. Несмотря на то, что это абсолютно офлайновый бизнес, она очень хорошо трансформируется во всём, что касается работы с цифровыми каналами, с данными и т.д. 

«Сбер» безусловно является очень хорошим примером цифровой трансформации. И кто помнит, каким банк был 12 лет назад до прихода в него команды Германа Оскаровича Грефа, банк был абсолютно не цифровым. Если цифровизацию условно считать от 0 до 100, где 0 – компании, у которых нет ни одного сервера или компьютера, а 100 – компании, которые работают только в онлайне, то Сбербанк был бы ближе к 0, технологии тогда отсутствовали.  

Это было очень позитивно для «Сбера» того времени в том смысле, что не было особого legacy, можно было начинать с нуля. Так обычно проще, чем если бы уже были миллиарды долларов заложены в неправильную инфраструктуру. Поэтому была построена правильная инфраструктура и правильная цифровая платформа. Конечно, не без ошибок и не без проблем, но тем не менее были заложены основы того, что сейчас в Сбере считается единой цифровой платформой. 

Сегодня «Сбер» – четвертый в списке самых скачиваемых приложений в AppStore и Google Play среди российских пользователей. Таким успехом, безусловно, не может похвастаться ни одна финансовая организация в мире. Теперь то, что Сбер строит кросс-платформенную и кросс индустриальную историю – это тоже очень важно, и это можно построить только на общей цифровой платформе. 

В чем состоят ошибки, наиболее часто встречающиеся на пути к цифровой трансформации? Как их избежать?

Об этом мы подробно пишем в книге. Первая наиболее типовая ошибка – это статус-кво, когда компания не видит конкурентов, которые становились бы быстро цифровыми. Из-за того, что компания их не видит, она позиционирует себя, как: «Мы никуда не торопимся, потому что наши конкуренты никуда не торопятся». 

Но нужно понимать, что конкуренты сегодня возникают не из других существующих компаний, которые вдруг становятся очень агрессивными, а из тех компаний, которых еще вчера не было на рынке. Это digital native компании, которые трансформируют целые области или создают новые индустрии и рынки. И это компании из совершенно других областей. 

Например, Google сейчас конкурирует в таких областях, как автономный транспорт, потому что компания умеет строить алгоритмы, работать с данными и программным обеспечением. И очевидно, здесь Google имеет конкурентное преимущество. То же самое происходит и с другими областями, например, Tesla – это не автомобиль, а iPhone на колесах. Zoom конкурирует с авиакомпаниями за клиента - люди перестают летать бизнес-классом, они сидят на месте и делают бизнес по Zoom. Так происходит трансформация целых областей из тех неизвестных никому конкурентов, которых не было на рынке. 

Второе – это not invented here – если не я это изобрел, то я не буду это применять. Эго игнорирование стартапов, которые производят новые технологии, неумение с ними работать, неумение их приобретать. Только стартапы сегодня создают реальные инновации, ни одна по-настоящему большая корпорация не обеспечивает сегодня и 10% всех прорывных инноваций. Not invented here – это история про проблему работы со стартапами.

Третья и одна из основных ловушек – это каннибализация собственного бизнеса. Walmart не стал Amazon не потому, что они не видели, что Amazon развивается, а потому что для этого нужно было каннибализировать собственный рынок, человекопоток, нужно было бороться с самим собой. А этого не произошло. Точно также Nokia должна была бороться сама с собой за изменение бизнес-модели и она могла не проиграть Apple. 

Проблема там была не в технологиях, а в изменении бизнес-модели. Apple сделали так, что телефон в один момент превратился в магазин приложений и другого контента, чего Nokia сделать не смогла. Каннибализация собственного рынка и бизнеса, пилить сук, на котором вы сами сидите – это дано не каждому, и в этом смысле это очень важная ловушка, в которую люди попадают.

Трансформироваться надо, когда вы на пике. Когда вы внизу, у вас уже нет ни денег, ни воли для трансформации. Когда вы наверху, у вас есть и деньги и воля, но нет повода и причины, потому что вы уже на подъеме. И это тоже большая проблема. 

Какие из цифровых технологий считаете наиболее перспективными?

Безусловно, все цифровые технологии перспективны. Какие из них победят – мы не знаем. Но сегодня практически нет технологического ландшафта, который был бы не подвержен изменениям. В цифровых технологиях трансформация происходит еще быстрее, чем в обычных офлайновых. Тот код, который вы писали 5 лет назад, безнадежно устарел, не важно на каком языке и какой код вы писали. Те алгоритмы и инфраструктура, которыми вы тогда пользовались, тоже устарели. 

Цифровые технологии – это про бесконечные изменения. Я считаю очень перспективными технологии блокчейн. Пока еще не полностью использованы технологии машинного обучения, глубокого обучения, AR и VR – это технологии, которые серьезно трансформируют то, как мы потребляем контент. 

Эра мобильных телефонов заканчивается, и гаджеты в руках скоро перекочуют в гаджеты на голове, на сетчатке глаза или другие технологии, которые позволят выстраивать новую реальность у вас перед глазами. И это все очень быстро наступит, и наше поколение совершенно точно застанет эту историю.

Навыки и знания каких сотрудников сейчас являются наиболее ценными для работодателя?

Во-первых, это постоянное обучение. Все знают, что сейчас получить профессию на всю жизнь невозможно, максимум на 5-10 лет, потом вы должны переквалифицироваться. Исчезновение вашей профессии – трейдера, юриста, финансиста – это вопрос времени. Ну и, конечно, сами отношения между работодателем и работником очень сильно меняются. 

Covid-19 только подтолкнул онлайн, но на самом деле движение в фриланс, работу на нескольких клиентов, переход от одного состояния «предприниматель» в состояние «работник» и наоборот – эта конвергенция затронет то поколение людей, которое сегодня только выпускается из школы и университетов, и будет только нарастать. 

На мой взгляд, сотрудник-предприниматель-фрилансер, постоянно обучающийся чему-то новому, чтобы остаться на плаву – это то, что сегодня наступает, а завтра окажется нормой.

«Календарь дилера на 2021 год», или Сборник веселых случаев из жизни трейдеров и дилеров

Байки из жизни трейдеров и дилеров и многое другое в «Календаре дилера на 2021 год» от Александра Кирьянова, директора, администратора межбанковской системы DELTA.

«На протяжении 2000-х годов мне попадались календари большей частью астрологические. Это отрывной календарь, 365 листов. Там символ дня, рекомендации на день, а на обороте разные тексты, часто очень интересные: с философским уклоном или страшилки из интернета. Где-то там черная дыра, упал метеорит, как студент из Нигерии взяли себе имя Eесрус и фамилию Оаорао, чтобы к нему по ошибке приходили платежи для РАО «ЕЭС России». Я решил такую штуку сделать про рынок. В январе этого года меня осенило, как это должно быть, придумались тексты о символах дня, о рекомендациях. Потом я начал звонить по всей своей огромной телефонной базе. Ребята, давайте истории на анонимной основе: смешной, страшный трэш про рынок. И удалось собрать материал на книгу», – рассказывает Кирьянов.

Продолжение









Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи