Компании и люди / Financial One

О какой помощи у Путина попросил Сечин

Фото: kremlin.ru
2338
На встрече президента России Владимира Путина с главным исполнительным директором компании «Роснефть» Игорем Сечиным обсуждалась ситуация в нефтегазовой отрасли и не только. 

В.Путин: Игорь Иванович, у нас была встреча – онлайн, тем не менее встреча, совещание – практически со всеми представителями крупнейших наших нефтегазовых компаний, с представителями отрасли. Мы обсуждали ситуацию, которая складывается в отрасли на сегодняшний день в эти, прямо скажем, непростые времена, сложные для нефтяников и для энергетиков в целом, для газовиков в том числе – для всей энергетики.

Компания «Роснефть» – это ведущая наша компания, ведущее общество, крупнейший налогоплательщик, один из крупнейших, во всяком случае, а может быть, даже самый большой. Поэтому хотел бы с Вами встретиться, как мы и договаривались, отдельно, поговорить о том, как Вы как руководитель нашей крупнейшей компании видите ситуацию в отрасли в целом, как себя чувствует «Роснефть», какие проблемы Вы считаете наиболее важными. Всем ясно, что падение спроса в мире является самой главной проблемой для всех. Но для нас, для российских энергетиков, для российских нефтяников, что Вы считаете наиболее актуальным и в чём, по Вашему мнению, должна состоять поддержка со стороны государства?

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, большое спасибо.

Действительно, «Роснефть» в прошлом году имела значительные производственные и финансово-экономические результаты и стала крупнейшим налогоплательщиком, в том числе сформировав на 18 процентов доходную часть бюджета. Деятельность «Роснефти» поддерживает нашу экосистему корпоративную в 2,5 миллиона человек – понятно, что это и подрядчики, и производители оборудования, сервисные компании. Инвестиционная программа составила порядка 950 миллиардов рублей в прошлом году.

В.Путин: Это очень важную тему, кстати, Вы сейчас затронули. А в этом году как планировалось?

И.Сечин: С учётом, скажем так, драматического состояния в целом глобального нефтяного рынка и в связи с принятыми решениями о сокращении добычи нам придётся, конечно, часть капитальных затрат оптимизировать. Мы постараемся сохранить нашу инвестпрограмму на уровне 750 миллиардов примерно.

В.Путин: Было 950?

И.Сечин: 950.

В.Путин: То есть вы хотите сократить на 200 миллиардов?

И.Сечин: Примерно 200 миллиардов. В связи с сокращением добычи, Владимир Владимирович, нам придётся принимать такие оптимизационные решения, для того чтобы сохранить финансово-экономическую стабильность для компании.

Вместе с тем мы понимаем свою ответственность – самую главную ответственность – за сохранение здоровья наших сотрудников, людей, связанных с ними семей, людей. Компания для этого организовала 250 изоляторов в регионах работы, 68 обсерваторов, в которые заступает вахта перед работой. Мы увеличили межвахтовые сроки с 30 суток до 90, люди с пониманием относятся. И это приносит результаты.

Ситуация полностью находится на контроле. Мы в постоянной работе находимся с региональными властями, с подразделениями Роспотребнадзора. Эта работа проводится каждодневно, мы будем стараться эту ситуацию контролировать в ежедневном режиме.

В.Путин: Всё-таки 200 миллиардов сокращение капитальных затрат – это немало. Нам очень важно сохранить всю цепочку ваших подрядчиков и субподрядчиков, потому что ваши заказы обеспечивают работой большое количество предприятий промышленности.

Что нужно со стороны государства, чтобы вас поддержать и сохранить в оптимальном объёме ваши инвестиции?

И.Сечин: Владимир Владимирович, мы будем стремиться к поддержанию инвестиционной динамики. Ключевая вещь для нас, где нам крайне необходима помощь государства, – это смягчение банковской политики, относящейся к доступности кредитования, к доступности оборотных средств. И это касается не только нас, как Вы правильно заметили, но и компаний, и наших подрядчиков, и наших поставщиков. Если бы была возможность увеличения лимитов на кредитора, это сильно помогло бы поддержать наши инвестиционные программы, в том числе и даже новые какие-то начать, имея в виду, что в перспективе двух-трёх лет мы всё-таки преодолеем кризис, и надо будет обеспечивать рынок новыми объёмами углеводородов.

И в этой связи хотел представить наш новый проект.

В.Путин: Но речь не идёт о каком-то льготном кредитовании? Вы говорите просто о доступности кредитов?

И.Сечин: Владимир Владимирович, это доступность кредитования на условиях, которые приняты сейчас Центральным банком. Это рублёвые кредиты в тех пределах, в которых находится наша банковская система.

Кроме того, Владимир Владимирович, хотели просить обратить внимание на ситуацию, связанную с геологоразведкой. Если бы можно было перенести налоговые платежи на будущие периоды по работам, связанным с геологоразведкой, это бы помогло нам в перспективе быть более готовыми к выходу из кризиса.

Ключевой вопрос для нас также – это приведение в соответствие тарифов транспортных монополий к текущим ценам на рынке. Если в 2008 году, скажем, стоимость нефти в рублях составляла порядка 1100 рублей, сейчас 1200 – это сопоставимые величины. Но раньше тариф был 822 рубля за тонну прокачки, а сегодня – больше двух тысяч: 2100 рублей.

В.Путин: Я понимаю эти озабоченности, мы обязательно обсудим это.

И.Сечин: Мы не просим каких-то особых льгот, но приведение в соответствие в связи с падением цены было бы для нас, конечно, значительным. В настоящее время 32 процента составляют расходы на транспорт от стоимости нефти.

В.Путин: От конечной стоимости?

И.Сечин: Да. Это, конечно, чувствительно для нас.

В.Путин: Что касается геологоразведки, в принципе, примерно в том же ключе мы обсуждали с Вашими коллегами возможное создание фонда для компаний, которые занимаются бурением, это примерно в одном направлении.

И.Сечин: Не совсем так. Там речь о другом шла – о, как мне кажется, локальном проекте завершения некоторых скважин, которые уже начаты бурением и доведены до уровня забоя, но не завершены, и перед ними стоит вопрос: если они сейчас не завершат эту работу, смогут ли они потом вернуться к использованию этих скважин. И в этом смысле это просто локальный проект, наверное, который требует поддержки.

Мы же просим те расходы на геологоразведку…

В.Путин: О геологоразведке в целом.

И.Сечин: Да, о геологоразведке в целом, о поисково-разведочном бурении – перенести налоги вот с этого тяжёлого периода настоящего времени на период более высоких цен.

В.Путин: Понял. У Вас есть письменные какие-то предложения?

И.Сечин: Конечно.

В.Путин: Хорошо, договорились.

И.Сечин: И один из новых проектов перспективных, который также, мы рассчитываем, сможет выдать на рынок после стабилизации рынка новые объёмы, – это проект «Восток Ойл», где мы начали поисково-разведочное бурение. Вот это ситуация сейчас на Таймыре.

(Идёт демонстрация видеоролика о проекте «Восток Ойл»).

И.Сечин: …Опустили первый танкер Aframax на газомоторном топливе на «Звезде».

В.Путин: Поздравляю.

И.Сечин: Тоже никто не верил.

В.Путин: Я знаю. Это реальная победа, поздравляю.

Акционерам Сбербанка об этом стоит знать

Несмотря на негативные последствия пандемии 2020, Сбербанк остается одним из самых привлекательных активов в финансовом секторе развивающихся рынков.

Котировки банка упали на треть с максимумов прошлого года, отыгрывая эффект глобальной рецессии, но драйверы роста стоимости компании (высокое качество активов, существенный уровень достаточности капитала, эффективное управление операционными издержками) остаются в силе даже в текущих экономических условиях.

Продолжение







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи