«История FORTS – это наша жизнь»

Евгений Сердюков, Генеральный директор Санкт-Петербургской биржа 22.11.2011 10:00
4425

Беседовал: [Александр ПАТРИКЕЕВ]

Своими успехами и достижениями российский срочный рынок во многом обязан директору Департамента срочного рынка РТС Евгению Сердюкову, который недавно также назначен на должность руководителя срочного рынка объединенной биржи. Во второй части интервью мы беседуем с Евгением о будущем рынка деривативов, его структуре, инструментах, команде, рисках.

– Как у биржи складываются отношения с госорганами, насколько чиновники прислушиваются к вашим просьбам?

– Постановка вопроса не совсем верна, никаких просьб нет. Мы воспринимаем работу с ФСФР, Банком России, Минфином как некое партнерство, направленное на формирование в России цивилизованного рынка, соответствующего международным стандартам, а также почвы, способствующей его бурному развитию. Мы стараемся помогать госорганам во всем, доносим до них мнение участников торгов, и это естественно для биржи. Речь не идет о лобби, это взаимовыгодное сотрудничество, некий симбиоз, полезный для обоих участников процесса. За этот участок работы вот уже несколько лет отвечает, на мой взгляд, высококлассный специалист Андрей Салащенко, недавно назначенный на должность Управляющего директора по взаимодействию с органами власти на объединенной бирже. Мало кто представляет себе, сколько этот человек сделал для развития российского финансового рынка, поскольку его работа в большинстве случаев не публична.

– У Вас есть кумиры среди трейдеров?

– Кумиров нет, есть большое количество людей, профессионалов своего дела, достойных глубокого уважения. Например, Роман Сарычев и его команда из Renaissance Capital, Видади Магомедбеков (Банк «Зенит»), Андрей Дронин (ИФ «Олма»). Они в течение многих лет день за днем оттачивают мастерство и демонстрируют свой талант и преданность российскому рынку. Каждое их замечание или совет ценны, так как выработаны за счет богатейшего опыта.

С другой стороны, есть немало молодых и дерзких трейдеров, которые успели внести большой вклад в увеличение ликвидности и популяризацию фьючерсов и опционов: Амир Алиев (ИФК «Созвездие»), Алексей Докучаев (ИК «Город Технологий»). Многие победители конкурса «Лучший частный инвестор» оказались не только талантливыми трейдерами, но и наставниками для спекулянтов нового поколения.

– А среди биржевиков?

– Да, это мой вечный друг и соперник – директор Департамента инфраструктурных проектов Сергей Замолоцких, наш Сезам (говорящее прозвище). Это самый сильный изобретатель в российской биржевой инфраструктуре. Если представить, что он устанет от работы на бирже, скорее всего, мне и большей части нашей команды тоже сложно будет сохранить к ней интерес.

– Вы сами совершали операции на срочном или фондовом рынке, насколько успешно?

– Нет, не провел ни одной операции на финансовом рынке просто в силу того, что по долгу службы мне это запрещено. Но, с точки зрения приобретения некоего практического опыта, мне это и не требуется. За годы работы в РТС я общался с множеством трейдеров, столько раз видел их в действии, а затем результаты этих действий, досконально изучил специфику многочисленных рынков и инструментов, что необходимости в подобной практике не вижу. В конце концов, работая на бирже, я прошел несколько кризисов (побольше и поменьше), столько всего повидал, что торговля мне уже не интересна. Интересно создавать возможности для того, чтобы люди могли совершать торговые операции.

– ММВБ немного неповоротлива. Не помешает ли Вам это так же быстро, как и раньше, запускать новые проекты и конкурировать с западными площадками?

– Я пока не замечаю каких-либо препятствий для этого. Например, нам быстро удалось реализовать два совместных проекта – запуск на FORTS фьючерса на индекс ММВБ и конкурс «Лучший частный инвестор» одновременно на двух биржах.

Сейчас мы ведем подготовку к тому, чтобы использовать курс доллара США, формируемый в ходе торгов на ММВБ, в расчетах вариационной маржи по контрактам с долларовыми котировками (на индекс РТС, золото и нефть). Также перед нами стоят задачи по усовершенствованию функционала системы для рынка опционов, например, проведение «аукциона закрытия».

Большие надежды мы возлагаем на развитие фьючерсов на ОФЗ. Инструмент запущен в феврале текущего года. Вместе с коллегами с ММВБ мы улучшаем технологию поставки по контрактам.

– Чем обусловлена необходимость введения «аукциона закрытия», в чем его особенность, что изменится в торгах?

– Проведение аукциона закрытия является обычной практикой для многих международных площадок. Его предназначение интуитивно понятно – он позволяет формировать цену закрытия в строго определенный промежуток времени, в ходе которого оказать влияние на котировку могут все участники рынка. Это некая попытка сконцентрировать ликвидность в строго обозначенный отрезок времени. Данный функционал особенно важен при исполнении опционов, поскольку расчетная цена базового актива не будет формироваться в ходе проведения одной случайной сделки. Отсутствие подобного аукциона является одним из препятствий на пути выхода глобальных игроков на российский рынок опционов, ведь для них необходимость его проведения очевидна.

– Как Вы оцениваете перспективы фьючерса и опциона на индекс ММВБ?

– Я заметил такую особенность: если про новый инструмент или сервис мы говорим, что будет бомба, то она, к сожалению, зачастую не взрывается. И наоборот, порой продукт, характеризующийся оценкой «так себе», оказывается попаданием точно в яблочко. Как говорит Григорий Исаев из «Тройки Диалог», запуск каждого продукта – это опцион. Заранее непонятно, исполнится он или нет. Поэтому, чтобы не прогадать, мы стараемся вкладывать все силы в развитие каждого продукта, у нас нет фаворитов и аутсайдеров. Если мы запускаем инструмент, значит, рассчитываем на то, что это будет очередная успешная история. Ну а дальше рынок все расставляет на свои места.

Что касается нового фьючерса, для всех российских фондов его базовый актив выступает основным фондовым индикатором. К тому же, легче хеджировать портфели акций контрактом на рублевый индекс. А высокочастотники и арбитражеры на контрактах на индексы РТС и ММВБ помогут раскрутить новые инструменты. Так что потенциал есть.

– Что будет с инструментами на индекс РТС?

– На эту тему точно не стоит беспокоиться, они останутся. На индекс РТС инвестиционными банками запущено огромное количество внебиржевых продуктов, позиции по которым они хеджируют у нас на рынке. Мы не уверены даже в том, что стоит как-то менять фьючерс и опцион на индекс РТС.

– На срочном рынке ММВБ внедрена в качестве системы управления рисками SPAN, на рынке FORTS развивается собственная система. Какая из них будет использоваться на объединенной бирже?

– Пока есть две торгово-клиринговые системы, останутся и две системы риск-менеджмента. Но в будущем придется сделать выбор. Я считаю, что нашим специалистам под руководством Павла Чурко, руководителя отдела риск-менеджмента, удалось создать систему, которая обладает рядом характеристик, только сейчас внедряемых на развитых иностранных рынках. Она позволяет осуществлять переоценку рисков портфелей участников в режиме реального времени. Это дает рынку возможность успешно функционировать в условиях повышенной волатильности и не требует высокой капитализации участников клиринга. В пользу нашего пути говорят и положительные отзывы западных участников торгов, осознающих, что специфика российского рынка требует внедрения специфичной системы расчета рисков. Кроме того, ряд крупнейших разработчиков торговых платформ уже внедрили нашу систему либо собираются это сделать в ближайшее время.

Классический SPAN обладает известностью, но не является в полном смысле этого слова онлайн системой. При ее использовании в режиме реального времени в системе гарантий могут возникать некоторые несостыковки. Кроме того, в отличие от системы FORTS, у многих российских брокеров нет специалистов, глубоко разбирающихся в SPAN.

Конечно, такой серьезный вопрос, как выбор системы риск-менеджмента, необходимо решать с учетом мнения участников рынка.

– А чем-нибудь еще кроме развития FORTS Вы и Ваши коллеги занимаетесь или занимались? Общение с коллегами с рынка не ограничивается работой?

– Да, много чем. Несколько лет назад я заканчивал ремонт в квартире и долго не мог найти достойной барной стойки. Игорь Сокол из «АК БАРС Финанс» предложил тряхнуть стариной и сделать ее самостоятельно. До того, как стать опционным трейдером, он был и физиком- теоретиком, и мебельщиком. Мы закупили столярное оборудование на хорошую мастерскую (рубанки, лобзики, фрезеры). В конце третьего месяца ежевечерних работ я стал тихо ненавидеть плотницкое дело. В течение этих месяцев у меня была огромная мотивация пораньше уходить на работу и как можно позже возвращаться. Но барная стойка получилась шедевральная.

– Какие напитки предпочитаете?

– Бар есть, и он заполнен всевозможными алкогольными напитками. Правда, совсем нет времени до этих напитков добраться. В редких случаях, когда это все же удается, могу себе позволить пару глотков хорошего коньяка, например, Hennessy. А вообще, за все время работы, даже на таких вечеринках, как недавний юбилей рынка FORTS, никто не видел меня с алкоголем в руках. Это не мой конек, есть немало других источников вдохновения, например, интересная работа.

– Какие еще увлечения, помимо столярного дела, у Вас есть?

– Ну, столярное дело вряд ли можно отнести к моим талантам. Свободного времени практически нет, недаром мои коллеги шутят, что у меня в организме, скажем так, присутствует батарейка Energizer. Если серьезно, пожалуй, время остается только на художественную литературу, любимый жанр – фэнтези. Отсюда и мой стиль работы, все время пытаемся поднять что-то неподъемное, двинуть что-то недвижимое – сплошная магия (Смеется).

– У Вас есть друзья не из профессионального сообщества, чем они занимаются?

– Есть, конечно: две кошки с одинаковыми кличками Коша (очень удобно – когда зовешь, бегут сразу обе) и черепаха по прозвищу Череп (Смеется). Учитывая 10 лет работы на одном месте, все друзья так или иначе связаны с фондовым рынком, по-другому и быть не может. Я ведь уже говорил, что FORTS – это наша жизнь.

Serd3.jpg

Сотрудники РТС: Евгений Сердюков и Михаил Иванов

– Поступали ли Вам за столь продолжительную карьеру на бирже предложения от других работодателей, насколько они были заманчивыми и почему Вы отказались покинуть РТС?

– Конечно, на работу звали неоднократно в течение всей карьеры в РТС. И, что вполне естественно, чем дальше, тем предложения были более заманчивыми. Кстати, звали работать и на ММВБ в период накала конкуренции между биржами. С началом процесса объединения предложения поступают постоянно, но я однолюб – FORTS не променяю ни на что. Считаю, что не ошибся в выборе пути, ведь объединение открывает прекрасные перспективы. Кстати, весьма выгодные предложения поступали многим членам нашей команды, что подтверждает ее ценность.

– Не секрет, что основным спонсором нашего журнала является Биржа РТС. Поведайте как непосредственный участник процесса, как появилась идея его создания?

– Анатолий Григорьевич Гавриленко, возглавляющий Комитет по срочному рынку Биржи РТС, долго говорил о необходимости выпуска газеты или журнала о срочном рынке. Когда мы создавали журнал F&O, были большие сомнения, удастся ли сделать его интересным и качественным, хватит ли материалов на постоянное издание. Журнал выходит уже почти четыре года, и я считаю, что проект успешен. Кстати, после выпуска одного из первых номеров в редакцию журнала поступило письмо со словами поддержки, подписанное заместителем председателя Правления Банка России Сергеем Анатольевичем Швецовым. Конечно, журнал такого качества мог получиться только благодаря команде, которая его делает.

– Возвращаясь к FORTS и интеграции. Какие нововведения произойдут в ближайшее время на объединяемом срочном рынке?

– Мы с Сергеем Калининым (заместитель директо- ра Департамента срочного рынка) решили усовершенствовать систему работы с маркет-мейкерами. Для этого создается отдельное подразделение, в которое войдут сотрудники обеих бирж. К этой работе мы подключили Константина Свириденко (руководитель Отдела по работе с финансовыми институтами). Нами уже накоплен большой опыт в работе с маркет-мейкерами, плюс сейчас мы погрузились в изучение западных стандартов. Думаю, систематизация работы в этом направлении обязательно скажется на ликвидности рынка.

Ведется активная работа по направлению развития маркетинга продуктов у Михаила Иванова (руководитель Управления бизнес- развития). Без сильного маркетинга гениальностью продукта будут наслаждаться только его изобретатели. Наш рынок до сих пор очень мал и сильно нуждается в существенном росте клиентской базы.

Нам нужны как те, кто создает ликвидность – иностранные фонды, банки и управляющие компании, так и те, кто пользуется ей и генерирует большое количество сделок, то есть частные инвесторы, хедж-фонды и алготрейдеры.

Также у нас большие амбиции в развитии товарного рынка. Мы начали рассчитывать индексы net back по ценам на нефтепродукты. Они будут отражать сверхпремию, которую получают российские вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) при реализации нефтепродуктов.

Купить подписку на журнал Financial One

– Какие крупные западные фонды и банки уже торгуют на FORTS, и кто рассматривает возможность выхода на рынок?

– Тех, кто уже проводит операции, можно найти в списке наших расчет ных фирм на сайте: UBS, Citigroup, Credit Suisse, Deutsche Bank, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley, Unicredit. В ближайшее время мы ожидаем подключения к торгам на срочном рынке JP Morgan, Barclays Capital, Newedge, Sociйtй Gйnйrale, BNP Paribas, чуть позже – Royal Bank of Scotland. Список весьма внушительный, и мы этим гордимся, поскольку работа с иностранными участниками на протяжении длительного периода времени остается одним из приоритетных направлений нашей деятельности.

– По Вашему мнению, сколько еще понадобится кризисов, чтобы управляющие ПИФов и НПФов научились хеджировать риски?

– Начиная с середины прошлого года мы проводим системную работу по выводу управляющих компаний на срочный рынок для хеджирования их инвестиционных портфелей. Благо, законодательство теперь позволяет им делать это. Это еще одно из приоритетных направлений нашей деятельности, и прогресс в понимании необходимости обучиться работе с производными инструментами уже виден. Думаю, все управляющие компании, которые выживут текущей осенью, получат большой импульс в применении хеджирования, а соответствующий инструментарий и нормативная база уже имеются.

– При развитии ваших продуктов делается ставка на их продвижении в сети Интернет, в том числе через социальные сети и блоги. Кто Ваш любимый блогер?

– У меня их несколько. Первый – Анатолий Григорьевич Гавриленко (президент Российского биржевого союза). Как сказал недавно Михаил Сухобок (вице-президент биржи ММВБ), раньше у него утро начиналось с газеты и чашки кофе, а теперь с блога www.gavrilenko.ag. Тимофей Мартынов (ведущий на канале РБК), также проделал большую работу и создал по-настоящему ценный для практикующих трейдеров ресурс.

– Какие, на Ваш взгляд, перспективы у объединенной биржи, скажем, через три, пять лет?

– Объединенная биржа через 3 года – это единственная площадка в России и в мире, на которую приходят все участники, как локальные, так и международные, чтобы работать с деривативами на российские базовые активы. Кроме того, это единственная биржа для российских инвесторов, желающих торговать всевозможными произ водными инструментами (от простейших до самых экзотических) на любые базовые активы.

Serd2.jpg

Сотрудники РТС (слева направо): Светлана Людиновскова, Сергей Замолоцких, Андрей Салащенко, Сергей Данов, Сергей Калинин, Варвара Иноземцева, Михаил Иванов. В центре сидит Евгений Сердюков.







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи