Lifestyle / Financial One

«Чубайс с Черномырдиным на примере приватизации РАО «Газпром» нарушили все мыслимые и немыслимые принципы приватизации»

«Чубайс с Черномырдиным на примере приватизации РАО «Газпром» нарушили все мыслимые и немыслимые принципы приватизации» Фото: facebook.com
5579

Продолжаем публиковать выдержки из будущей книги Николая Кротова «Период беззакония (1988–1996 гг.) из серии «История фондового рынка». 

Руководитель чекового инвестиционного фонда их Хакасии Николай Бедарев рассказал историю, произошедшую где-то в начале 1995 года. К тому времени мы уже хорошо сошлись и даже «закалились» в совместных делах с коллегами из Екатеринбурга. Они, к примеру, хорошо знали мою «слабость» в виде приверженности нашего Фонда к акциям РАО «Газпром». Здесь нужны некоторые пояснения. 

Чековые аукционы по акциям «Газпрома» начались почти на излете народной приватизации – весной 1994 года. Руководство крупнейшего российского предприятия, поддерживаемое тогдашним премьером Виктором Черномырдиным, активно сопротивлялось общим принципам приватизации, которые предусматривали равные возможности для всех жителей страны. В результате 33,9% акций компании были выставлены на закрытые чековые аукционы в 62 из 89 российских регионов, в которых якобы располагалось имущество «Газпрома». Хакасия в этот список не попала. 

Распределялись акции пропорционально стоимости имущества в каждом из отмеченных субъектов федерации – кто это имущество оценивал, было неясно. А принимать участие в аукционах могли только физические лица, прописанные в регионе, где он проводился – чековые фонды повсеместно выпали из списка претендентов на эти акции. Сравнивая количество акций и жителей, несложно было заранее определить наиболее привлекательные регионы. К таковым, помимо главного центра добычи газа Ямало-Ненецкого округа, можно было отнести не только Тюменскую область, но и, например, Вологодскую, Пермскую и Свердловскую области, а также Удмуртию и Мари-Эл. 

Жителям же Москвы и Петербурга явно ничего не светило. Так, каждый москвич, участвовавший в таком аукционе, получил в среднем по 50 акций номиналом 10 (неденоминированных) рублей на чек, а петербуржец – 65. А вот в Тюменской области такие граждане оказались куда более состоятельными – 2100 акций на чек или $32 823 на пике их цен в те времена. В лидерах же по числу акций на ваучер оказались Пермская область – 6000 и Мари-Эл – - 5900. 

Сегодня, когда либерализация рынка акций «Газпрома» давно прошла, и о так называемых серых схемах владения почти не вспоминают, уже можно говорить о том, что в Тюменской области, например, основными инвесторами выступали не столько местные жители, сколько целый ряд финансовых компаний. Схемы были сложны и акции потом, при хорошем исходе, ещё долго передавались юридическим лицам с помощью дарения, внесения в уставный капитал и многих других уловок. 

Впрочем, изначально все понимали, что простых путей не будет. Так, уже тогда наш «Хакасский инвестиционный фонд» вкупе с новосибирской компанией «Профит Хауз» и рядом других заинтересованных юридических лиц составили своеобразный пул приличного количества приватизационных чеков и запустили его через некое физическое лицо на аукционе именно в Тюменской области – была такая высокооплачиваемая, но и рискованная услуга на рынке ценных бумаг. Ходили непроверенные слухи, что этот наш «пул» в результате приобрел до одного процента акций РАО «Газпром».

Служба безопасности этот наш заговор раскрыла уже через год. Они легко по реестру вычислили нашего частного крупного владельца акций газового гиганта. Под обещание реального уголовного преследования за нарушение приватизационного законодательства его раскололи, и он нас всех сдал. То, что Чубайс с Черномырдиным на примере приватизации РАО «Газпром» нарушили все мыслимые и немыслимые принципы приватизации, ранее принятые, никого тогда не интересовало.

Затем в оборот взяли уже нас, юридических лиц-нарушителей – под угрозой санкций нас принудили продать эти акции указанным компаниям. Реализация эта состоялась на грабительских условиях – мы едва окупили стоимость вложенных ваучеров и накладные расходы. В среднем по России на приватизационный чек пришлось 1900 акций «Газпрома», и это, пожалуй, была единственная возможность перевыполнить обещание Чубайса превратить ваучер в две «Волги» и даже в иномарку совершенно бесплатно.

В этой связи меня очень заинтересовало то, что в Свердловской области цена аукциона была 2200 акций «Газпрома» на чек – за этим стояла прекрасная возможность, взять в этом регионе через вторичную их скупку приличный пакет, поскольку у частных лиц на руках этих акций было много. Но и в рамках данной области среди городов в этом вопросе были свои рекордсмены – мне лично понравился город Нижний Тагил.

У моих друзей из «Уральского фондового центра» (Федоров Е., Злобин В., Капустин С.) был свой филиал в этом городе, который возглавлял Г. Демьян, а у того на примете имелся частный брокер М. Дмитрий, который специализировался на скупке акций «Газпрома». Я не устаю удивляться этим уральцам – нет бы, на себя поработать, так они все это мне предоставили совершенно бескорыстно.

Правда, в этом вопросе была своя особенность – в то время в России ещё не существовало организованного вторичного рынка акций «Газпрома». Все их продажи тогда проходили по неким эксклюзивным схемам – некоторые из них мне были доступны, но они в основе своей тоже были для продавца грабительскими.

Что поделать, так знающие люди колотили себе капиталы – среди них, например, был Волошин Александр Стальевич (будущий глава администрации Президента России Ельцина Б.Н.) со своей компанией «Горизонт», которая и проводила вторичные аукционы по продаже этих акций. Поскольку других вариантов продажи практически не было, то мы на них и стремились, да ещё и по особым договоренностям. Грабеж состоял в том, что не все заявленные акции попадали на сам аукцион. По какой-то непрозрачной схеме к торгам допускались лишь часть пакетов акций, а остальные без права обратного востребования продались за бесценок компании организатору торгов. Наш инвестиционный фонд потерял на этих подходах десятки тысяч акций «Газпрома», правда, редкие попадания в аукцион как-то компенсировали эти потери…

Словом, мне выделили на два дня хорошую машину с шофером в качестве охранника. Дополнительно меня сопровождал в этой поездке приятный для меня человек Олег Нецеля с офицерским прошлым – наличных денег при мне было приличное количество. По дороге я, привыкший к сибирским лесным пейзажам, тем не менее, не уставал удивляться уральским красотам, но в одном месте меня поразил своеобразный сосновый лесоповал – следствие урагана, прошедшего полосой.

В самом Нижнем Тагиле все прошло как по маслу – люди к нашему приезду подготовились основательно. Приличный пакет акций Дмитрием М. был уже сформирован, а с несколькими продавцами, которые хотели сами поторговаться, я быстро договорился, поскольку уже примерно знал, почем я смогу эти акции продать, потому легко принял условия их всех. Как говорится, все остались довольны. В этой поездке я купил несколько десятков тысяч акций «Газпрома», а позднее ещё не раз пользовался этим каналом на полном доверии.

Мы решили заночевать в городе, а утром двигаться в обратный путь. В нашей гостинице оказался чуть ли не лучший в Нижнем Тагиле ресторан с варьете – с моей стороны было бы верхом невоспитанности не отблагодарить всех моих помощников и участников успешно проведенного дела. Мы сели у окна поближе к сцене, где уже начиналось представление девушками из варьете.

В дальнем углу ресторана расположилась большая и шумная компания молодых людей с явными криминальными замашками – мы этому не удивились, поскольку к таким посиделка» повсеместно в тот период мы уже привыкли. Нам подали закуски, едва мы выпили по первой стопке, как входная дверь от удара ногой с треском распахнулась, и в зал буквально впрыгнул огромный человек с двумя пистолетам в поднятых руках – на нем была фуфайка защитного цвета, а под ней тельняшка.

«Все, суки, на пол!» – громко проорал он и выстрелил для убедительности. Сзади его подпирала целая толпа вооруженных людей. Первая моя мысль была о том, что нас сейчас будут грабить – в голове всплыли ясные картины одесских «шмонов» из кинофильмов. Почти инстинктивно я спрятал свой портфель с остатками денег и с документами за штору окна, да ещё и успел придавить его ножкой от стола одним энергичным движением. Стрелять из бандитского угла начали, практически, сразу же – завертелась большая суета. Мы кинулись на пол уже не по команде, а из-за опасений за свою жизнь. Девушки из варьете там уже привычно расположились – видно им это было не впервой. Потом по нам побежали, причем, многолюдно – путь ко второму выходу из ресторана через кухню лежал мимо сцены. Не скажу, что слышал свист пуль над головой, но, как говорится, «стреляли…».

Довольно быстро все стихло. Оказалось, это даже не местный, а екатеринбургский ОМОН, проводил операцию по задержанию неких преступников с прицелом на их главаря, который, как позже выяснилось, все же ушёл. Одеты служивые были на удивление разношерстно, к тому же, среди них было несколько гражданских оперативников. То, что мы приняли их за грабителей, было вполне оправдано. Нас бесцеремонно подняли, выстроили руками в стенку, начали обыскивать. Олег Нецеля на правах принимающей стороны, заявляя о своем офицерском прошлом, начал громко возмущаться. Ему без разговоров дали прикладом автомата по ребрам – пришлось замолчать. Хорошо кости не переломали, хотя с его синяками нам позднее пришлось повозиться.

Портфель мой при обыске в ресторане так и не нашли (большой минус нашим органам), зато вопросов при разбирательстве было меньше. Короче, посмотрев наши паспорта и командировочные удостоверения, опросив для вида под протокол, нас отпустили – мы явно не вписывались в их интерес. Официант не забыл попросить нас оплатить по счёту сполна, сказав с сожалением, что ресторан закрывается на реконструкцию – действительно, погром в нем был добрый.

Вот так, с шутками и прибаутками и развивался вторичный рынок ценных бумаг в России. При первичном их размещении к тому времени был уже относительный порядок. Кстати, оружейные подходы при скупке акций различных эмитентов на местах в тот период были не редки, в том числе и на наших глазах. А тот случай в небезызвестных екатеринбургских кругах ещё долго обсуждался – мне же он только авторитета добавил… 

Напоминаем, книга выйдет в 2 тт. в издательстве «Экономическая летопись». Генеральным партнёром по её изданию выступила группа Санкт-Петербургской биржи и ассоциация «НП РТС», партнёрами: независимая регистраторская компания Р. О. С. Т и инвестиционная фирма «Олма».

Генеральный информационный партнёр — Fomag.ru.

Еженедельно мы размещаем отрывки из готовящейся книги.

Наиболее интересные рассказы об опыте работы на фондовом рынке наших читателей, исторические фотографии, комментарии … будут поощряться. Их авторы получат уже вышедший первый том «История фондового рынка. Опыты регулирования ФКЦБ и ФСФР. Персональные дела и деяния» с автографом автора (либо по желанию без него).

Материалы можно посылать в адрес редакции i.shlygin@fomag.ru либо в адрес издательства nk@letopis.ru 

Предыдущие публикации

Несколько причин обратить внимание на первый том «Истории фондового рынка» (ссылка)

«Ну, зону строгого режима можно сдавать в аренду?» (ссылка) 

«Как-то раз возвращаюсь с работы, вижу в подземном переходе бабулька чипсами торгует, спрашиваю – сколько стоит, а она: "По тысяче, Дима, по тысяче". Я пригляделся…» (ссылка)

Напоминаем, подготовка книги вышла на заключительный этап, в сентябре 2 книги объемом по 700 стр. каждая должны будут выйти и у вас есть возможность быть среди первых её читателей.

Для этого надо зайти на сайт







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи