«Я покупал «Газпром» по рублю за акцию!»

Алексей Быков, лучший опционный трейдер ЛЧИ-2014 07.04.2015 09:50
17657

Победитель конкурса ЛЧИ-2014 в номинации «Лучший опционный трейдер» Алексей Быков (Быков200176) – далеко не новичок на фондовом рынке. Начав свой трейдерский путь в юном возрасте с продажи ваучеров, он успел не только поучаствовать в акционерной лихорадке как скупщик, но и прошел через все российские кризисы как биржевик относительно безболезненно – по крайней мере, как утверждает он.

Перескочив с акций и облигаций на рынок деривативов несколько лет назад, Алексей достаточно быстро освоился в мире фьючерсов и опционов, а наградой за его усидчивость стала победа в проводимом Московской биржей конкурсе трейдеров. Financial One пообщался с опционщиком и выяснил, как эволюционировал его подход к торговле этими сложными инструментами и что в итоге помогло ему подняться на трейдерский пьедестал.

Интервью с Алексеем было записано в феврале 2015 года.

Стартовая сумма: 817 032 рубля

Доход: 1 047 906 рублей (+128,26%)

Стратегии: направленная торговля, дельта-нейтральная торговля

Инструменты: фьючерс на индекс РТС (RI), фьючерс на пару доллар-рубль (SI), опционы на фьючерсы RI и SI.

Алексей, это ваш первый конкурс ЛЧИ?

Второй. Я участвовал в 2013 году, но активно не торговал и в итоге закончил соревнование где-то в третьей сотне.

А как вы вообще попали на фондовый рынок?

На рынке я с 1994 года. Первый пакет акций получил после обмена своего ваучера на тысячу акций «Газпрома» в Новосибирске через аукционный центр. Тогда это было очень модно – приватизация, «ваучер за «Волгу»... Машину я, конечно, на него не купил, но миноритарием нашей газовой компании стал.

Мне тогда было 17–18 лет. Я поступил в Институт народного хозяйства (сейчас он называется Академия экономики и управления) на кафедру банковского дела. Там же защитил потом и кандидатскую диссертацию по специальности «Финансы, денежное обращение и кредит». Тема – консолидация акционерных обществ.

Параллельно работал в финансовых компаниях и банках, фактически занимался скупкой бумаг у населения и профучастников, то есть собирал крупные пакеты акций. Например, когда я работал в новосибирской компании «Интерспрэд-Инвест», провел неплохую сделку по консолидации и перепродаже 25% акций Комсомольского НПЗ. Этот пакет сначала перешел к одной крупной структуре, а потом через полтора года его приобрела «Роснефть».

Много удавалось тогда заработать?

Доходности были высокие. Берешь бумагу, скажем, по 100 рублей, а потом перепродаешь ее по 200. Как все происходило: на волне приватизации людям раздавали акции предприятий, и среди них были некие заинтересованные лица – менеджмент компаний или внешние инвесторы. Для этого они нанимали брокерские конторы, представители которых путешествовали по регионам, собирали крупные пакеты, а потом перепродавали клиентам. На таком примитивном арбитраже получалось делать хорошие деньги.

До какого момента это продолжалось?

До кризиса 1998 года. Как сейчас помню – в городах Новый Уренгой, Надым мы скупали «Газпром» по 3–3,5 рубля, а перепродавали по 4,5–5 рублей. Так и складывалась маржа. Среди таких скупщиков, как я, была жесткая конкуренция на местном рынке – вставляли друг другу палки в колеса.

И вот одним августовским днем просыпаюсь от звонка одного из собратьев по ремеслу, который мне вдруг предлагает «Газпром» по 3 рубля в любом объеме. Я сначала удивился (мы же за такие деньги у населения все скупали), включил телевизор – и понял, что к чему… На бирже стоимость бумаг упала с 4 рублей где-то до 36 копеек! Конечно, у своего коллеги я ничего тогда не купил, зато успел на бирже купить небольшой пакет по рублю за акцию…

Ну а потом я переехал в Москву, и мы с партнерами занимались созданием фондов для вложений в недвижимость. Я в то время выступал скорее менеджером: организовывал проспект, работал с аудиторами, депозитарием. Должен был начать поиск клиентов и продавать им паи, но в итоге грянул кризис 2008 года, и наш фонд стал временно не востребован. Мы не смогли найти ни подходящие проекты, ни серьезные деньги для реализации. В итоге открытый нами фонд в Андорре мы прикрыли и вернули инвесторам их вложения.

А чем еще занимались?

После кризиса ушел в реальный бизнес, начал заниматься продажей кабеля и других электротоваров. Параллельно вплотную занялся биржевой торговлей. Тогда и открыл для себя рынок фьючерсов и опционов, хотя до этого спекулировал только акциями и облигациями. Искал бумаги на полгода-год с высоким потенциалом. По широкому кругу бумаг работал.

Вспомните самую яркую сделку периода нулевых?

По третьему эшелону проходила покупка акций «Кемеровского азота». Я покупал эти бумаги по 10–15 рублей, а продавал по 240 и больше рублей через «Ренессанс», у которого в то время был крупный клиент, занимавшийся консолидацией актива. Сделки проходили через RTS Board, причем у меня был твердый bid, так что никаких проблем с реализацией не было. Что любопытно – я скупал бумаги и у населения, и у профучастников, но последние, видимо, не знали о том, что в торговой внебиржевой системе стоял твердый покупатель.

А на открытом рынке?

В 2002–2003 годах я покупал «префы» Сбербанка по 14–16 рублей, потом продавал их по 70–100 рублей. Классная сделка была связана с компанией «ЮКОС». К моменту ареста Ходорковского я и на свои торговал, и вел клиентские портфели. Накануне того исторического события, в пятницу, почувствовал, что надо «переворачиваться», в итоге я бумаги по всем портфелям продал в шорт. Кроме «ЮКОСа».

Интуиция не подвела. В понедельник, уже после ареста основного владельца нефтяного гиганта, рынок провалился в тартарары. Некоторые акции падали на 30–40%, сам «ЮКОС» тогда вообще в пол втоптали.

После этого я закрыл все портфели с прибылью, вернул клиентам деньги и сказал, что пока не готов брать в управление. Тяжелый был период, ведь многих в тот день выносили с рынка «вперед ногами» по margin call.

А как вы попали на рынок деривативов?

Конечно, меня никто туда не звал, я просто увидел, что там можно показать бешеную доходность, поэтому я и пришел на него в 2008–2009 годах. Сначала занялся фьючерсами. Хотел и опционами поторговать, но в то время были очень большие спреды. Стоишь в bid – а тебе никто не вливает.

В итоге занимался спекуляцией на фьючерсах с разными датами исполнения – дальние продавал, ближайшие – покупал. В общем, играл на календарных спредах.

Параллельно пристально следил за опционами. Чем мне нравится этот инструмент: покупая put или call, ты знаешь, что не можешь потерять больше, чем ты за него заплатил. Это помогает прогнозировать доходность своего портфеля.

Но ведь никто не отменял «черные лебеди» в виде резкого увеличения ГО в период аномального взлета волатильности. В этот момент даже купленные опционы не гарантируют отсутствие проблем…

Это да, разумеется. Например, почему в начале конкурса ЛЧИ возникла просадка по портфелю в 40%? В тот момент я делал простую вещь: продавал коллы с высоким страйками и покупал с низкими. Грубо говоря, осенью покупал call на фьючерс на пару доллар-рубль по 40 000 и продавал call по 49 500. В какой-то момент я заметил, что моя позиция начинает наклоняться не в ту сторону. И тогда мне пришла идея хеджировать ее путем покупки 60-х опционов call. Как сейчас помню – они продавались по одному рублю. Я купил их всего на 3000 рублей, а потом оказалось, что эта сделка принесла мне порядка 30% общего дохода в течение конкурса. На пике я продавал эти опционы по 330 рублей. Соответственно, пока меня вариационка вытягивала, я закрывал проданные коллы.


Судя по вашим сделкам на ЛЧИ, вы постоянно хеджируете свою позицию фьючерсами.

Да, я не люблю продавать опционы без покрытия – страшно. Да к тому же с таким подходом был связан не самый приятный опыт. Это было в начале 2013 года. Я тогда немного рано зашел во фьючерс по доллару и покупал 40-е опционы call, которые после исполнения остались глубоко вне денег. Я знал, что доллар будет расти, но ошибся на полгода, в итоге мне не помогло даже активное хеджирование. Поторопился, в общем.

Поэтому всегда стараюсь свою позицию страховать, то есть фактически «нейтралить» ее по дельте.

А как вы считаете параметры?

Хороший вопрос. Конечно, есть специальные программы, но я их не использую. Параметры применяю скорее интуитивно или же просто веду банальные подсчеты в уме. Можно ведь это все примитивно смоделировать: скажем, продал 100 фьючерсов – откупил 50 опционов call.

24 ноября 2014 года. С этого числа начался рост доходности вашего портфеля, и просадок с тех пор у вас практически не было – заработок взлетел с 20 до 120% к концу конкурса. У вас в портфеле, судя по статистике, были опционы call с 45 000–60 000 страйками, которые вы хеджировали шортом фьючерса на пару доллар-рубль. На основании чего пришли к выводу, что такая конструкция принесет вам прибыль?

Во-первых, на повестке дня стоял украинский фактор, во-вторых – проблемы с бюджетом из-за падения цены на нефть. К тому же, исходя из известной формулы, по которой нужно 3700 рублей делить на стоимость нефти сорта Brent, чтобы получить курс доллара, можно было сделать вывод, что «американец» недооценен, поэтому надо было играть на повышение.

Вы работали с ближними сериями опционов. А почему дальние не использовали?

Я был готов ими торговать, стоял в стакане, но никто со мной не торговал, не было предложения. Я вообще стараюсь не уходить далеко от теоретической цены.

А как вы сами подсчитываете волатильнсть?

Просто смотрю на доску опционов, там она уже подсчитана по формуле Блэка-Шоулза. На нее я и опираюсь.

То есть вы считаете, что неискушенным опционщикам она вполне подойдет?

Я считаю, что можно всякие формулы использовать. Человек, который приходит на рынок опционов, может и не знать уравнение, но должен разбираться, какие параметры влияют на ценообразование дериватива: что такое процентная ставка, как учитывается срок до экспирации, какой параметр отвечает за волатильность и так далее. Эти базовые знания ему необходимы для понимания того, что он будет делать в разных рыночных ситуациях.

Специальные модели мне пока не нужны. На их понимание и внедрение нужно потратить много времени. И потом – вспомните историю фонда LTCM. Его основали в том числе люди, которые занимались ценообразованием опционов, но им это особо не помогло…

А что бы вы посоветовали новичкам, которые только начали изучать опционы?

Прежде всего, они должны ментально проститься с той суммой, которую готовы потерять, набивая себе шишки. Второе – тщательно отобрать активы, с которыми будут работать. Я бы посоветовал оставить их не больше пяти. Третье – заниматься анализом графиков базового актива. И ни в коем случае не продавать на первых порах непокрытые опционы.

Вы следите за фьючерсом на индекс волатильности?

Да, даже торговал им, но только старым фьючерсом RTSVX. Мне не понравилось – ГО было большое, спреды широкие и участников было мало. А когда еще и при первом же скачке стакан высыхает – зачем это нужно?..

Зато вот в целом по опционам с годами волатильность, наоборот, сталагораздо лучше. По инструменту доллар-рубль – однозначно. Например, заявкой в 1–1,5 млн существенно сдвинуть спред нельзя.

Хорошо. Вот сейчас начало февраля. Какую вы выстроили позицию?

Я стою в длинную по доллару на споте. У меня есть купленные call со следующими страйками: 70 000, 74 000, 73 000, 55 000, 76 000, 75 000 и 74 750. Старые серии опционов я роллировал. В качестве хеджирования выступают проданные фьючерсы.

Не пытались с помощью опционов отыгрывать фигуры теханализа на графиках базового актива?

Иногда отыгрываю, но не часто. Вот, например, фигуру «Треугольник» я не считаю ценной с точки зрения прогнозов. Зато формация «Голова и плечи», на мой взгляд, работает нормально.

Вы пытаетесь отыгрывать рыночные неэффективности на рынке опционов? Можете привести какие-то примеры?

Конечно, пытаюсь находить и отрабатывать. Их на опционном рынке достаточно. Например, раньше можно было сыграть на несовпадении цены фьючерса и опциона call. То есть я мог продать фьючерс на доллар-рубль по 50 000 пунктов и одновременно купить call со страйком 48 000 по 1000 рублей…

Есть ли у вас планы начать торговать на американском рынке?

Планирую в ближайшее время это сделать, но пока у меня первоочередная задача – автоматизация моего торгового алгоритма. Я хочу найти людей, которые это бы мне все грамотно сделали. Ищу больше месяца, но пока не особо успешно.

Конечно, боюсь делиться своими наработками, в этом есть риск, но ведь на любую стратегию есть и контрстратегия.

А какой объем средств может переварить ваша система?

Полагаю, что от 500 тысяч до 15 млн может переварить. На больший объем не хватит ликвидности. Ставлю перед собой цель порядка 18–20% доходности в месяц по собственному портфелю.

Беседовал Константин Полтев







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи