«Торговля не для нервных»

Андрей Беритц, Известный на срочном рынке как Mumitroll 15.06.2011 10:00
7339




Беседовал: Александр Патрикеев

Андрей Беритц, известный на срочном рынке как Mumitroll полагает, что 80% скальпинга – это психология, а 20% – техника. Один из старейших скальперов на FORTS поделился с читателями F&O некоторыми секретами мастерства.

– Вы начинали торговлю как скальпер. Чем Вас привлек именно этот принцип торговли?
– Мне понравилось, что так я смог зарабатывать. Я тогда искал себя и начал торговать на срочном рынке. Вскоре пришел к выводу, что чем меньше нахожусь в позиции, тем меньший риск беру на себя и тем самым лучше отыгрываю движения. В результате стала вырисовываться какая-то стратегия работы. Не было такого, чтобы я выбирал между дейтрейдингом, скальпингом и чем-то еще, а потом решил заняться именно этим. Все получилось исходя из движений на срочном рынке, конъюнктуры того времени.

– То есть скальпинг для Вас более комфортный вариант, чем дейт рейдинг или среднесрочная стратегия?
– Да, этот способ торговли для меня подходит больше всего. Я научился контролировать прибыли и убытки и увидел для себя много плюсов именно в таком стиле. Почти сразу понял, что именно тут можно зарабатывать, и стал это делать. Безусловно, прибыль стала определяющим моментом.

– А до этого были какие-то потери на срочном или фондовом рынках?
– Да, были. Вначале я немного поторговал на Forex, «полетал» там туда-сюда, потом перешел на рынок акций. Был даже среднесрочным инвестором и пробовал заниматься техническим анализом. Помню, покупал акции РАО «ЕЭС России» по 3 рубля, затем они падали до 2,15 рубля, а я держал. Были просадки на половину счета. Вот так я учился работать. Слава богу, неудачи не разочаровали, и я остался на рынке. А как только пришел торговать на FORTS, почти сразу стало получаться это делать это успешно.

– Андрей, скажите, насколько скальпинг тяжелое занятие?
– Оно достаточно стрессовое, хотя, смотря с чем сравнивать. Вероятно, оно легкое по сравнению с трудом шахтера. Могу сказать, что скальпинг требует максимальной самоотдачи.

– Психологически ведь скальпить непросто?
– Безусловно, но и физически тоже. После рабочего дня ощущаешь очень серьезную физическую усталость.

– В конце весны ввели вечернюю сессию. Теперь торги идут больше 12 часов. Насколько это осложнило Вам жизнь, или Вы ставите себе временные рамки для торговли?
– Я работаю до 18:00 мск. В крайнем случае, если торговый день очень интересный, могу задержаться на час. Вечером я решил не работать. Было время, когда торговал допоздна. Играл на американском рынке: начинал в три часа дня и заканчивал в полночь. Однако затем решил, что мне не нравится такой график. Зачем мне вообще деньги, если все вечера заняты работой? Я не успевал ни отдыхать, ни заниматься своими делами. Так что теперь ограничиваю себя, есть рабочий день днем. Дневная сессия мне больше нравится, потому что там цены изменяются по более близким мне законам и выше активность. Хотя я знаю людей, которые успешно торгуют по вечерам. В данном случае это личное дело каждого.

– На американском рынке Вам не понравилось только время работы?
– Несколько месяцев я торговал на американской площадке. Но рынок там совершенно другой. Я дошел до точки безубыточности, начало что-то получаться, но тут отечественный рынок начал сильно расти. Это был 2005-й год. Я сделал выбор в пользу Российского рынка, так как здесь можно было зарабатывать реальные деньги. Наш рынок еще молодой, и с ликвидностью у него хуже, но он дает больше возможностей. То, что можно сделать здесь, на Западе не получится.



Биография

Андрей Беритц
Андрей Беритц Родился в 1982 году в Пскове. Закончил Псковский политехнический институт. На фондовом рынке работает с 2002 года. Имеет опыт работы на различных площадках: FOREX, ММВБ, FORTS, NYSE. На данный момент является совладельцем ООО «Псковская Фондовая Компания». В свободное время занимается обучением работе на фондовом рынке. Увлечения – перепробовал практически все. На данный момент интересны: фотография, музыка, дайвинг, горные лыжи и парашютный спорт.


– Какие программы или дополнительное техническое обеспечение необходимы скальперу?
– Мне кажется, чтобы быть успешным скальпером, ничего кроме Quik или других аналогичных торговых платформ не нужно. Есть трейдеры, которые работают напрямую, есть те, кто пишет и ставит программы в довесок к Quik. Я много раз видел ситуации, когда один трейдер без конца усовершенствует дополнительные программы, но все равно ничего не получается, а другой и без этого зарабатывает. 80% любого трейдинга – это психология, а 20% – техника. Так что все эти программы влияют на результат, но не принципиально. Сейчас конкуренция на рынке растет, поэтому важна каждая доля секунды, и программа может стать только подспорьем.

– Насколько в таком случае важна устойчивость каналов связи и загруженность серверов брокера?
– Канал связи должен быть максимально устойчивым. Необходим, как минимум, один резервный канал. Если связь оборвалась, то можно хотя бы закрыть свою позицию. И конечно, чем меньше проблем с брокером, тем лучше. Хотя полностью их избежать невозможно, ведь нередко сложности связаны еще и с работой биржи.

– Какими задатками должен обладать человек, чтобы стать хорошим скальпером?
– Мне кажется, каждый может им стать. Просто одному для этого придется сломать больше каких- то установок внутри себя, другому такой метод более подходит по психотипу. Нужны черты, которые относятся к любому виду трейдинга: аналитический склад ума, способность контролировать свои эмоции и разбираться в собственной психологии, нужен подвижный ум и желание. Все необходимые качества воспитываются со временем.

– Поделитесь с читателями вашими табу. Чего нельзя делать скальперу ни при каких обстоятельствах?
– Ни в коем случае нельзя держать убыток и ждать, когда цена вернется на необходимый уровень, оставлять открытую позицию, то есть выходить за рамки своих торговых правил. Например, очень сложно совмещать дейтрейдинг и скальпинг. Это высокая ступень трейдинга, которая подходит только очень опытным людям. Нельзя поддаваться своим эмоциям.

– После того, как Вы стали победителем сначала в конкурсе «Лучший частный инвестор», затем в номинации трейдер-миллионер, Вас не забросали предложениями управлять чужим портфелем?
– Особенно после первого конкурса поступало много предложений, предлагали серьезные деньги. Однако стратегия скальпинга упирается в ликвидность инструментов, которая невысока. Мне невыгодно брать большие деньги в управление, потому что не могу эффективно с ними работать. Если бы я согласился, то мне пришлось бы менять стратегию работы.

– Значит, в конкурсе трейдеров-миллионеров Вы участвовали своим капиталом и проводили скальперские операции на суммы с шестью нулями?
– С миллионом рублей еще возможно осуществлять подобные операции на нашем рынке, с миллионом долларов – намного сложнее.

– Миллион рублей – это примерно 100 контрактов на индексном фьючерсе. Ликвидности хватает для этого?
– Иногда я играл 400 и более контрактами. Бывают благоприятные моменты, когда таким лотом можно зайти и быстро выйти. Но это недолгие периоды. Сегодня 100 контрактов – это уже много.

– Есть мнение, что после двух лет скальпинга многие предпочитают уйти на пенсию, так как нервы расшатаны. Вы как скальпер с большим стажем не планируете заняться чем-нибудь еще?
– Мне всегда интересно что-то новое, а каждый новый день в торговле не похож на вчерашний. Я торгую каждый день в течение шести лет и мог уже три раза уйти на пенсию. Конечно, трейдинг это сложный процесс, но он не сложнее, чем другие виды эффективного бизнеса. Опыт растет и помогает правильно воспринимать психологические гонки, которые возникают в голове. Раз трейдер в течение двух лет тратит столько нервов, что не может контролировать себя, значит, он просто неправильно себя ведет. Это неверное отношение к убыткам и прибылям. По-моему, в скальпинге можно оставаться десятки лет. Однако если человек накопил за два года неплохой капитал, ему ничего не мешает открыть бизнес, если ему нравится более спокойная деятельность.

– Как у Вас происходит процесс торговли, никто не отвлекает в это время?
– Мои знакомые знают, когда проходит клиринг, и стараются звонить в это время или после шести часов. Сессия делится на активные и неактивные периоды. Конечно, все зависит от отдельного дня, но в среднем с утра и примерно до часу дня идет активная торговля, потом до 16 часов наступает период относительного затишья, после которого до 18 часов опять всплеск активности. Я стараюсь работать в ритме, как спортсмены. Они бегут какую-то дистанцию в определенном темпе, берегут силы для рывка, так же и со мной. В скальпинге нужно быть готовым ускориться или немного расслабиться в правильный момент. Иногда бывает даже полезно уехать и отвлечься. Тут включается психология. Один прекрасно себя чувствует, сидя перед монитором весь день, а другому такой вариант совсем не подходит. Например, у меня есть друг, который работает менеджером, постоянно ездит в командировки в другие города, но при этом успевает успешно скальпировать. Он постоянно переключается, и, возможно, это позволяет ему добиться хороших результатов.

– А в самые активные периоды торговли Вы не отключаете телефон?
– У меня всегда выключен звук у телефона. Он стоит на виброзвонке, я вижу, кто звонит, и перезваниваю позже, когда выхожу из позиции.

– Вы не пытались создать торгового робота, и насколько, по Вашему мнению, ему можно доверить скальпинг?
– По моему мнению, торговый робот – это лишь инструмент. Без человека он не будет работать, для него нужен программист или команда программистов. Кроме того, рынок каждый день меняется, так что робота нужно постоянно контролировать и оптимизировать его алгоритм, чтобы он всегда соответствовал текущей конъюнктуре. Если скальпер руками ветки ломает, то робот действует, как пила. Я не знаю, как реализовать опыт скальпера, так как существует слишком много факторов, и для анализа эта система слишком сложна. У меня сейчас есть предложения по этому поводу, если что-то получится, то будет неплохо. Но я очень спокойно к этому от- ношусь. Как показывает конкурс, роботы работают, но я знаю, что за каждым из них стоит человек, который постоянно что-то доделывает в нем. По сути, речь идет о той же самой ежедневной работе, просто немного отличной от скальперской, со своими плюсами и минусами. С одной стороны, человеческая психика гибка и может моментально среагировать на что-то. С другой, робот не подвержен эмоциям.

– Теоретически, робот-скальпер возможен?
– Это очень теоретически.

– Андрей, как Вы пережили падение рынка в последние месяцы?
– Для скальпера абсолютно неважно растет или падает рынок. Я работал и зарабатывал на откатах, на росте и падении. Психологически было немного тяжело, так как вокруг все кричат, что кризис, да и сам вижу, что уровни очень низкие. Вообще торговля шла нормально, единственный минус в том, что упала ликвидность. Заявок в стакане стало меньше. После столь сильных движений многие потеряли деньги и ушли.

– В дни обвальных падений Вы работали на микродвижениях или брали более серьезные колебания в несколько тысяч пунктов?
– Когда рынок так двигается, увеличивается и средний размер прибыльной сделки. Но, честно говоря, я не совсем доволен тем, как сработал на этом кризисе. Можно было сделать совсем другие деньги. Я вижу эти движения и понимаю, сколько на них можно было заработать, если, грубо говоря, «не тупить».

– Изменили ли Вы свою стратегию и методы торговли в связи с текущим кризисом?
– Я понизил количество и объем сделок и стал более аккуратным, чтобы сохранить возможность применить риск-менеджмент. Из большой позиции я не смогу быстро выйти, просто зафиксировав убыток, который можно быстро «отбить». У меня в работе постоянно что-то меняется, рынок все время разный. Сейчас намного эффективнее торговать не 100 контрактами, а десятью. Как видно по результатам нынешнего конкурса «Лучший частный инвестор», успешные скальперы, несмотря на возросшие счета, предпочитают работать небольшим лотом.

– На спот-рынке не держите сейчас капиталов? Нет желания зайти туда, пока все дешево?
– Нет, не держу. Возможно, желание есть, но получится ли совмещение работы? Мне пришлось бы стать и долгосрочным инвестором, и спекулянтом. Я считаю, что эффективнее заработать те же самые деньги с помощью скальпинга, что момент для покупки акций еще не настал. – Соответственно, и торговлю опционами Вы не практикуете?
– Лучшее – враг хорошего. Когда у человека несколько часов на руке, он никогда не знает, который час. Если часы одни, он всегда знает, сколько времени. Опционы – это совсем другая стратегия. Впрочем, с опытом приходит способность иногда совмещать стратегии. Я уже могу подержать позицию и немного посмотреть, так как знаю, куда вероятнее пойдет рынок и где может остановиться. Пока редко пользуюсь этим, так как скальпирую. Но такая информация реально проглядывается.

– Слышал про школу скальперов в Пскове, организованную при Вашем участии. Кто в ней обучается, и каковы результаты учеников?
– Я практикующий трейдер, поэтому нет желания заниматься конкретно каждым учеником. Обучение проходит следующим образом. Курсы читает наша преподавательница, которая тоже торгует довольно давно, она дает теорию и практическую базу. Затем я общаюсь по конкретным вопросам с трейдерами: подсказываю нюансы торговли, вместе делаем работу над ошибками.

– Сколько стоит обучение, и как долго оно длится по времени?
– Пока стоимость до 10 тыс. рублей и длится около полутора-двух месяцев. Обучение ведется с нуля: будущие трейдеры знакомятся с Quik, рынком акций, срочным рынком.

– Кто-нибудь из учеников школы был победителем конкурса «Лучший частный инвестор» впоследствии?
– Многие занимали первую страницу и даже близко подбирались к лучшим результатам.

– Вы работаете через сервер брокера или напрямую через шлюз?
– Через свой сервер, стоящий у брокера.

– Это сделано для ускорения работы и требует какого-то другого софта?
– В первую очередь, для надежности. Честно говоря, этот момент не настолько принципиален, как может показаться. Было время, когда я по этому поводу сильно заморачивался, в процессе разработки программы. Но через полгода я понял, что работаю неэффективно даже несмотря на новый софт. А знакомый трейдер, который спокойно работал в Quik, принимая его технические проблемы как должное, добился лучших результатов.

Купить подписку на журнал Financial One

– Достижение фьючерсами «планок» как-нибудь отражается на действиях скальпера?
– Это обескураживает новичков, но я научился этим пользоваться. Раньше мне это не нравилось, но сейчас, если успеваю заходить в позицию, жду, когда откроют лимиты. Конечно, там бывает много ложных отскоков. Нужно готовиться к планке, например, чтобы не оказаться в короткой позиции, когда рынок пробивает планку вверх. Так как убытки могут быть очень большими.

– А Вы сами когда-нибудь бьете в «планки»?
– Да. Если я вижу, что рынок сильно проливают, почему нет? Лучше я подожду полчаса и выйду с прибылью. Но бывает, что планки обманывают спекулянтов и отскакивают. Впрочем, это касается каждого движения на рынке.

– Сейчас Eva, лидер конкурса «Лучший частный инвестор» 2008 года, демонстрирует такую доходность, что давно оставила позади всех победителей предыдущих лет. Чем Вы это можете объяснить?
– Нынешняя рыночная ситуация атипична. Во время предыдущих конкурсов не было столь сильных движений. Так как ежедневные колебания просто сумасшедшие, планка по доходности поднялась намного выше. И, безусловно, средний уровень скальперов подрос.

– Расскажите какой-нибудь курьезный случай из Вашей практики?
– На рынке чаще происходят ужасные случаи, чем курьезные.

Составьте собственный опрос для сбора отзывов пользователей





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи