Срочный рынок Московской Биржи является самым перспективным для брокерского бизнеса «Открытия»

05.03.2013 12:07
1280

Срочный рынок Московской Биржи является самым перспективным для брокерского бизнеса «Открытия». О том, почему для России достаточно лишь пяти крупных брокеров и как завершилась эпоха безудержного романтизма на финансовом рынке, в интервью Financial One рассказал управляющий директор российского брокерского бизнеса ФК «Открытие» Юрий Минцев.

— Как Вы оцениваете ситуацию на рынке?

— Прошлый год в России прошел под знаком снижения основных показателей розничного брокерского бизнеса. Число активных клиентов у основных брокеров уменьшилось, и в целомспрос на инструменты рынка ценных бумаг упал. Объективно сравнивать себя с конкурентами мы можем только через рейтинг и биржи. За год, с декабря 2011-го по декабрь 2012 года, количество активных клиентов в режиме анонимных торгов акциями на Московской бирже у нас снизилось всего на 7,7 %. Для сравнения, у других частных брокеров этот показатель упал на 30 и более процентов. Кроме того, у «Открытия» неплохой прирост клиентской базы: мы привлекли около 8 тыс. клиентов и неплохо смотримся на фоне конкурентов.Справедливости ради стоит отметить, что застой был не везде. Для рынка облигаций, на- пример, прошлый год — один из самых лучших периодов, но это не розничная история.

— А насколько выполнены планы?

— По показателю привлеченных клиентов — на 70%.

— Что делать, чтобы переломить ситуацию? Необходимы действия государства или биржи?

— И то, и другое, а также участие самих брокеров — усилий какой-либо одной из сторон недостаточно. Сейчас рассматривается очень полезный законопроект, который предусматривает налоговые льготы для физлиц, как для инвесторов, так и для спекулянтов. Но если рынок не будет расти, ничего не изменится. В прошлом году мы стагнировали, а американский рынок рос и продолжает расти. Очевидно, что правильной мерой стало бы упрощение доступа на иностранные рынки для местных инвесторов через российских брокеров — тогда налоги (и клиентов, и брокеров) платились бы здесь.

Законодательство создает препоны для развития этого направления: например, есть сложности с маржинальной торговлей на иностранных биржах. Кроме того, клиента надо квалифицировать как квалинвестора, а значит, он должен сразу же занести на рынок сумму от трех миллионов рублей. Не все к этому готовы.

Что же касается взаимодействия биржи и брокеров, я бы подумал о совместных действиях по пропаганде вложений в ценные бумаги и «выращиванию» инвесторов, а не спекулянтов. Может быть, стоит начать с еще более раннего этапа — пропаганды сбережений и накоплений.

— Нужно ли выровнять налогообложение по ценным бумагам и депозитам?

— Да, обязательно.

— Может, проблема у рынка из-за отсутствия в России среднего класса?

— Не согласен, в Москве, как и в других городах-миллионниках, средний класс представлен в достаточной мере. Люди не инвестируют в ценные бумаги отчасти потому, что сейчас банки предлагают привлекательные ставки по депозитам, а на российском финансовом рынке уже несколько лет нет историй успеха.

— Был ли в Вашей карьере момент, когда рынок был похож на текущий?

— Схожий период был в конце 2000-го и в 2001 году. Уровень спроса на инструменты фондового рынка был примерно такой же. Но тогда участники были полны романтизма и думали, что дальше будет только лучше. Теперь многие считают, что оснований для оптимизма мало.

— Может быть, скоро будет повторение ситуации и последующее улучшение?

— Доверие физлиц к рынку легко возродится, как только мы увидим сильное движение котировок.

— Почему на Западе люди вкладывают несмотря на кризисы?

— Если говорить о накопительных продуктах, на Западе ставки по депозитам низкие, и большую часть накоплений люди вкладывают в инвестпродукты, например, с полной защитой капитала. Ведь когда у тебя ставка по вкладу 2 %, этой гарантированной доходностью легче рискнуть в надежде заработать на более рискованных операциях. В России же большинство людей вкладывает 100 % средств в депозиты. С падением ставок по ним и началом движения на рынке доля инвестиционных инструментов в портфеле частных инвесторов будет расти. Какая-то часть сбережений будет вложена в структурные продукты и ПИФы.

— Но у ПИФов тоже тяжелая судьба…

— Я бы сказал, что им нужен «ребрендинг». Можно назвать их «взаимными фондами», например.

Конец эпохи романтизма

— Есть ли новые тенденции к изменению клиентских предпочтений?

— Для определенной части клиентов работа на фондовом рынке по-прежнему заключается сугубо в торговле акциями «Газпрома» или Сбербанка. Кроме того, традиционно в «Открытии» большой поток людей, которые хотят проводить операции на FORTS. Клиентов, которые интересуются западными рынками, стало чуть больше, но, к сожалению, говорить о массовом спросе пока не приходится. В позапрошлом году у нас открыли счета 30 клиентов, в прошлом — 100. На фоне тысяч зарегистриро-ванных на российском рынке это пока совсем немного. Люди стали больше интересоваться продуктами с ограниченным риском.

— Произошло ли насыщение алготоргов- лей в России?

— На мой взгляд, алготрейдинг в России находится в начале пути развития. Я имею в виду не столько высокочастотный трейдинг, сколько формализацию торговой стратегии при помощи робота, которая может подразумевать и 10 сделок в месяц. Потенциал проникновения этого сервиса очень высок.

— А что с доступом на валютный рынок Московской биржи? Насколько успешно это направление?

— Взрывного роста спроса пока нет. Надежды на то, что все юрлица, которые конвертируют валюту в банках, перейдут к брокерам, не оправдались. Во-первых, инерция мышления большая, а во-вторых, если требуется одна сделка в год и есть устоявшиеся отношения с банком, то ради экономии в 15 тыс. рублей открывать брокерские счета пойдут не все.

— Но по оборотам брокеры еще в прошлом году обогнали банки…

— Это так, но это произошло не потому, что к брокерам пошел массовый клиент. Эти обороты — результат работы небольшого числа клиентов-алгоритмистов, которые активизировались на новом рынке.

— Это хорошо, наверное?

— Для биржи это очень хорошо.

— А для брокеров?

— Тарифы брокеров зависят от оборотов: чем больше оборот, тем меньше тариф. У клиентов, которые занимаются высокочастотной торговлей, они очень велики, а комиссии минимальны.

— Как с продажами услуг через банковские отделения?

— Два года назад в банке было создано подразделение «Открытие Премиум», которое работает с состоятельными клиентами. Оно очень хорошо продавало продукты в прошлом году, и у меня нет оснований считать, что в этом будет хуже.

— А ритейл?

— Розничные клиенты приходят в отделения банков в основном за кредитами. Как правило, они не готовы выделить для инвестирования суммы больше 50 тыс. рублей. При таких суммах эффективнее инвестировать в ПИФы. Именно поэтому продажи брокерских продуктов в банковских отделениях или в pos-точках в торговых сетях пока развиваются не так быстро, как хотелось бы.

— Был же пример, когда брокеры пытались арендовать места в торговых центрах?

— Это издержки той же эпохи романтизма: человек пришел купить картошки, а заодно откроет брокерский счет и заведет немного денег. Эта эпоха завершилась.

— Есть ли представление об идеальном брокере?

— Идеальный брокер предоставляет не только технологии, но еще и услуги профессиональных эдвайзеров, мотивация которых зависит от прибыли клиентов, обучение торговле, доступ на большое количество бирж и широкий спектр инструментов для трейдинга. При этом хороший брокер, безусловно, обладает очень высокой надежностью.

— Может ли он обойтись без офисов и сети?

— В крупных городах с населением от 500 тыс. офис брокера должен быть обязательно. У «Открытия» есть плотная сеть банка. Брокер по рос сийскому законодательству не может присутствовать только в интернете, и нельзя открыть счет, не посетив офис. Клиент приходит один раз — получает цифровую подпись и пароли. А дальше операции идут через систему интер-

нет-трейдинга, банковские счета и карты. В Москве и в больших городах, где есть транспортные проблемы, выигрывают те, к кому не нужно ходить всякий раз, когда требуется совершить ту или иную операцию. При таком подходе даже для Москвы достаточно одного офиса.

— Всего одного?

— Большое количество офисов для продажи только брокерских продуктов — это очень дорогое привлечение.

— Есть ли идеальный клиент? Сколько денег он должен внести?

— Если говорить о самостоятельном трейдинге, а не обучении, то к торговле через QUIK имеет смысл приступать, если у тебя не меньше 300 тыс. рублей. Иначе потраченное время может не окупиться.

Пять брокеров на страну

— На какой рынок ставите? Какой из них должен быть самым доходным и интересным?

— Срочный.

— Брокеры жаловались, что его загубили копеечные комиссии.

— Срочный рынок сам по себе предоставляет возможность использования больших «плечей», что увеличивает оборачиваемость капитала клиента и, как следствие, фактически выплаченные комиссионные.

— Рано или поздно все уйдут на срочный рынок?

— Помимо спекулянтов, есть и инвесторы, которым спот-рынок просто необходим. На Западе, к примеру, оборот срочного рынка во много раз превосходит оборот спота, но это вовсе не значит, что рынок акций умер.

— На срочном рынке у Вас появился терминал MetaTrader. Есть ли эффект от него? Люди пошли?

— Срочный рынок не для новичков, поэтому появление этого терминала только на срочном рынке не произведет революцию в трейдинге до тех пор, пока в нем не появится возможность торговать акциями. И возможность эта уже появилась бы, если бы не переход биржи на Т+2. MetaTrader не стали «учить» торговать в Т+0, со старой маржиналкой, а потом переучивать к новому режиму. Пройдут основные новации на бирже, и мы запустим торговлю акциями через MetaTrader. У этой системы интуитивный, дружелюбный для трейдера интерфейс, и я думаю, что со временем он ста- нет популярным.

— Какова первая ста- тистика использования MetaTrader?

— За два месяца мы осуществили две тысячи тестовых подключений и это действительно воодушевляет. Но реально подключилось не так много клиентов — пара сотен за тот же срок.

— Что думаете по поводу нового режима с частичным обеспечением?

— В текущем режиме с полным преддепонированием полностью закрываются риски. Правда, чтобы осуществлять расчеты, нужен рынок РЕПО, который сосредоточил в себе огромное количество рисков и в 2008 году чуть не обвалил рынок. Частичное преддепонирование, РЕПО с центральным контрагентом — все это замечательно и поможет проф-участникам управлять ликвидностью. Это абсолютно нормальная практика, которая не создаст проблем для конечных розничных клиентов. Этот режим удобнее для профучастников, но нужно нивелировать риски. Для этого участниками торгов должны выступать серьезные компании, а не фирмы с непонятным капиталом.

— И сколько в итоге брокеров останется?

— Если говорить о брокере, функция которого — предоставлять технический доступ на биржу и маржинальное кредитование, то, по моему мнению, пяти брокеров с нормальной региональной сетью для России более чем доста-точно.

— Не слишком мало?

— Если мы говорим о дополнительных сервисах, таких как инвестиционный консалтинг или персональный советник, то у этого рынка как раз колоссаль-ный потенциал роста. Финсоветников могут быть тысячи, и здесь могут быть задействованы региональные участники. В России не хватает нормальных эдвайзеров, отсюда и расцвет рынка форекс, и третья реинкарнация МММ. Несколько лет назад Миловидов (Владимир Миловидов — экс-глава ФСФР — прим. Financial One) организовывал круглый стол, на котором обсуж-далась возможность выдавать юридическим лицам лицензии финансового советника, и эта идея была неплохой. Жаль, что она не реализована до сих пор.

— За счет чего хотите развиваться и совершить рывок?

— Не в последнюю очередь за счет продаж клиентам НОМОС-Банка, который консолидирует Корпорация «Открытие». У НОМОСа хорошая сеть и наработанная база, в том числе в сегменте состоятельных клиентов. При этом брокерский бизнес они активно не развивали. Таким образом, для нас кросс-продажи действующим клиентам НОМОСа, а также увеличение коли-чества продающих офисов могут стать хорошими драйверами роста.

— А какие цели ставите?

— Финансовые цели — прибыль, нефинансовые — удовлетворенность клиента. Что же касается доли рынка, для меня единственный публичный показатель успешности розничного бизнеса — это количество активных клиентов. Лидеры по этому показателю — Сбербанк, «Финам» и БКС. Считаю, что наша цель — за два года войти в тройку лидеров по этому показателю среди частных брокеров.

Составьте собственный опрос для сбора отзывов пользователей





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи