Необязательное предложение

25.10.2013 10:00
4618


image001.jpgТекст: Денис ПАНАСЮК
Рассказ о том, как компании с госучастием исполняют нормы ФЗ «Об акционерных обществах».

Понятие «обязательное предложение» (оферта) было введено в закон «Об акционерных обществах» в 2006 году, чтобы дать право миноритарным акционерам открытых акционерных обществ (ОАО) продавать свои акции при смене собственников крупных пакетов акций.

В соответствии с этим законом если какое-либо лицо совместно с аффилированными или связанными лицами превысило порог владения в 30, 50 или 75% голосующих акций, то оно должно направить миноритариям оферту.

При этом по закону оферта не может быть объявлена при передаче акций между аффилированными лицами.

Поясню на примере. Если компания «Арбуз» владеет 29% акций компании «Дыня», а аффилированная с «Арбузом» компания «Банан» владеет 20% акций той же «Дыни», то в сумме они владеют 49% акций. Теперь предположим, что «Банан» покупает 2% акций компании «Дыня» и становится владельцем 22% акций. Вместе с «Арбузом» у них теперь 51% акций компании «Дыня». Хотя по отдельности никто из них не превысил порога 30%, но они должны выставить оферту, так как совместно превысили порог 50%.

Но если компания «Арбуз» получила 20% акций компании «Дыня» от компании «Банан», то, хотя у Арбуза и стало 49% акций компании «Дыня» и она превысила порог 30%, оферты быть не должно, так как сделка прошла между аффилированными лицами.

Хотя подобная норма об офертах давно существует на Западе, можно сказать, что для российского миноритария принятие этого закона стало революцией в защите его прав:

1) появилось право продать все свои акции, если с новым собственником крупного пакета акций ОАО рядовому акционеру не по пути;

2) цена одной акции при выставлении оферты не менялась в зависимости от количества акций, которым владел миноритарий (одна акция или 25%);

3) цена возможной продажи первой акции миноритарного пакета бралась не с потолка, а равнялась большему числу из двух следующих значений:

— средневзвешенная цена, определенная по результатам торгов на бирже (биржах) за шесть месяцев, предшествующих дате направления обязательного предложения;

— цена сделки, по которой новый крупный акционер приобрел бумаги, превысив порог в 30, 50 или 75% от общего количества акций ОАО.

Замечу, что во всех вышеприведенных случаях речь идет только об обыкновенных (голосующих) акциях общества. Иногда под действие обязательного предложения попадали и привилегированные акции, если на момент выставления оферты они являлись голосующими.

Одновременно статьей 84.8 Закона об акционерных обществах было введено право крупного (мажоритарного) акционера принудительно выкупить все оставшиеся акции при превышении порога 95% голосующих акций.

Таким образом, смыслом главы XI.1 Закона была создана система сдержек и противовесов, которая наделяла миноритариев и мажоритариев правами и обязанностями в зависимости от количества принадлежащих им акций.

«ТНС Энерго» — родоначальник «дербана»

Поправка об офертах вступила в силу 1 июля 2006 года. Казалось, наступил золотой век миноритария. К сожалению, их радость продлилась недолго: крупные акционеры сразу стали пытаться обходить нормы, когда им было выгодно.

Для этого российские компании и физлица после приобретения контрольного пакета в открытых акционерных обществах периодически переводят (дербанят) пакеты акций подконтрольных им обществ во владение офшорами или ООО, что не позволяет узнать реальных бенефициаров пакетов акций и выявить аффилированность или неаффилированность российского владельца и офшора.

При этом наблюдения за голосованием на собраниях акционеров позволяют увидеть, что реально собственник не сменился, а произошел лишь перевод пакета , в том числе и для того чтобы не направлять оферту остальным акционерам.

Пионером такого «дербана» пакетов стал собственник нескольких сбытовых компаний ООО «Транснефтьсервис С» (ныне «ТНС Энерго», далее ТНС).

Всего лишь через шесть ней после вступления поправок об оферте 6 июня 2006 года «ТНС» выиграла аукцион РАО ЕЭС России, купив 59,8% голосующих акций «Ярославской сбытовой компании (ЯСК). 24 июня того же года акции ЯСК были зачислены на счет ТНС и, превысив порог в 50% голосующих акций, должна была выставить обязательное предложение.

Поначалу ТНС планировала это сделать. «Мы должны сделать публичную оферту в отношении остальных собственников. Мы будем действовать в рамках закона, а что получится, то получится», — сказал тогдашний гендиректор компании Станислав Ананьев «Интерфаксу».

Но в тот же самый день половина купленного пакета была передана в ООО «Строй класс», и в итоге ни одна из компаний не владела пакетом в 30%. Один из миноритариев подал иск в арбитражный суд, считая, что ТНС должна выставить оферту, но все инстанции проиграл. Оказалось, что суды стоят на стороне «дербанщиков». Получилось, что права мажоритария на принудительный выкуп остались в силе, а права миноритарного акционера продать акции по оферте исчезли.

Позднее выяснилось, что за этими двумя ООО стояли одни и те же люди, компании были аффилированы, поэтому можно смело присвоить «ТНС Энерго» звание родоначальника «дербана».

«Кидашево» и «дербаны»

Помимо дербана пакетов, были изобретены еще несколько способов, позволяющие мажоритарию не выставлять обязательное предложение, но при этом сохранять контроль над приобретенным обществом.

Напомню известные примеры:

— структуры олигарха и главы партии «Гражданская платформа» Михаила Прохорова не выставили обязательное предложение в ТГК-4 (ныне «Квадра»), поспособствовав включению ТГК-4 в список естественных монополий;

— структуры сенатора от Чувашии Леонида Лебедева отменили оферту в ТГК-2, сославшись на неправильно оформленную сделку;

— Андрей Киташев, бывший гендиректор ОГК-4 (ныне «Э.ОН Россия») сначала похвастался, что владеет более чем 50% «Пермэнергосбыта», а потом не выставил оферту, отдав часть пакета в «управление» Андрею Елову. После этой истории среди участников фондового рынка стал использоваться термин «кидашево» (производное от фамилии Киташев), означающий невыставление оферты миноритарным акционерам;

— структуры нынешнего министра Михаила Абызова не выставили оферту по пяти сибирским сбытовым компаниям, купленным на аукционах РАО ЕЭС. Впоследствии по некоторым компаниям оферта была выставлена, но уже по ценам в разы ниже тех, по которым покупались пакеты у РАО.

Из последних случаев можно вспомнить такие:

— структура Алексея Мордашова, который выставил обязательное предложение по акциям «Силовые машины» только через полгода после наступления этой обязанности;

Купить подписку на журнал Financial One

— Александр Занадворов, воспользовавшись лазейкой в законе (о которой ФСФР была предупреждена еще в 2008 году), выкупил акции «Седьмого континента» по смехотворно низкой цене;

— группа «Сумма» Зиявудина Магомедова, несколько раз обещавшая, но так и не выставившая оферту по акциям ДВМП;

— структуры владельца «Мечела» Игоря Зюзина, купившие у государства контрольный пакет акций порта Ванино. Контрольный пакет впоследствии передан офшорам, а эти офшоры выдвинули в органы управления портом исключительно представителей «Мечела», хотя «Мечел» вроде бы избавился от контроля и избежал выставления обязательного предложения.

Есть и счастливые исключения из общепринятых российских «правил». Структуры владельца НЛМК Владимира Лисина всегда выставляли обязательные предложения, даже в кризис.

Вместе с тем крупные иностранные корпорации (PepsiCo, «Юнилевер», «Данон», E.ON, Enel, Fortum и другие), приобретая контроль в российских ОАО, никогда не дробят свои пакеты акций и не отказываются от выставления обязательного предложения. Аргумент, что прямо все дербанят и уклоняются, несостоятелен.

image002.jpg
Михаил Абызов тянул с офертами миноритариям

Льготы для компаний с госучастием

Все компании, которые я перечислял выше, частные, поэтому их поведение предсказуемо. Ведь, как говорится в «Капитале» Карла Маркса, «при 300 процентах нет такого преступления, на которое он [капитал] не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы…».

При этом компании с госучастием по логике должны быть флагманами исполнения закона. Речь даже не о том, что они должны рваться исполнять ФЗ «Об акционерных обществах», а о стремлении хотя бы его не нарушать.

К слову, за время действия нормы об обязательном предложении в ФЗ «Об акционерных обществах» были внесены следующие поправки, которые разрешают не выставлять оферту в случаях, когда речь идет о передаче пакетов акций от государства госкорпорациям и внесении вкладов в капитал принадлежащих государству ОАО, а также при передаче пакетов между государством, субъектами Федерации и муниципальными образованиями. Логика в этом есть: в отличие от коммерческих структур, которые покупают тот или иной актив осознанно, передача пакетов между субъектами может происходить без особого желания получателя. А денег в бюджете на оферты не предусмотрено.

Этими пунктами список «льготников» исчерпывается. Значит, от обязательства выставлять оферту не освобождены большинство компаний с госучастием, особенно те, акции которых торгуются на бирже, хотя они тоже далеко не всегда соблюдают закон.

90-е от ОАК

Во втором квартале 2009 года компания «Иркут» (дочка ОАК) приобрела 22% голосующих акций НАЗ «Сокол» у некоей «ХФЛ Финанс» по цене примерно 226 рублей за одну акцию. Поскольку ОАК являлся на тот момент владельцем 38% акций НАЗ «Сокол», то получилось, что совместно с «Иркутом» они стали владельцем 60% акций «Сокола». Поскольку порог в 50% был превышен, они должны были выставить оферту по цене 226 рублей за одну акцию.

Одновременно ОАК в сентябре 2009 года затевает допэмиссию своих акций, которые можно оплатить акциями дочерних компаний, в том числе и акциями НАЗ «Сокол». Оценка одной акции «Сокола» — 164 рубля 85 копеек. На тот момент уставный капитал нижегородского авиазавода «Сокол» состоял из 15,26 млн акций.

В сентябре 2009 года я обратился с заявлением (жалобой) в ФСФР в отношении возможных нарушений законодательства со стороны ОАО «ОАК» при приобретении более 30% акций НАЗ «Сокол», считая что ОАК должна направить обязательное предложение миноритариям.

Моя жалоба была признана обоснованной, и ФСФР направила ОАК предписание. Это предписание ОАК оспорил в Арбитражном суде.

Получилось, что ФСФР судилось с ОАК вместо меня, а я был лишь третьим лицом в споре. Не буду вдаваться в подробности судебных тяжб. В итоге 6 декабря 2011 года в Президиуме Высшего Арбитражного Суда состоялось рассмотрение дела с участием меня, ОАК и ФСФР.

image003.jpg
Глава ОАК Михаил Погосян напомнил инвесторам про 90-е годы

Суд решил, что и подконтрольные государству компании должны направлять обязательное предложение о выкупе акций.

Забавно, что на протяжении всех судебных процессов мне как инициатору жалобы приходили письма из судов по неправильному адресу, который суду предоставила ОАК. Но благодаря добрым людям письма до меня успешно доходили.

Однако в эти два года тяжб авиастроительная корпорация без дела не сидела. 27 июня 2011 года НАЗ «Сокол» завершает первую допэмиссию в пользу ОАК по цене 65 рублей за акцию, разместив 25 млн новых акций и увеличив уставный капитал сразу на 160%. Окончательный удар по миноритариям «Сокола» наносится в апреле 2012 года, практически сразу же после того, как ОАК проиграла дело в Президиуме ВАС.

Собранием акционеров НАЗ «Сокол» утверждается гигантская размывающая допэмиссия в лучших традициях 90-х годов прошлого века. Уставный капитал увеличивается на 474 млн акций, или в 11 раз (от уже увеличенного прошлой допэмиссией). Цена размещения установлена в размере 3 рубля 33 копейки за акцию. По ее итогам ОАК становится владельцем более чем 89% акций нижегородского авиазавода и выставляет оферту по цене 3 рубля 71 копейка.

В итоге цена акций за четыре года упала с 226 рублей на 98,5% процентов, или в 60 раз.

И вот финальный аккорд: 14 августа 2013 года ОАК объявляет о принудительном выкупе оставшихся акций у миноритариев по цене 3 рубля 71 копейка.

Всем спасибо, все свободны! Сразу перед объявлением информации о принудительном выкупе финансовые показатели НАЗ «Сокол» уверенно пошли в гору, и завод вышел в прибыль. Бывают же совпадения.

Ложка дегтя от «Вертолетов России»

«Вертолеты России» («дочка» компании «Оборонпром» и «внучка» госкорпорации «Ростехнологии») в 2011–2012 годах планомерно выставляли обязательные предложения по акциям своих дочерних компаний: «Улан-Удэнский авиационный завод» (УУАЗ) и «Казанский вертолетный завод» (по нему было две оферты). Собрав 95% в каждой из компаний, «Вертолеты России» воспользовались своим правом на принудительный выкуп и консолидировали 100% акций УУАЗ и Казанского завода. Цены оферт были неплохими.

Но в конце 2012 года при консолидации с МВЗ имени Миля случился необъяснимый сбой. Долгое время пакетом в «Миле» в размере 12,5% обыкновенных акций владела американская корпорация «Сикорский Интернэшнл Оперейшнз» — конкурент «Вертолетов России» на мировом рынке. 25 декабря 2012 года эти акции все-таки удалось выкупить. Компания «Оборонпромфинанс», стопроцентная «дочка» «Оборонпрома», стала владельцем 9,4% уставного капитала завода имени Миля.

Цену сделки нигде не объявляли, и журналисты этим эпохальным событием почему-то совсем не заинтересовались. У «Вертолетов России» на тот момент было 80,7% обыкновенных акций МВЗ, но так как его привилегированные акции Московского вертолетного завода из-за невыплаты дивидендов были голосующими, то доля голосующих акций во владении «Вертолетов» составляла 72,4%. Таким образом, получив 9,4% голосов, «Оборонпромфинанс» вместе с «Вертолетами России» превысили порог в 75%. Но обязательного предложения не последовало, а летом 2013 года МВЗ имени Миля выплатил небольшие дивиденды по привилегированным акциям, видимо, чтобы не нагнетать обстановку.

Экономная «Роснефть»

image004.jpg
«Роснефть» решила немного сэкономить

Самый нашумевший случай за последний год. В СМИ и народе за этой сделкой и последующими после нее событиями стойко закрепился ярлык «кидалово» и «ухудшение инвестиционной привлекательности страны».

Суть претензий в том, что «Роснефть» купила 100% ТНК-BP, а оферту миноритариям по акциям «ТНК-BP Холдинга» не выставила, хотя выкупить оставалось всего лишь 5% акций.

По понятиям Роснефть не права, но права по закону.

«Роснефть» купила не «ТНК-BP Холдинг», а ТНК-BP. При этом владельцем «ТНК-BP Холдинга» как был, так и оставался офшор Novy Investments Limited. Смены собственника у «Холдинга» не произошло, и формальных обязательств выставить оферту у «Роснефти» не было.

Даже не заплатив дивиденды по акциям «Холдинга», «Роснефть» не нарушила ни закон, ни устав «ТНК-BP Холдинга», так как этот устав не содержит норму по выплачиваемой прибыли. Сказано лишь только, что «размер дивиденда на одну привилегированную акцию равен размеру дивиденда на одну обыкновенную акцию».И на «обычку» дали ноль рублей, и на «преф» дали ноль рублей, значит, устав соблюден.

Самым грустным стала выглядеть политика по отношению к миноритариям «ТНК-BP Холдинга», когда «Роснефть» решила выводить деньги из компании через займы, а не через дивиденды, как прошлые владельцы. Правда, особо крупные займы им оформить не удалось, так как на собрании акционеров не было нужного кворума для оформления сделок. Не исключено, что по этой причине «Роснефть» и решила выставить добровольное предложение по акциям «Холдинга» (переименован в «РН Холдинг»).

Цена 67 рублей за «обычку» и 55 рублей за «преф» выглядит адекватной, учитывая, что обязанности по направлению оферты у «Роснефти» вовсе не было.

РЭП от «Газпрома»

Структуры «Газпрома» начали шалить с офертами еще с «Мосэнерго» в 2007 году, направив обязательное предложение только через несколько месяцев после превышения порога в 50% акций, а мухлевать стали, начиная с истории с ТГК-1 в 2009 году. Не исключено, что за это время в «Газпром» успели устроиться на работу юристы из «Транснефтьсервиса» и ТГК-4.

В 2008 году «Газпром» купил у РАО ЕЭС 28,7% ТГК-1, а потом еще 17,7% в рамках допэмиссии в его интересах выкупили «Русские энергетические проекты» (РЭП). «Газпром» заявлял, что РЭП формально не аффилирована с ним, а значит, оферта будет объявлена, когда «Газпром» консолидирует все бумаги ТГК. Газовая монополия собиралась выкупить акции миноритариев и даже указывала это в меморандумах к еврооблигациям. В бюджет на 2009 год на это закладывалось 30 млрд руб.

В ноябре 2009 года «Газпром» превысил долю в 30% в ТГК-1 и не направил обязательное предложение. В конце декабря доля увеличилась до 51,8%, но оферты опять не последовало. «Сделка [по консолидации пакета] была структурирована таким образом, что оферта не требуется», — объяснял представитель «Газпрома» Сергей Куприянов. Непонятно, что подразумевалось под структурированием сделки, и почему тогда никто не засудил «Газпром».

Весной 2013 года случилась новая история: газовая монополия наконец-то приобрела пакеты акций более чем в 70 областных газораспределительных организаций у «Роснефтегаза», из-за чего превысила установленные законом пороги и должна была выставить множество оферт.

Но 28 мая 2013 года гендиректор «Газпром межрегионгаз» Кирилл Селезнев заявил: «Насколько я знаю, „Газпром“ не планирует выставлять оферту [миноритариям], и по данной федеральной сделке соответствующие обязательства у «Газпрома» отсутствуют» (цитата по «Интерфаксу»).

Миноритарии возмутились и написали жалобы в ФСФР. В результате выяснилось, что еще год назад «Роснефтегаз» стал аффилированным лицом со структурами «Газпрома», причем раскрыть этот факт «Газпром» пожелал только 15 июля 2013 года. ФСФР сообщила, что компании входят в группу лиц и обязательного предложения быть не должно.

Теоретически теперь в соответствии с законом «О защите конкуренции» «Роснефть» также может являться одной группой лиц с «Газпромом». И, по идее, в запросах «Роснефти» в ФАС на совершение сделок, покупку ТНК-ВР или «Итеры» отсутствовала информация о том, что компания может составлять одну группу лиц с «Газпромом».

Буквально на следующий день глава ФАС Артемьев заявил, что «Газпром» и «Роснефть», скорее всего, не могут являться одной группой лиц, но для проверки этого вопроса нужно еще изучить документы. Получается, что структуры «Газпрома» обманывают либо ФАС, либо тогда еще ФСФР. А если они обманывают службу и не являлись аффилированными с «Роснефтегазом», то, значит, шансы добиться оферты не потеряны.

На сегодня история с облгазами не закончена. Интересно, предпримут что-нибудь миноритарии облгазов или попишут гневные сообщения в Интернете, да и разойдутся.

И ладно бы у «Газпрома» не было денег на исполнение закона, так ведь он с легкостью берет новые и новые обязательства по спонсированию зарубежных футбольных клубов. В «Газпроме», видимо, принято не исполнять закон.

Получается, что компании с госучастием в плане соблюдения прав миноритариев ведут себя как частные, а иногда даже циничнее. «Кидашево» — это теперь модный стиль жизни.

Поэтому контролирующим органам было бы правильно внести в Госдуму законопроект, который бы:

- запретил голосование всеми акциями, принадлежащими компании, которая не направила оферту в установленный Законом срок 35 дней;

- радикально повысил наказание для компаний с госучастием за невыставление обязательного предложения со смешных 500 тысяч рублей до десятков миллионов рублей и ввел бы штрафы и дисквалификацию для их руководства.

Как только условный «Миллер» или «Погосян» (главы «Газпрома» и ОАК) будут дисквалифицированы за нарушение закона и лишены права занимать должности в компаниях с госучастием на несколько лет, инвестиционный климат в России резко улучшится.

Ведь сегодня получается, что непонятно зачем инвестировать деньги в акции российской компании, если через некоторое время ее контролирующие владельцы могут смениться, а рядовые акционеры не смогут защититься от этого, будучи вынуждены продать акции по обязательному предложению.

Без ужесточения закона решить эту проблему не получится, я уверен в этом на 100%.







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи