Конец эры потребления

Элвис Марламов 30.05.2014 10:00
3707


Невооруженным взглядом виден тренд падения темпа роста ВВП. Тем не менее, его объем в последние годы все же увеличивался и зачастую быстрее, чем у стран-конкурентов. По итогам прошлого года это позволило России стать пятой экономикой мира с учетом покупательной способности и восьмой по номинальному ВВП. Можно без иронии утверждать, что экономика в России стала действительно большой, а ВВП на душу населения достиг $23 тыс., что превышает показатели стран Восточной Европы. За последнее время на нашем потребительском рынке состоялись два громких IPO —«Ленты» и «ТКС банка». 

Падение спроса и снижение ВВП ударит по рядовому гражданину, так как кризис с финансовых рынков может прийти в дом к каждому. Существенное влияние это окажет именно на компании, ориентированные на потребление, тем более что первый удар они уже получили. Состоявшаяся девальвация помогла экспортерам, но привлечение капитала на Западе для компаний в России станет гораздо труднее, плюс долларовая отчетность испытает курсовое давление. А рынок первичных рублевых размещений с февраля практически закрыт.

Банковское расстройство

Потребительское кредитование как драйвер роста экономики последних лет теряет актуальность. Население потребляло и тратило деньги, которых не заработало. Многие банки пытались нажиться на этом рисковом и сверхприбыльном рынке. Деньги из воздуха вливались в экономику, что привело к буму продаж электроники, росту торговых площадей. По продажам новых автомобилей Россия чуть было не обогнала Германию, люди стали ездить в отпуск в кредит, расцвела ипотека. Но подобный потребительский бум и жизнь в кредит не бесконечны, а при торможении уровня доходов кредитная пирамида перестает расти дальше. Более того, выданные 10 триллионов рублей по потребительским кредитам требуют их обслуживания, и эти средства уже не вольются в экономику в будущих периодах. Если темпы роста потребительского кредитования упадут и если часть выданных кредитов не вернут, то может зашататься весь банковский сектор. 

Именно с этим связаны упреждающие действия ЦБ, который чистит сектор от откровенно слабых банков и заставляет остальных держать себя в тонусе. Расцвет микрофинансовых организаций, выдающих займы под 1–2% в день и открывающих сотни офисов в месяц, говорит о том, что растет доля населения, которое не может взять обычный потребительский кредит, пусть даже под драконовские 30–80% годовых. Более того, у обывателя может сложиться чувство, что кредиты уже взяли все вокруг. В ряде регионов велико число тех, кто набрал несколько кредитов и берет следующий, чтобы погасить проценты по имеющимся. Конец этой истории бурного роста потребительских кредитов будет печальный. 

Одно из звеньев этой цепи — история Олега Тинькова, который продает бизнесы на пике стоимости. Резонансное IPO «ТКС Банка» станет легендой LSE. Банк, зарабатывающий на предкризисной российской экономике в предкризисной отрасли невероятным образом продали за шесть капиталов. С тех пор акции банка упали почти в три раза, но он до сих пор стоит два капитала, а большинство российских банков стоят меньше одного. 

Инвесторам продали историю бурного потребления россиян, и те, возможно, по наивности предположили, что гиперболические темпы роста банка сохранятся и в будущем. До IPO банк каждый год почти удваивал размер выданных кредитов, но в 2013 году этот рост составил лишь 50%. Тем не менее, банк прогнозирует, что и в 2014 году чистая прибыль вырастет на 50%. Торможение всего банковского сегмента видно и по показателям Сбербанка.

Рентабельность капитала снижается год от года. Получается, что из имеющихся средств банк выжимает все меньше и меньше, работать в замедляющейся экономике все труднее и труднее. По прогнозам самого банка, это тенденция сохранится.

Кризис идет в сети

Еще один в прошлом быстрорастущий сектор — это торговые сети. Громкие цифры говорят о том, что российский рынок ритейла уже третий на планете после Китая и США и первый в Европе как по выручке, так и по площадям. Длительное время идею вложений в этот сектор российские аналитики продавали иностранцам, и до последнего времени они ее охотно покупали.

Такие же бурные темпы роста бизнеса, как и в потребительском кредитовании, были вызваны экспансией так называемого цивилизованного ритейла в регионы, резким ростом федеральных сетей и общей любовью россиян к походам в гипермаркеты. Однако реальные доходы большинства населения уже давно не увеличиваются, а вскоре перестанут расти и номинально.

Как это ни парадоксально, любовь инвесторов и аналитиков к акциям ритейлеров возникла вблизи ценовых пиков их акций. Тем не менее если бумаги «Дикси», «М. Видео», «Окей» серьезно просели за последние полгода, то «Магнит» упорно держится на уровне 8–9 тыс. рублей и продолжает экспансию в регионы.Его капитализация в моменте обгоняла «Норильский никель». На рынке шутят, что цена акции равна количеству его магазинов, которые он открывает по тысяче в год.

Возможен ли дальнейший прирост выручки на 30% в год? Во-первых, мы должны понять, за счет чего средний россиянин будет потреблять условных колбасы, молока и яблок больше, чем француз или немец. С учетом размеров ВВП и средних доходов очевидно, что сектор уже в этом году упрется в физический потолок экстенсивного роста. Неосвоенными остались только небольшие города. Но компании этого почему‑то не замечают: та же «Лента» планирует удвоить количество гипермаркетов, а «Магнит» хочет довести количество магазинов до 17 000. Во-вторых, мы должны понять, есть ли возможность у ритейлеров перекроить рынок под себя, вытеснив мелких игроков. Невооруженным взглядом видно, что новые форматы торговли типа супермаркетов и гипермаркетов есть уже повсюду, а вот киоски и павильончики побеждены. В регионах федералам придется бороться не с местными игроками, а друг с другом, тем более сами игроки отмечают, что трафик из‑за роста конкуренции в ранее открытых магазинах скорее падает, а общее увеличение выручки обеспечивает лишь экспансия.

Финансовые показатели любимцев инвесторов «Магнита» и «Ленты» демонстрируют, что они стоят невероятно дорого относительно рынка, где P/E в среднем равен 5. Много вопросов вызывает бизн е с –модель «Ленты». Компания планирует вложить несколько миллиардов долларов в удвоение количества гипермаркетов. Во-первых, почти все ключевые маржинальные регионы заняты в первоочередном порядке, остались только условно бедные; во‑вторых, в ходе IPO акции продавали только действующие инвесторы, значит, инвестиции придется делать из небольшого денежного потока и наращивая долг. 

Окупятся ли эти инвестиции, если сейчас компания стоит больше 20 годовых прибылей? И в‑третьих, зачем акционеры «Ленты» продают такие перспективные и популярные ныне акции сети магазинов? Тем не менее, стоит сказать, что им удалось продать свой актив новым совладельцам в два раза дороже сопоставим ого по выручке и количеству гипермаркетов, а «Магнит» хочет довести количество магазинов до 17 000. Во-вторых, мы должны понять, есть ли возможность у ритейлеров перекроить рынок под себя, вытеснив мелких игроков. Невооруженным взглядом видно, что новые форматы торговли типа супермаркетов и гипермаркетов есть уже повсюду, а вот киоски и павильончики побеждены. В регионах федералам придется бороться не с местными игроками, а друг с другом, тем более сами игроки отмечают, что трафик из‑за роста конкуренции в ранее открытых магазинах скорее падает, а общее увеличение выручки обеспечивает лишь экспансия.

Финансовые показатели любимцев инвесторов «Магнита» и «Ленты» демонстрируют, что они стоят невероятно дорого относительно рынка, где P/E в среднем равен 5. Много вопросов вызывает бизнес –модель «Ленты». Компания планирует вложить несколько миллиардов долларов в удвоение количества гипермаркетов. Во-первых, почти все ключевые маржинальные регионы заняты в первоочередном порядке, остались только условно бедные; во‑вторых, в ходе IPO акции продавали только действующие инвесторы, значит, инвестиции придется делать из небольшого денежного потока и наращивая долг. Окупятся ли эти инвестиции, если сейчас компания стоит больше 20 годовых прибылей? И в‑третьих, зачем акционеры «Ленты» продают такие перспективные и популярные ныне акции сети магазинов? Тем не менее, стоит сказать, что им удалось продать свой актив новым совладельцам в два раза дороже сопоставимого по выручке и количеству гипермаркетов «Окей».

Хваленые темпы роста могут вскоре обернуться стагнацией, если, конечно, цена на нефть не уйдет за $200. Не забываем и влияние девальвации на импортную еду и электронику, а также на долларовые финансовые показатели, которые будут оценивать западные инвесторы. Более-менее справедливо с точки зрения фундаментального анализа оценена только «М. Видео». Можно сыграть на недооценке ритейлера X5 относительно «Магнита». Новый менеджмент компании полон решимости перехватить инициативу, а значит, конкуренция и давление на рентабельность будет только расти. 







Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи