«Хуже всего удается делать простые вещи»

Олег Гущин, Управляющий активами, сотрудник CQG 17.05.2011 10:00
3401




Беседовал: Александр Патрикеев

Результатами своей торговли он доказывает, что «не боги горшки обжигают». Бывший военный Олег Гущин давно работает в компании – известном поставщике биржевой информации – CQG, параллельно занимаясь доверительным управлением. За годы торговли он выработал четкую стратегию и приобрел огромный опыт, с которым делится с читателями F&O.
И обратился я, и видел под солнцем, что не проворным достается успешный бег, не храбрым - победа, не мудрым - хлеб, и не у разумных - богатство, и не искусным - благорасположение, но время и случай для всех их.
(Экллезиаст 9,11)

- Чем непосредственно вы занимаетесь в CQG?
- Наша компания поставляет рыночные данные и софт для их обработки, в котором отражаются графики, котировки, проводится опционный анализ и т.д. У меня очень давние отношения с этой компанией. Я был ее клиентом, потом сейлзом, тренировал клиентов для сложных приложений CQG. Сейчас я тестер этой компании. В 2000 году мне было предложено присоединиться к группе разработки в отдел тестирования, поскольку там работают в основном программисты, которые смотрят на продукт совершенно другими глазами. Им нужен был человек с торговым опытом, который будет тестировать продукты CQG перед тем как они попадут в релиз.

- Вы сейчас сами торгуете?
- Да, конечно.

- По-прежнему верны производным?
- Да, с тех пор как на заре карьеры я заинтересовался срочным рынком, я не менял пристрастий. Изменилось одно, если раньше я торговал с голоса, то сейчас речь идет об электронной торговле.

- Какие инструменты предпочитаете?
- Я не ограничивал никогда себя, например, только фьючерсом на кукурузу. Мне интересны и производные на валюту, и на процентную ставку. Правда, фьючерсами на индексы последнее время не торгую.

- Почему?
- Они не совсем соответствуют моей торговой стратегии. Это инвестиционный фьючерс, который не склонен к ярко выраженным трендам в интересующем меня таймфрейме.

- Вы предпочитаете трендовую торговлю?
- Да, с 2000 года я системный торговец и торгую исключительно трендами.

- Каким образом Вы выявляете тренд?
- Есть такая мудрость: если вы не можете правила своей торговой системы вместить на наклейку для бампера автомобиля, то не торгуйте по ней. Все трендследящие системы используют идею прорыва. Они отслеживают каналы, какие-то уровни и выходы за них. Дальше вы торгуете в направлении этого прорыва.



Биография

Олег Гущин Родился 15 октября 1964 года в семье военного в Москве. Закончил Рижское Высшее Военное Авиационное Инженерное училище им. Якова Алксниса. Служил в группе советских войск в Германии. В 1993 году уволился из армии и устроился в финансовую компанию. Два месяца торговал на FOREX с отрицательным результатом, после чего переключился на деривативы. С 1995 года проводит операции на западных срочных рынках. В 1998 году стал сейлз-трейдером компании CQG и с тех пор не менял места работы. Женат, имеет взрослого сына. Любит животных: дома три кошки и собака. Увлекается спортом, в детстве играл в хоккей на полупрофессиональном уровне, а также книгами «которым больше ста лет от роду».


- Как открывается Ваша торговая позиция, а по какому правилу закрывается?
- После того, как трейд инициирован, исходя из правил риск-менеджмента, выставляется защитный стоп, который абсолютно лимитирует возможные убытки. Дальше, если позиция развивается в моем направлении, то я этот стоп начинаю передвигать.

- Каким капиталом Вы торгуете?
- Сейчас это семизначная цифра, которая вот-вот превратится в восьмизначную.

- Речь идет не о рублях?
- Нет.

- Каких стратегий Вы придерживались до 2000 года?
- До этого я торговал «как захочет левая пятка». Это были эксперименты, постоянный поиск. Я торговал опционами, пробовал краткосрочные операции, дей-трейдинг, свинговую торговлю. Говорить о каких-то систематических результатах не приходится. Поскольку не было никакой стратегии.

- Сколько сделок и в какой период Вы в среднем делаете сейчас?
- Сложно сказать. Я торгую целой корзиной инструментов. Поскольку контракты срочные, периодически приходится делать ролловеры, перетаскивать их. Несмотря на консервативность моей торговли, сделок получается достаточно много. Мой рекорд держания позиции – 17 месяцев.

- А не возникает желания поспекулировать накоротке?
- Возникает.

- И как заставить себя этого не делать?
- Зачем заставлять? Нужно периодически разрешать себе совершать какие-то спекулятивные операции на очень маленькие суммы. Я знаю, что это распространенная практика. Один из моих знакомых сахарных трейдеров, чтобы снять напряжение по работе с сахарными фьючерсами, которые он хеджировал, на выделенный небольшой лимит гонял фьючерс на Treasuty bonds и был абсолютно счастлив. Так что периодически надо давать человеку развлекаться. Вчера, например, я захотел и купил какао.

- Какая у Вас сейчас средняя просадка по счету, а какая была самой большой?
- У меня есть статистика, в которой фигурируют цифры 27,96%. Ожидаемая средняя просадка для консервативных стратегий по счетам, которыми я управляю, от 20 до 30%, для своих счетов этот показатель выше. Я более агрессивен в торговле.

- Упоминавшиеся Вами семи и восьмизначные цифры – это Ваши личные средства или чужие?
- Это общая сумма денег под управлением.

- Возьмем период с 1993 года по 2000, когда Вы были в процессе разработки торговой стратегии, как можете охарактеризовать Ваш путь трейдера? Большие ли были просадки, неудачи?
- Денег я потерял изрядно, причем и своих, и чужих. Никого не минует сия чаша. Выяснилось, что из всех книг, что я читал, нужно было изучать только первые две страницы про базовые принципы риск-менеджмента, которые я как раз пролистывал, где описывается, что обрубать лоссы необходимо сразу, а прибыли необходимо давать расти и т.д. Трудно было поверить в то, что деньги на рынке можно делать очень простыми методами.

- Все гениальное просто.
- Да, эта истина очень подходит к биржевой торговле. Про трейдинг часто говорят, что trading is simple, but not easy, что означает: торговать просто, но не легко.

- С каким размером счета, на Ваш взгляд, можно прибыльно торговать на рынке?
- Прибыльно можно торговать с любым капиталом. Существуют разумные ограничения, но, вообще говоря, размер счета никаким образом не связан с успехом. Большие объемы не гарантируют заработок. Огромные счета люди сливают с не меньшим успехом. Скорее вопрос стоит в восприятии риска. Основная проблема начинающих трейдеров в том, что у них нет чувства риска. В подавляющем большинстве они переторговывают, а потом понимают, что счет был слишком маленьким для такой размашистой торговли.

- В чем это выражается?
- Почему начинающие трейдеры пролистывают первые странички учебников? Потому что там написано: «Рискуйте не более чем 2-3% капитала на сделку». Они берут свои $10 тыс. и вопрошают: «Что я должен рисковать $200-300? Мне же торговать нечем и прибыль будет по $400-500». А трейдер хочет жить с этих $10 тыс., снимать с них каждый месяц прибыль по $5 тыс. В этом месте он себя приговорил и выкинул в окошко эти $10 тыс. Если прибыль по счету около 30% годовых, то есть около $3 тыс., то, можно сказать, что он работал хорошо. Однако от этой суммы в год ему ни холодно, ни жарко, если нет дополнительного источника дохода. Из этого следует, что счет размером $10 тыс. можно использовать только для обучения торговле. До текущих восьми нулей пять лет назад я управлял $50 тыс. Я поморщился и сказал, что это оскорбительно, но взял их.

- На РТС сейчас проходит конкурс ЛЧИ, там люди из 30 тыс. рублей делают миллион. Для такого стиля торговли, получается, не нужно даже $10 тыс. Значит, размер капитала напрямую привязан к стилю торговли?
- Безусловно. Однако тут есть проблема шкалирования, так как не всякая стратегия может быть увеличена до бесконечности. Обязательно наступит какой-то предел. Вопрос в том, когда он наступит. Скальпировать рынком можно, имея счет $10 тыс, а вот делать это с $10 млн невозможно. Основные деньги делаются на овернайт гэпах, на сильных движениях, когда ликвидности нет вообще. Такие движения скальпер не поймает, потому что ему не дадут возможности войти в рынок. Иногда присоединиться к нему просто невозможно, потому что все оффера моментально срывают. У меня была заявка на покупку по золоту, но когда произошло сильное движение наверх, мою цену просто проскочили и ушли дальше. Я смог купить только на $5 выше. Это как раз такие движения, за которыми я охочусь.

- Скажите, сколько среди ваших знакомых успешных трейдеров и много ли тех, кто потерпел поражение и отошел от торговли?
- Расхожая статистика, что 95% людей теряют деньги на рынке, не совсем верна. 95% уходит из этого бизнеса, но уходят они по разным причинам. Кто-то понимает, что это не для него, кого-то не устраивают условия работы или доходность. Среди них есть и те, кто потерял все деньги, их достаточно много, но далеко не 95%. Среди моих знакомых больше тех, кто перестал торговать, то есть статистика подтверждается.

- Вспоминая тех, кто остался на плаву, можете выделить какие-то общие черты успешных игроков?
- Как правило, это очень спокойные интроверты. Психологически уравновешенные, комфортные и самодостаточные люди.

- Как подобные черты помогаю им в торговле?
- Я могу сказать, что основное требование для будущего трейдера – это изрядное количество здравого смысла в голове, что не так просто, потому что, как правило, хуже всего удается делать простые вещи: каждый день чистить зубы, делать зарядку, бегать кросс. Чтобы делать их каждый день, нужно подчинять себя, поэтому нужна психологическая устойчивость. Погонять иногда несколько контрактов нужно для выхлопа.

- Скажите, к какому психотипу Вы бы себя отнесли?
- Я интроверт, не люблю общаться с людьми.

- Если у Вас случаются убытки, как Вы к ним относитесь с точки зрения психологии?
- Очень спокойно. Нет, ну конечно я переживаю по этому поводу, но существенно меньше, чем обычный человек и существенно меньше, чем я это делал раньше. Обычный человек воспринимает убыток как личное оскорбление. Он считает, что то-то сделал не так, тогда как убытки в этом бизнесе – цена ведения бизнеса. Следование за трендом тяжело дается людям, потому что 60-70% трейдов – это убытки. Ты живешь в состоянии, когда из тебя постоянно понемножку вытекает кровь. Человеческий разум в этот момент начинает подсказывать, что ты делаешь что-то не так. Так продолжается год, однако в результате происходит трейд, который приносит доход 40%. Так делаются деньги. Вот начался кризис, на улицах льется кровь, а кто-то в этот момент делает деньги.

- Вы готовы ждать годы, чтобы дождаться прибыльного месяца?
- Не годы конечно. Работа профессионального управляющего в том, чтобы сделать результат максимально предсказуемым. Но стремление к доходности, существенно превышающей безрисковую ставку, заставляет балансировать между интересами клиентов, которые хотят в идеале каждый год 30-35% и тем, что тебе приходится брать на себя изрядные риски. У тебя может быть ровный год, а потом какое-то резкое движение. То есть человек все это время должен оставаться с тобой и ждать подобное движение. У меня доходность получается выше чем, например, вложения в индексы. Если бы было наоборот, то люди несли бы деньги в индексы, которые обладают такой же характеристикой. Причем, если мы вкладываем деньги в Dow Jones, то с высокой долей вероятности в конце года получим 7-10% прибыли. Если инвестируем в S&P, то вероятность меньше, но потенциальная доходность будет выше. Если предметом инвестиций является Nasdaq или Nikkei, то надо быть готовым, что в один год из 10 он сделает 400%, а в остальное время индексы будут вытворять что-то непонятное. И этот прибыльный год нам никак нельзя пропустить, потому что он закрывает все остальные годы и формирует общий доход.
Работа управляющего – склепать из инструментов некий инвестиционный продукт, который будет удовлетворять его клиентов, чтобы и доходность была привлекательной и неопределенность не очень сильной. Необходимо стараться каждый год выводить в плюс, в крайнем случае в маленький минус.

- Какое место в Вашей жизни занимает биржевая торговля?
- Это моя работа, которая мне очень нравится.

- А в CQG?
- CQG - часть биржевой индустрии. Приятно работать в компании, которая работает в этой области.

- В последние годы Вы пробовали торговать на нашем рынке?
- Нет. Никогда не торговал на отечественном рынке. Все инструменты достаточно сильно коррелированны, торговать нужно рублевым счетом, а я хронически не люблю держать открытую наличную позицию против доллара. Человек, который пережил 1998 год меня хорошо поймет.

Купить подписку на журнал Financial One

- Однако евро и иена активно укрепляются против доллара.
- Когда я говорю про открытую позицию против доллара, я имею в виду, что нельзя стоять в мягкой валюте против твердой, иначе получается carry-trade. А у carry-trade есть одна чудесная особенность – они медленно и уныло ползут в одну сторону, а потом за 1-2 дня съедают все пятилетнее движение. Можно вспомнить индийскую рупию, бразильский реал, мексиканский песо, и в том числе, российский рубль. Все эти колебания по 30% в день неприятны, поэтому лучше евро/доллар. Доллар упал к евро на 20% за год, но это нормальное колебание – ничего страшного.

- Но ведь на FORTS можно торговать рубль/доллар?
- Для этого тоже нужен рублевый счет. Это неинтересно.

- Какие Вы позволяете себе брать плечи?
- Я никогда не считал плечо, это нечто от Forex. Я никогда не маржирую свой счет свыше 25-30%, а чаще вообще нет никакого плеча. Например, по отдельному контракту на валюте я беру мизерные позиции, но, когда я открываю сделки по корзине валют, то в день бывают ходы в несколько процентов капитала, если все идет в одну сторону.

- Вы говорили, что начинали с Forex?
- Да, я заработал там деньги, потом потерял, потом потерял сверх того, что имел и через два месяца ушел.

- Теперь, наверное, сильно недолюбливаете Forex?
- Нет, просто мне уже тогда доходчиво объяснили, что такое биржа, ее преимущества. Что такое внебиржа, и что у нас называется Fоrex? Никаких плюсов у них сейчас вообще нет. Транзакционные издержки на бирже меньше, bid/ask спрэд уже. Ставишь свои ордера и видишь их в стакане. Скальпируй, торгуй опционами, делай все, что хочешь.

- Насколько я понимаю, у Вас открыта позиция по евро/доллар. А как же валютные интервенции?
- У меня есть стоп-ордер.

- А вдруг он не сработает, так как движение слишком сильное?
- Для ордеров на ликвидацию я предусматриваю больший слиппадж, т.е. проскальзывание. Кроме того, я говорю, что если 2-3 дня ничего не сделаю у монитора, то ничего страшного не произойдет. Интервенция не самое страшное из того, что может произойти. На голосовых товарных рынках были limit-up и limit-down, которые многому учат. Иногда вообще человеку выйти не позволяли. Если ходить большими объемами на два тика, то рано или поздно тебя приговорят, поэтому мы ходим двумя котрактами, но на сотни тиков, так спокойнее. Были случаи, когда ордера не исполняли, когда случались неполадки с сервером. Пару раз случались казусы с контрактами на зерновые: приходишь и видишь сообщение, что ваша цена прошла, но стоп-лимитная заявка не исполнена. Но это все не смертельно, в тот раз, например, я потерял, наверное, треть процента, это не 30%.

- Какую часть времени и на сколько процентов в среднем загружен Ваш счет?
- Есть два подхода к риск-менеджменту – это взять весь миллион, раздробить его на 20 частей и торговать 20-ю инструментами, то есть каждый инструмент получает по 50 тыс. и ими торгует. Есть второй подход – «кто первый встал, того и тапки». Есть лимиты и контракты, которые хорошо и весело ходят, они выгребают лимиты, остальные остаются не у дел. Второй принцип – это мой. Агрессивные рынки выгребают на себя все лимиты, даже если я вижу движение в других рынках, я их уже не торгую, так как лимиты выбраны.

- То есть, весь счет может уйти на портфель из 2-3 инструментов?
- Нет, существует ограничение в моей общей открытой позиции по одному контракту и по группе скоррелированных контрактов.

- Получается, что часть счета не зарабатывает?
- Наверное, да.

- Есть ли в Вашем риск-менеджменте лимит на количество стопов по одному инструменту, после чего перестаете им торговать?
- Такого нет. Когда я тестировал систему, у меня в списке самых плохих инструментов была медь. Я думал, может, ей вообще не стоит торговать. За 20 лет тестирования она не показала ничего внятного, потом я каком-то труде прочитал, что добавление таких инструментов может улучшить кривую риска/доходности. Бывают периоды, когда счет чувствует себя не очень хорошо, и именно в этот момент инструмент тащит кривую. И, действительно, по меди такое было, в 1996 году она сильно упала на скандале Сумитомо, я заработал деньги. Их было не очень много, но довесок оказался приятным и украсил мне год.
Были знакомые, которые тогда на опционах по этому инструменту заработали огромные деньги. За пять дней до этого движения по непонятным причинам человек купит Put на все деньги за 20 дней до экспирации. Они стоили копейки и шансов, что исполнятся, не имели никаких. Вся биржа хохотала, когда он их брал, а спустя несколько дней его $15 тыс. превратились в $280 тыс. И вот тогда я решил, что буду торговать медью. Стоит отметить, что последние 3 года она ничем не уступает золоту – выросла в четыре раза.

- Как Вы тестируете инструменты?
- Беру доступную историю за 20-25 лет и тестирую, глядя на те критерии, которые для меня важны. Можно оптимизировать, но это достаточно громоздкое занятие, которое часто делать не получится.

- Вы пользуетесь какими-то индикаторами?
- Для поиска точек входа и моментов выхода, безусловно, использую индикаторы. Рассчитывается канал, а выход за его границы воспринимается мной как потенциальное начало тренда. Как только это происходит, я туда захожу. У меня уже рассчитан объем открытых позиций стоят ордера, где я буду заходить.

- За долгие годы работы на рынке выработали ли Вы какую-нибудь истину, которая позволяет выжить на рынке?
- Рассказать в двух словах о математике? Невозможно это в одно предложение затолкать, но есть вещи, которые прописаны кровью и которые никому не рекомендуется проверять. Когда человек приходит на рынок, он должен ставить перед собой реалистичные задачи. Ему нужно научиться не терять деньги и выживать. Это не означает, что он не должен терять их на отдельных сделках, а не терять их на долгосрочном интервале. Тут как в боксе, необходимо два условия: нужно наносить больше ударов, чем пропускать и не пропускать фатальных ударов. Это не хоккей, где при счете 8:0 нельзя изменить ход игры за 5 минут до конца матча. В боксе – один пропущенный удар и ты проиграл, даже если до этого загонял в одну калитку. В трейдинге тоже самое, прежде всего, нужно смотреть на риски, их необходимо ограничивать, так как это единственная вещь, над которой властен трейдер на рынке – сколько денег ему потерять. Сколько денег удастся заработать, от него не очень зависит, сколько денег рынок даст заработать, столько он и унесет. Но для того, чтобы унести, нужно оставаться в бизнесе. А для этого надо постоянно контролировать риски, задавать себе вопросы: «Что будет, если? Если, например, в небоскреб врежется очередной самолет и рынки закроются на трое суток. Что со мной будет?». Это первое правило. После того как человек научился оставаться в бизнесе при различных обстоятельствах, он обязательно придет к тому, что торговый подход должен быть очень устойчивым и робастным, как древко лопаты, потому что торговля – это достаточно грубая вещь. Невозможно прогнозировать и рассчитывать все абсолютно точно. Когда люди начинают заниматься сложными вычислениями и находят 2-3 тика арбитражного профита, и в эти 2-3 тика впихивают с огромным рычагом весь свой капитал, то достаточно малюсенькой ошибочки или отключения интернет соединения, ордер не сработал и т.д. И все, человек начинает бегать по индустрии и кричать, мне недодали 3 тика и из-за этого я положил свое состояние в $300 млн. По этой причине торговый подход должен быть рассчитан на широкий спектр событий и ровно к ним приспособлен, вместо того чтобы быть заточен под какой-то конкретный рынок, конкретную ситуацию. Не надо прогнозировать, не надо увлекаться слишком сложными вещами, надо ориентироваться на какие-то базовые вещи. Тогда вы будете обладать подходом, который зарабатывает деньги на долгосрочном горизонте. Это не значит, что у вас не будет неудачных сделок и даже годов. Люди нетрейдингового склада в такие моменты склонны обвинять систему и пытаться ее перенастроить. Как только они ее перенастраивают, рынок опять меняется. Они занимаются этим бесконечно. Поэтому, придя на рынок человек должен решить, для чего он здесь, для массажа собственного эго или для зарабатывания денег. Если для зарабатывания, то к таким вещам он должен относиться философски и спокойно. Стоит для себя понять: периодически я буду на рынке мальчиком для битья, но придет мое время и я отыграюсь. Дальше вопрос за малым – реализовывать свое статистическое преимущество. Чем больше трейдов я сделаю, тем с большей вероятностью выползет мое статистическое преимущество.

- Вы упомянули теракт в США. У Вас тогда были открытые позиции?
- Да и приличные, но всех уже не помню. По валютам я был в лонге в швейцарском франке и британском фунте против доллара. Мне позвонили из CQG. Я спросил, как фунт торгуется, а мне отвечают, что никак, потому что у него между соседними сделками по 200-300 пунктов. А в среднем плюс восемь фигур.

- Как Вы относитесь к конкурсу «Лучший частный инвестор»?
- К таким конкурсам, как ЛЧИ, отношусь не очень хорошо. Я понимаю, зачем они нужны индустрии, на западе много подобных аналогов, но все это не индустрия, а околоиндустрия. С тем же успехом можно делать конкурс на лучший трейд. Почему месяц? Давайте возьмем день, час, пять минут, сделку.

- Это разово, а конкурс РТС все-таки идет два месяца?
- Все равно, это нерепрезентативный срок. Потрясающую доходность, которую показывают люди, ни в коем случае нельзя экстраполировать. Есть книжка «Одураченные случайностью» Нассима Талеба – очень уважаемый мной автор, где он говорит, про эффект конкурса. Если мы возьмем достаточное количество обезьян, дадим им пишущие машинки, то неизбежно через какое-то время одна из них напечатает «Илиаду» Гомера. Вопрос: мы наймем эту обезьянку, чтобы она напечатала нам «Одиссею»? Поэтому экстраполировать такие вещи, конечно, нельзя. Это девиация, а не средняя. Средняя этой торговли выплывет через год. Где все победители этих конкурсов? Если люди регулярно с $1000 делают 5000%, значит, через 2-3 года они должны владеть всем ВВП России. Но пять лет проходит, и мы видим новые имена с теми же доходностями, а былые победители занимаются каким-то другим унылым бизнесом.

- Вы прислушиваетесь к чьим-либо советам?
- Нет. Я могу дать совет сам, при этом честно говорю, что за базар не отвечу. Действует только одно правило: show me your money. Можно быть неправым и заработать и наоборот.

- Считается, что в трендовом состоянии рынки находятся меньше половины времени, остальное время в боковике. В боковом состоянии Вы соответственно ничего не делаете на этом рынке?
- Ничего не делаю, поскольку мои ордера не срабатывают.

- Но ордера на нем стоят всегда?
- Да, в обе стороны, если есть свободные лимиты. Когда я делаю сканирование рынков, у меня есть условие, если рынок относится в опасной близости от моих уровней, я по возможности ставлю ордера. Если рынок не трендовый, по идее, у меня не должно быть позиции. Но, естественно, это происходит. Этот год стал сложным для всех трендовиков. Рынок рванет, потом откатывается на прежние уровни. По индустрии идет мнение, что в этом году рынки очень коррелированны. По большому счету, идет большой carry-trade против доллара. Берут доллар фактически по негативной заемной ставке и суют во все рисковые активы. Даже commodity ведут себя как инвестиционные инструменты. Если раньше движение цен на кофе, сахар и т.д. определялось потреблением и т.д. и каждый актив вел себя по-своему, то сейчас все ходят в одну сторону, которая диктуется S&P и нефтью. Куда S&P с нефтью, туда и все остальные. Вся доска либо красная, либо синяя. К счастью, сейчас намечаются какие-то улучшения. Рынки понемногу начинают жить своей жизнью.

- Как проходит Ваш торговый день?
- С утра я приезжаю и смотрю отчеты. Перетаскиваю все данные в exсel, просматриваю, пересчитываю риск-лимиты, не превысил ли я их. Бывает, что я перехлестываю, в таких случаях режу какую-то позицию. Прибыль и убыток тут не имеет никакого значения, просто механически все подчищаю. После этого, если у меня есть лимиты, я запускаю сканирование и смотрю по инструментам, которыми я торгую. Есть ли что-то, что сегодня может у меня сработать, так как цена в опасной близости. Двигую ордера, так как каналы медленно, но меняются. После этого просматриваю все текущие позиции.

- Как Вы считаете, необходимы ли врожденные качества, чтобы стать успешным на рынке?
- Должен быть определенный психотип. Это основа.

- Но ведь психотип скорее приобретается?
- Это как раз и необходимо. А специальных знаний, качеств, умений там не надо. Я видел самых разных людей, которые торговали достаточно успешно. Все зависит от стиля торговли. Есть знаменитый на нашем рынке скальпер. Его знают еще с МТБ, у него настолько подвижная психика, что он даже не может ни на чем задержаться. Мой брокер с ним познакомился и рассказывал потом, что когда с ним встречался, у него была ссадина. Тот поведал, что смотрел с семьей телевизор, подбрасывая пульт, в какой-то момент отвлекся, а пульт ударил по переносице. Способность обрабатывать большое количество информации, мгновенно реагировать, быстро переключаться – это качества скальпера. Но успешных скальперов очень мало, потому что основное их мастерство заключается в умении работать с чужими ордерами.

Составьте собственный опрос для сбора отзывов пользователей





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи