Экспертиза / Financial One

Есть ли пузырь на рынке криптовалют и как жить дальше

Фото: facebook.com
1968

В момент, когда все пропало, все умерли и разорились, а если и не умерли, то в большинстве своем потеряли, и обещанного прорывного роста так и не было, странно писать оптимистический текст. 

Объем собственных инвестиций в крипту очень небольшой, и если она все-таки умрет, лично мне от этого больно почти не будет. Заниматься самовнушением, как это делают криптоэнтузиасты, поставившие все на криптоиндустрию, надобности нет. Но я-таки напишу, почему я считаю, что все еще будет и будет хорошо.

Начну издалека. Я намайнил свои первые битки в 12-ом году и продал их в 14-ом по тысяче баксов за биток. Их было немного, но через два месяца биток стоил уже двести пятьдесят. Может быть, я зря не откупился снизу, но тогда это было правильное трейдерское решение. Так что быстрое падение биткоина в 4-5 раз я видел еще пять лет назад. А есть люди, которые такие падения видели вживую не один раз. Но даже тех, кто майнил в 12-ом, крайне мало, а таких кто видел, что было до этого, вообще раз-два и обчелся. К чему я это пишу поясню позже.

А пока давайте попробуем оценить, сколько же должна стоить крипта вообще. Не конкретно один коин, пусть даже дедушка биток или какой-то самый супертехнологичный из новых, а вообще какая может быть капитализация всего этого цирка. В качестве ориентира я предлагаю взять интернет-технологии и отдельно их оценку на пике бума доткомов, а затем падение и последующее длительное восстановление.

Читайте: «Сейчас мне 50 лет, и четыре с половиной года я провел в тюрьме, где, уж поверьте, мне пришлось несладко»

Почему интернет? На мой взгляд, это близкая и во многом похожая история. Начиная с тюльпанной лихорадки, в мире было много примеров взрывного роста, заканчивавшихся затем невозвратным падением. Людям свойственно ожидание каких-то новых открывшихся горизонтов, рынков, передовых технологий. Железные дороги – это круто? Чадящий коптящий паровоз – это повод для хайпа? 

Да! А пылесос, холодильник и телевизор?! Конечно! Между прочим, именно пылесос и стал причиной кризиса 29-го года. Ну, не сам пылесос, но новые технологии, обещавшие новые рынки, новое потребление. И эти ожидания оправдались. Потом. Но сначала они вызвали рост рынка, а потом его падение. Паровоз, холодильник, автомобиль, самолет – это все вещи, которыми мы пользуемся (ну, паровозом уже нет, но железными дорогами-то, да). И сегодня эти бизнесы приносят понятную, простую и довольно небольшую маржу.

Но всего-то четверть века назад такая же истерия была с интернетом. И в отличие от пузыря паровозов большинство из нас лично помнит, как это было. Когда сайт с пустой страничкой «бомж-дот-ком» мог стоить миллион долларов. Ровно также полтора года назад компания, добавившая слово blockchain к своему названию, учетверила свою стоимость на бирже. Сейчас же интернет  – это просто средство. У любой парикмахерской, ремонта обуви или какого-нибудь фермера, выращивающего брюкву, есть свой сайт и это ничего не значит. Лучше иметь холодильник, чем не иметь. Но холодильник не предмет восторга и вожделения.

Но давайте снова вернемся к цене. Сначала интернет-компании выросли до небес, потом упали, а затем спокойно достигли уровней, на которых были на пике. Давайте попробуем оценить стоимость технологии блокчейн, исходя из сравнения именно с интернетом и бумом доткомов. Сейчас у нас нет возможности понять, какую капитализацию будет иметь блокчейн относительно интернета. Будет он занимать в два, в три, в пять раз большую или во столько же раз меньшую долю в экономике. Мы не знаем. Собственно, это самое слабое место в моих рассуждениях. Но я просто принимаю как точку отсчета, что его ценность для цивилизации, экономики для простых людей окажется сопоставимой. Что мне дает право так считать?

У блокчейна есть пока два с половиной ключевых технологических преимущества.

1. Блокчейн позволяет убрать множество промежуточных звеньев при финансовых расчетах. Можно выкинуть банки, брокеров, посредников, обменники, платежные системы. Можно почти мгновенно провести транзакцию в Корею, в Зимбабве, в Антарктиду, на МКС. И при этом, по сравнению с обычными банковскими переводами, заплатить реально три копейки. Без привязки к сумме перевода. Это хорошо, но мало

2. Анонимность / Старший брат следит за тобой. Может показаться странным, но это про одно и то же. Крипта, вернее биткоин, возник помимо прочего как анархистский вызов миру больших дядей в костюмах, вызов государству: «мы сделаем свои деньги мимо ваших банков». И свою нишу крипта в этом плане нашла, прежде всего криминальную. 

Но блокчейн – это не только анонимность, это еще и глобальная прозрачность всех транзакций. И похоже, что большие дяди в костюмах найдут способ сделать неанонимным вход в криптомир – KYC, идентификация личности, отслеживание транзакций. Это гораздо больший уровень контроля, чем был раньше. И хоть это и противоречит изначальной концепции финансовых «детей цветов», тоже является огромным источником ценности данной технологии. Уже сейчас разные коины дают разную степень анонимности, а в какой-то момент крипта разделится на «белую» и «черную». И если это произойдет, то ценность блокчейна для экономики станет огромной и неоспоримой, а ее полная легализация может произойди крайне быстро. Так что это не два отдельных пункта, а полтора.

Возьмем за отправную точку, что крипта и интернет – рынки сопоставимого масштаба. В первом квартале 2000-ого года капитализация Nasdaq на пике составила $5,1 трлн. Через несколько месяцев (к четвертому кварталу 2000-ого) от нее осталось $2,3 трлн. Больше половины капитализации сгорело за очень короткий срок – вполне типичная для криптомира величина.

Но просто сказать, что тогда было $5 трлн и сегодня будет 5, неверно.

Во-первых, доллар в 2001-ом году – это не доллар в 2019-ом. Инфляция, никуда от нее не деться. Так что оценку в $5 трлн можно увеличить примерно в 1,5 раза.

Во-вторых, доступность финансовых инструментов для инвестирования. Как это ни странно, но на заре интернета интернет-брокеров по сути еще не было. Чтобы инвестировать на рынке, нужно было быть клиентом традиционного брокера. Для этого нужно было обладать свободными средствами, начиная минимум с десяти тысяч долларов, а у большинства брокеров порог входа был еще выше – двадцать, тридцать тысяч. Это уже очень сильно ограничивает количество игроков, которые могли участвовать в безумии доткомов. Кроме того, финансовые рынки были доступны, по сути, только представителям  Золотого Миллиарда – американцам и в меньшей степени западным европейцам.

Для инвестирования в криптовалюты таких ограничений нет. Любой филиппинец, марокканец или даже, прости Господи, украинец может купить на свои двадцать долларов несколько сатошей, кусочков эфира или еще какой приглянувшийся коин. Так что можно смело удвоить оценку еще раз. Итого, при не очень жестких допущениях мы получаем оценку порядка $15 трлн.

Сегодня капитализация всех криптовалют составляет порядка $250 млрд. На текущий момент столько стоит, например, Verizion Communications, занимающая лишь 21-ую строчку на рынке США. А первые по капитализации превышают ее в разы – Microsoft ($1062 млрд), Apple ($988 млрд), Amazon ($883 млрд). При этом даже на пике вся крипта не превысила $800 млрд, что меньше, чем капитализация одной лишь Microsoft. Скажите, вы слышали, чтобы люди два года увлеченно так массово обсуждали ту же Amazon, как обсуждают крипту?

На классической бирже никогда нет тех денег, которые там «нарисованы» – плечи, деривативы, небольшие фрифлоаты: ни одну компанию нельзя продать на бирже по текущей цене – продажа любого сколько-нибудь значимого портфеля обвалит цену.

А рынок крипты все еще практически нерегулируемый. У десятков бирж нет лицензий регуляторов, какого-либо контроля. И тот триллион, который был на пике в январе 2018, в гораздо большей степени нарисован, чем на традиционных рынках.

Итак, что мы имеем? Весьма интересную и перспективную технологию и два года обсуждения везде и всюду. Показанную всем историю сумасшедшего роста и такого же сумасшедшего падения. И совершенно смешную капитализацию даже на пике, не то, что сейчас.

Мне видится только одно объяснение. 2017-ый и 2018-ый годы были рекламой крипты. Из мира, о котором знали немногие гики и профессиональные спекулянты, крипта стала общедоступной. Огромное количество людей никогда раньше не слышали о крипте, но им показали историю успеха, затем падения и разочарования. 

Подавляющее большинство не сходило с ума, не кричало «туземун», не покупало крипту. Но то, что она есть, донесли почти до всех. Те, кто не купил в прошлый раз и подсчитывал, сколько бы он заработал, когда крипта перла вверх, с облегчением говорил себе позже «ну и хорошо, что не вошел, вон все упало». Но сожаление, что не проехался на такой интересной теме, поселилось у многих. Эх, знать бы – купил бы тогда.

Поэтому, когда крипта начнет снова расти и обновит максимумы 2018-го года, в этот поезд ломанется очень много пассажиров. Тех, кто в прошлый раз не купил билет. Им уже рассказали, что такое падение – это не первый раз, бояться нечего, если случится, то все равно потом будет еще круче.

Крипта – это пузырь. Он обязательно лопнет и смоет большую часть хомячков, которых еще даже не начали разводить. А когда это случится, крипта станет «паровозом» – привычной доступной и массовой технологией.

И кто-то из тех проектов и коинов, кто останется, уже существует сейчас, как существовало в 2001-ом большинство нынешних информационных компаний. Так что, когда пузырь лопнет, все станет, как всегда. Но пока он еще даже не надулся. Это было просто MVP, демоверсия. Все еще будет.






Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи