«Для меня на рынке есть только я и цена инструмента»

Александр Резвяков, Один из самых популярных в России трейдеров срочного рынка 15.06.2011 10:00
5414




Беседовала [Любовь ЦАРЕВА]

Александр Резвяков - один из самых популярных в России трейдеров срочного рынка. Кто-то считает его гуру и выкладывает немалые деньги за то, чтобы попасть на авторские семинары, другие называют Резвякова удачным пиар-ходом РТС или ведущих брокеров. Мы решили встретиться с Александром, чтобы поближе познакомить читателей с этим человеком, его торговой стратегией и рыночной философией.

- Александр, о Вас часто говорят как о трейдере-путешественнике. Как много времени Вы проводите не в Москве?
- Я все время где-то разъезжаю. Каждые выходные провожу в разных городах, причем речь идет как о семинарах, так и о поездках с друзьями. Правда, просто так с семинарами я не люблю ездить, если уж отправляюсь куда-то, то мне организовывают культурную программу. В новый город обычно еду с удовольствием, хотя бы просто посмотреть. Если мне понравилось в городе, появились друзья, то с радостью неоднократно возвращаюсь.

- А Вашими друзьями люди становятся до или после семинаров?
- Бывает и второй вариант, недавно я летал в Тюмень к одним из первых моих учеников, которые давно перешли в категорию друзей, у них там свой клуб, набралась группа ребят, пожелавших чему-то научиться у меня.

- Как провели время в Тюмени, что было интересного помимо семинара?
- С удовольствием побродил по городу, покупались с ребятами в источниках. Вообще, я очень люблю Сибирь. У меня много друзей в Барнауле, Новосибирске. Оттуда часто путешествуем по Горному Алтаю.

- Сколько раз в году у Вас получается поехать в относительно долгие поездки, хотя бы на неделю?
- Хотя бы на неделю я уезжаю очень часто. Надолго для меня – это больше месяца, так получается обычно раз в год.

- И каким было последнее длительное путешествие?
- В прошлом году был в Индии, сначала путешествовали по Гималаям, потом уехали в город Шринагар, там тоже было интересно, жили на воде, в плавучем домике на красивейшем озере с лотосами. Ездили на озеро Пангонг на границе с Китаем на высоте 4 тыс. метров. Места абсолютно дикие.

- Когда же Вы успеваете торговать между путешествиями?
- Я торгую не очень много. Хочу сказать, что успешный и грамотный трейдинг большое количество времени не занимает, особенно летом, когда рынок вялый. Самые активные времена года – это весна и осень, когда хорошие движения, когда можно и нужно работать.

- Что значит «торговать немного» в Вашем понимании?
- Обычно я стараюсь смотреть открытие дня и первыми двумя часами торгов. Это не значит, что я постоянно пялюсь в монитор, просто посматриваю время от времени. Например, сегодня по дороге из аэропорта подключил ноутбук, посмотрел открытие, мог бы совершить сделку, если бы было что-то интересное. Однако если за первые два часа торгов ничего важного не произошло, я возвращаюсь к терминалу в 16:30 – 17:00 в надежде на движение на вечерней сессии.

- То есть в любой поездке Вы всегда готовы заглянуть в Интернет и заключить сделку?
- Не всегда. Бывает чисто отдых, в основном там, где нет интернета. Например, в Индии я вообще не торговал, за август прошлого года не совершил ни одной сделки. На Алтае та же ситуация. А в некоторых поездках я спокойно торгую. Например, в октябре прошлого года на машинах поехали на Украину, катались по Крыму. Там на одной сделке я заработал 174% на счет. Как это выглядело? Утром проснулись в каком-то городе, я посмотрел рынок, увидел, что началось движение, вошел в позицию, поставил защитный приказ, выключил ноутбук. Весь день катались и купались, вечером я снова посмотрел позицию и увидел, что заработал денег. Решил не закрываться, пробыл в рынке четыре дня. Вот это и есть самая интересная торговля – ловить хорошие движения по 3–4 дня, при этом заниматься можно чем угодно. Когда входишь в позицию, нужно посидеть, посмотреть, потом можно практически не следить за рынком. Последующие три дня я просто заглядывал в терминал и передвигал стоп.

- Вы без ножа режете стереотипы о том, что трейдер должен много работать! - Просто это особенность моей стратегии. Есть скальперы, которые заключают несколько сделок в минуту, есть долгосрочные инвесторы, а у меня свой стиль.


Биография

Александр Резвяков
Александр Резвяков родился в Москве 7 июня 1972 года. Работал на заводе МНПО им. Чернышева, окончил вечернюю школу. В 1998 году окончил Экономический факультет Международной высшей школы по специальности «Банковское дело». Некоторое время владел компанией по сборке компьютерной техники. В 2005-м начал совершать первые сделки на рынке. Любит путешествовать, плавать, занимается фридайвингом и просто дайвингом, пилотирует самолет, ходит на курсы по контраварийной подготовке, летом катается на квадроциклах, зимой – на горных лыжах. Во время выездов занимается кайтсерфингом и водными лыжами.


-Совсем недавно профессиональный управляющий говорил в интервью нашему журналу, что совмещать отдых и работу невозможно. Нельзя съездить позагорать, а потом бодро начать торговать, придется потратить еще некоторое время – неделю-две, чтобы обратно погрузиться в рынок.
- Я с этим не согласен. Но, дело в том, что многие, когда торгуют, используют избыточное количество информации – читают новости, отчеты. Это занимает много времени, мне ничего подобного не нужно. Я стопроцентный технарь и смотрю только на цену. Вижу, в чем суть, поэтому не трачу много времени на торговлю. На анализ рынка мне нужно всего 3 секунды. За это время успеваю понять, что делать: буду ли торговать, в какую сторону. Если да, то буду сидеть, искать точку для входа, а дальше, войдя в позицию, я выставляю защитный стоп-приказ. Есть, правда, одна особенность нашего бизнеса, которая заключается в том, что бывают различные технические сбои. Но я научился контролировать позиции с помощью SMS-оповещения и через смартфон.

- А макроэкономическую статистику вообще не смотрите?
- Не думаю, что она кому-то в чем-то помогает. Поэтому ни на что не смотрю, все есть в цене. И это не я придумал, это первый постулат технического анализа.

- Технические индикаторы Вам тоже не помогают?
- Нет, разве что иногда смотрю разве что на простую среднюю, но могу обойтись и без нее, хотя кое в чем она помогает. Объемы торгов тоже не анализирую.

- Но цена – это же так мало…
- Согласитесь, что главное в любом деле – это видеть суть, уметь отличить полезную информацию от шума. На финансовых рынках очень много ненужной информации, которая в лучшем случае бесполезна, а в худшем ? мешает. Полезной информации крайне мало – не более 1%. Как понять, на что стоит обращать внимание, а на что нет? Нужно просто постепенно убирать из своей торговли все ненужное. Когда я был новичком, тоже смотрел все, что можно: читал аналитиков, новости, изучал отчетности компаний, сидел в чатах, на форумах. Это занимало очень много времени. Позже понял, что я лентяй, не люблю много работать, поэтому хочу тратить сил и времени все меньше, а зарабатывать все больше. Поэтому стал убирать все ненужное из своей торговли. Сначала перестал читать аналитиков, которые ничего не знают и не могут знать о будущем. Что-то убирал и понимал, что можно торговать и без этого, перестал читать новости, и это сразу освободило немало времени. Оказалось, что результат ничуть не ухудшился, а даже улучшился, в голове все стало яснее. Перестал смотреть фундаментальные факторы, потому что на том периоде времени, в котором я работаю, они имеют слишком малый вес и тонут в краткосрочных факторах. В итоге, осталось лишь то, без чего невозможно работать. Единственное, что не смог убрать – график цены торгуемого инструмента. Речь не о графике американских индексов или нефти, я никогда не слежу за тем, куда идет Америка. Повторюсь, нужен только график и стакан торгуемого инструмента.

- Вы торгуете только фьючерсом на индекс РТС?
- Да, только с этим инструментом. Опять же, поэтому торговля не занимает у меня много времени. Мне не надо отслеживать несколько инструментов. За одним следить на порядок проще.

- Но как же цена может дать сигнал о том, стоит входить в позицию или нет?
- Только она и может, на мой взгляд. Никакая другая информация не дает преимущество, оно кроется в понимании текущей тенденции. Я вижу её на графике и присоединяюсь к ней, потому что вероятность продолжения тренда всегда выше вероятности его смены, и это можно доказать. Величайший спекулянт Джесси Ливермор тоже анализировал только цену, не читал новости, ничего другого не отслеживал, примерно так же торговали «черепашки» Ричарда Денниса.

- Как Вы дошли до своего главного торгового вывода?
- Этот принцип – отметать все лишнее – я знал и раньше, когда только пришел на рынок. Отработка этого подхода заняла еще примерно полтора года.

- Кстати, чем Вы занимались до того, как увлеклись трейдингом?
- Когда-то давно у меня был свой бизнес – небольшая компьютерная компания. Этим было выгодно и интересно заниматься до тех пор, пока конкуренция не стала слишком высокой. Тогда я закрыл свой полулегальный бизнес и стал искать новые пути, временно решил перебиться на наемной работе. Тем более, одна из компаний, которую мы обслуживали, предложила мне остаться у них. Я намеревался поработать там год-полтора, однако это затянулось лет на шесть. Но идею нашел. Сначала, конечно, думал в направлении классического бизнеса, но понял, что это не мое. Там есть огромная проблема – влияние человеческого фактора. Можно все очень здорово рассчитать, но появятся люди, которые могут подвести. За всем необходимо следить и, по сути, делать все самому. Пока искал идею, параллельно решил почитать про инвестирование, а затем и заняться им, чтобы собрать капитал для организации бизнеса.

- В каком году совершили первую сделку?
- В 2003 году стал инвестировать в ПИФы, но через какое-то время понял, что они зарабатывают хуже, чем я мог бы делать это сам. Большинство из них проигрывают рынку, зарабатывая меньше, чем растут индексы. Они хвастались, что заработали 50%, но в тот год рынок вырос на 83%. То есть фактически я бы мог просто купить бумаг по индексу и, ничего с ними не делая, заработал бы больше, чем они. В 2004 году я начал первые самостоятельные операции. В 2005-м году стал торговать часто и агрессивно, понял, что это мое, а затем увидел, что это такой же бизнес, поэтому ничего придумывать мне уже не требуется.

- Вы действительно торгуете с доходностью 25% в месяц?
- Нет, я лишь ставлю себе такую цель. Причем, важно понимать, о каком из моих счетов идет речь. У меня есть счет побольше, на нем я совершаю операции не очень часто: за 2009 год всего 20 сделок. В этом случае, конечно, о таких цифрах речи не идет. Кроме того, есть два рабочих счета, на которых я стараюсь заработать 25% за месяц. Проблема большинства трейдеров состоит в том, что они не ставят себе цели. Я же обязательно делаю это. Конечно, она должна быть взята не с потолка, нужно понимать, как ее достичь, и уметь добиться этого. Чтобы заработать 25%, иногда мне нужно найти всего один хороший, «ударный» день или 2-3 нормальных сессии. В отличие от других, я не сижу с утра до вечера каждый день, пытаясь влезть в непонятные боковики. Я знаю, чтобы мне заработать нормальную сумму, нужно дождаться хороших сильных моментов, что я и делаю. Но, сами понимаете, 25% - цель, а реальность не всегда совпадает с планом. Бывает, что зарабатываю меньше. Так, январь у меня вообще был убыточным. Как-то одна сделка принесла мне 174%, как я уже говорил.

- А сколько теряли?
- Была просадка 40%, впрочем, серьезных потерь у меня нет. Есть другая проблема: иногда передерживаю позицию. У меня может быть очень большая прибыль, но я ее не фиксирую. Впрочем, это моя стратегия: я ставлю на другую цель, а рынок не всегда движется в мою сторону, поэтому текущая прибыль по сделке может достигать значительных размеров. Когда же зарываю позицию, результат уже не такой впечатляющий.

- Общаешься с Вами, и создается впечатление, что происходящее на рынке не действует Вам на нервы, а ведь многие не спят, видят ночами «стакан»…
- Если рынок снится, это может плохо закончиться. Успешные трейдеры потому и успешные, что эмоционально не вовлечены в происходящее на рынке. Я могу торговать или не торговать. Я в жизни бываю эмоциональным, но на рынке не позволяю себе этого. Чтобы разрядиться, часто путешествую. Поездки не дают мне заигрываться, отвлекают от рынка. Я знаю, что, если буду сидеть перед монитором, то увлекусь и все потеряю.

- А что значит «заиграетесь»? Начнете совершать лишние сделки?
- Да. Во-первых, если у меня будет продолжительная серия убыточных операций, я знаю, что сорвусь и буду пытаться отыгрываться. Опытный трейдер должен входить в каждую новую сделку, полностью забыв результат по предыдущим позициям. Чтобы ни было – 10 убыточных сделок или, наоборот, большая прибыль в каждой операции - это должен быть новый человек. Для этого тоже нужно чаще отдыхать и отвлекаться. Есть даже такая пословица: «Трейдер хорош настолько, насколько хороша его последняя сделка». Я ищу такие варианты, в которых вероятность изменения цены в одну сторону превышает вероятность ее движения в другую. Если котировки пойдут в нужном направлении, заработаю 15%, если против меня, то потеряю 2%. Если наблюдается серия убыточных сделок, то велика вероятность входа в позицию не потому, что я вижу хорошую возможность заработать, а только для того, чтобы попытаться отбить недавний убыток. Если есть серия прибыльных сделок, после них тоже необходимо отдыхать, иначе начинается эйфория. Даже если операция безубыточная, это все равно давит. Две-три таких сделки подряд выбивают из колеи.

- Получается, Вы чувствуете нарастающее напряжение, выключаете монитор, берете билет куда-нибудь и улетаете?
- Я знаю свой предел, поэтому просто не довожу до него. Мое ограничение – 4 сделки в день, причем убыточных из них может быть максимум две. Я вошел в позицию, что-то пошло не так, меня выбило по стопу ? есть шанс попробовать еще раз. Однако обычно не пробую даже второй раз. В этот день не торгую, нахожу занятия, которые переключают внимание, чтобы не хотелось влезть на рынок, чтобы даже не вспоминалть о нем.

- Например?
- Фитнес, плаванье, занятие с тренером в спорт-зале, аквапарк. Могу поехать с друзьями окунуться в купель, покататься на велосипеде. Недалеко от моего дома есть искусственный закрытый склон, даже летом там можно покататься на лыжах. Люблю полетать в аэротрубе.

- Эти многочисленные хобби появились у Вас до прихода на рынок или их пришлось срочно найти, чтобы быстро отвлекаться от торговли?
- Параллельно, но с появлением трейдинга они стали более актуальными. Не знаю, зачем люди сидят целыми днями перед монитором, переживают, видят торговлю в кошмарах. Если мне рынок снится, днем уже точно не торгую. Это означает, что рынок оказывает эмоциональное давление тогда, когда я должен быть спокоен.

- Вы упоминали про того же Джесси Ливермора…
- Кстати, это он говорил, что если рынок снится, значит, торговать не надо.

- Тем не менее, я вспоминаю других великих игроков,например, героев Швагера из «Магов рынка». Через всю его книгу проводится мысль, что торговля – это тяжелый труд, все успешные игроки погружаются в нее полностью, у некоторых персонажей терминалы стоят в ванной, в туалете, в спальне…
- Не знаю. Я точно не такой. Мне хватает коммуникатора и ноутбука. В рынке я не «варюсь».

- В какой момент в Вашей жизни появились семинары и зачем?
- До того как я выработал свой нынешний подход, вся моя жизнь сводилась к тому, что я просыпался, торговал и ложился спать. Со временем понял, что просто схожу с ума от этого отсутствия общения и однообразия. Семинары появились случайно. Иногда я ходил в клуб трейдеров, там возник спор. Большинство ребят в нем пытались найти какой-то Грааль, нечто такое, чтобы им позволяло всегда предсказывать рынок. У меня все получалось и без этого. Я рассказывал им свои более простые принципы, они слушали, но никто не хотел пробовать мой метод, все продолжали искать великие секреты. Тогда я понял, что эти люди не очень хотят заработать денег. Им интереснее просто пообсуждать рынок, для них это была, скорее, просто модная тусовка. В итоге, у нас возник спор: я утверждал, что в трейдинге нет ничего сложного, нужно лишь понять суть и делать элементарные вещи, мои оппоненты возражали, что необходимо много лет изучать индикаторы, японские свечи и так далее, и все придет само. Тогда я предложил им попробовать поторговать, используя мои методы торговли, с условием, что если кто-то потеряет деньги, тому я все компенсирую. Никто почему-то не согласился участвовать в эксперименте. Тогда я сказал, что возьму двоих новичков, которые в результате будут торговать лучше них.

- Прямо история «черепашек»…
- Не совсем. Один мой знакомый привел вместо двух человек десять, но ничего хорошего из этого не вышло. Работать они не стали, послушали меня и разбежались. Тогда он предложил набрать группу, но уже за деньги, сказав, что придут совсем другие мотивированные люди, причем сумму назвал приличную. Сначала не хотел этим заниматься, не верил в то, что смогу стать хорошим преподавателем. Однако мы попробовали и, действительно, на занятия пришли слушатели, которые по-настоящему стали работать. Мои лучшие ученики - выходцы как раз с первых семинаров, хотя эти курсы были ужасны. Тогда я увидел, что семинары полезны, в первую очередь, для меня. Во-первых, когда стал что-то рассказывать другим, начал сам понимать все гораздо лучше, смог выводы разложить в голове по полочкам. Кроме того, жизнь трейдера-одиночки предполагает общение только с компьютером, а семинары давали живое общение. У нас появилась целая тусовка, где я был не самым последним человеком.

- Но ведь за годы торговли Вы выработали свою стратегию, получается, чем больше людей узнает о ней, тем хуже она должна работать?
- Это самое большое заблуждение. Во-первых, нет никакой особой стратегии, есть принципы, которые знают все успешные трейдеры. Никто не скажет вам тут ничего нового. Об этом же говорили Джесси Ливермор, Ларри Вильямс, Ричард Деннис, Эд Сейкота, мой хороший друг Саша Герчик и многие другие. Разница лишь в деталях. Но проблема в том, что в любом случае все не будут торговать одинаково. Главный секрет не в каких-то особых знаниях, а в умении. Успешный трейдинг эмоционально некомфортен для обычного человека. Успешному трейдеру нужно быть осторожным, но решительным, часто ошибаться, но уметь быстро признавать свои ошибки и оперативно закрывать убыточные сделки, а прибыль высиживать, то есть не брать меньше намеченной цели, ради которой вошел в позицию. Большинство людей хочет сделать все иначе. Когда речь идет об убытках, появляется надежда, никто не хочет закрывать неудачную сделку. На своих семинарах я часто провожу тесты, которые хорошо показывают склонность людей к необоснованному риску, когда речь идет о потерях. Когда же доходит до прибыли, у большинства желание поскорее закрыть позицию и получить синицу в руке перевешивает. Входят ради хорошей прибыли, но когда сделка принесла процента 2-3, а потом пошел откат, у большинства сразу возникает желание закрыться. Всегда нужно искать только хорошие операции с высокой доходностью и никогда не фиксировать прибыль меньше той, ради которой сделка открывалась.

- Вы сказали, что нужно много ошибаться…
- У меня, например, убыточных сделок больше, чем прибыльных. Я чаще оказываюсь неправ. Я не совершаю много операций, но, в целом, преобладают неудачные. Часто ошибаюсь, но быстро признаю свои ошибки, а большинство людей это делать не готовы. К тому же многие боятся торговать «с плечом», считают, что они приводят к «сливу» счетов, хотя виноваты в этом совсем не «плечи».

– Есть версия, что большинству не стоит торговать. Научился ремонтировать машины – вот и занимайся этим, а на рынок идти не надо. Вы согласны с тем, что кого-то научить трейдингу невозможно?
– Необходимо четко разделять спекуляции и инвестиции. Если говорить о последних, то они доступны всем, этим должен заниматься любой современный образованный человек. Инвестиции – это несложно.

– Но Вы ведь не имеете в виду срочный рынок?
– Инвестировать можно в разные активы, хотя в данном случае, конечно, речь идет об акциях. На срочном рынке можно хеджировать позицию. Что же касается спекуляций, когда-то я был уверен, что и они доступны всем. Раз у меня получается, почему у остальных не выйдет? Разве я чем-то умнее или лучше других? Наоборот, телевизор не смотрю, новостей не читаю, в машине слушаю только музыку. Сейчас же понимаю, что это точно вариант не для каждого по одной простой причине. Самое главное в нашем деле – это дисциплина в четком исполнении торговой стратегии. Для начала надо понять принципы торговли, потом на основе этого создать комфортную и понятную стратегию, которая дает преимущество перед другими участниками рынка, что несложно, а затем только следовать ей. Но когда мы приступаем к выполнению задуманного, начинают давить эмоции, которые заставляют нарушать собственные принципы. Какие эмоции? Если сделки прибыльные, то эйфория. После серии успешных операций очень сложно признать убыточную. Если сделки неудачные, возникает желание отыграться. 2–3 убыточные операции каждый переживет, но если речь идет о 8–10 подряд, то возникают сомнения: а вдруг все изменилось, вдруг перестала работать система? Хотя на рынке никогда ничего не меняется. Одни и те же принципы как работали, так и будут всегда оставаться в силе. С эмоциями бороться можно, но на большинство из них лучше просто не тратить силы, для этого я стараюсь меньше следить за рынком. Чтобы побороть эмоции, нужна дисциплина, а ее как раз большинству и не хватает. Когда тебя никто не заставляет, очень сложно держать себя в руках. Простой пример. Все знают, что полезно делать зарядку. Многие собираются, кто-то начинает, но большинство людей хватает ненадолго. Иногда нужно заставлять себя делать неприятные вещи.

– Как далеко Вы ставите стопы?
– У меня установлено ограничение в 2% от счета, к нему еще прибавляется проскальзывание. Но стопы я использую короткие. Мои точки входа – это те ситуации, когда могу открыться ради какой-то жирной цели с самым коротким стопом. Никакие новости и слухи мне никогда не подскажут, когда возникнет такой момент. А так как я вхожу с коротким стопом, то могу позволить себе большие плечи. Вообще, при маленьких стоп-лоссах количество убыточных сделок увеличивается. Но в целом доходность системы обычно получается выше. Не понимаю, зачем работать с большими стопами. Если цена пошла против позиции, я лучше закроюсь и еще раз зайду позже, чем буду сидеть и надеяться, что рынок развернется.

– Как выбираете эту правильную точку входа?
– На ликвидном рынке цена всегда изменяется волнами. Так было, так есть и так будет всегда – никогда котировки не будут двигаться по прямой, скажем, только расти. Кто тогда станет продавать, зная, что завтра и всегда будет дороже, чем сегодня? По последовательности максимумов и минимумов волн, а также характеру движения цены между ними можно судить о признаках наличия тренда. Самая лучшая возможность для входа возникает на начавшемся после коррекции движении в направлении тренда: в районе минимума волны, если мы работаем в лонг, или ее максимума при продаже. В этом отношении трейдинг похож на серфинг, на скольжение по волнам. Но не все волны подходят для торговли.

– Вы работаете только с фьючерсом на индекс РТС?
– На семинарах я рассказываю о всех инструментах, но слушатели понимают, что на нашем рынке есть только один подходящий для нормальной работы. Еще один принцип успеха: чтобы стать мастером, нужен самый лучший инструмент. Хотите стать крутым автогонщиком, необходима самая крутая машина. Конечно, лишь одной машины недостаточно, однако на «Жигулях» или «Запорожце» Шумахером не стать. Для спекулянта лучшим является тот инструмент, который характеризуется высокой ликвидностью и минимальными комиссиями. На нашем рынке лучший из лучших – фьючерс на индекс РТС. Ликвидность в нем выше, чем в «голубых фишках» на ММВБ: минимальный спрэд, высокая плотность заявок в «стакане», можно торговать большими объемами и почти не терять на проскальзывании. Кроме того, это инструмент с самой низкой комиссией. Если быть точным, во фьючерсе на индекс RTS Standard она немного ниже, но там пока нет ликвидности. Можно сказать, что на российском рынке всего один нормальный инструмент, зато он практически идеален. Не знаю мировых аналогов со столь низкой комиссией при подобной ликвидности. Другой принцип успеха – узкая специализация. Я себе выбрал лучший инструмент, другие мне не нужны, на них даже не отвлекаюсь. Зато свой знаю вдоль и поперек.

– Не боитесь, что ситуация на рынке изменится кардинальным образом, а Вы из-за узкой специали- зации окажетесь к этому не готовы?
– Как? Разве что резко упадет ликвидность или вырастет комиссия. Если такое случится, буду смотреть и думать, а пока этого не произошло, беспокоиться по этому поводу не собираюсь. Для меня на рынке нет ничего и никого, кроме меня и цены моего инструмента. Что стоит за ее движениями – новости, слухи, ожидания или эмоции других трейдеров – неважно. Есть я, есть цена, и мы работаем в паре. Цена мне точно не враг, так как дает возможность заработать, но и не друг, потому что очень вредная и часто деньги может отбирать, особенно если я потерял бдительность. Это мой партнер, от которого я завишу полностью, тогда как ему все равно, что со мной будет. Мне приходится под него подстраиваться, смотреть, когда у него хорошее настроение, и тогда просить денег, а когда он злой и непонятный, мечется в разные стороны, лучше даже не подходить. Но если вдруг с этим партнером произойдет что-то нехорошее, то, конечно, придется искать другого.

– Можно сказать, что осенью 2008-го цена вела себя злобно и металась. Вы в это время наблюдали со стороны?
– Осень 2008 года – это самое продуктивное время, когда зарабатывались деньги. Правда, на рынке акций тогда творился беспредел, то и дело останавливали торги, а следом вообще запретили шорты и плечи, но на фьючерсе не заработал разве что ленивый.

– А как же волатильность?
– Высокая волатильность – это хорошие движения, которые можно взять.

– Но Вы же сами сказали, что когда цена мечется, лучше посмотреть на рынок со стороны…
– Цена не металась, была нормальная устойчивая нисходящая тенденция, просто любой тренд никогда не идет строго по прямой, всегда бывают откаты. Да, коррекции были, но в целом рынок устойчиво и понятно шел вниз. Ко всему прочему, во время падения деньги зарабатываются проще, чем на растущем тренде, поскольку валится рынок обычно быстро и с небольшими откатами, а растет медленно и неохотно.

– Но как же отличить бесцельные метания от тренда? После нового года рынок начал расти, и как в этот момент люди могли понять, что это не очередная коррекция?
– Так это же произошло почти через полгода! Я позицию каждый день переосмысливаю, в крайнем случае – раз в несколько дней. Все зависит от рабочего интервала: можно зарабатывать на росте и снижении внутри дня, тогда неважно, каков глобальный тренд. Я ловил от одного до нескольких дней падения, затем пережидал коррекцию. Самое главное – четко определиться с тайм-фрэймом, в котором вы работаете. Если для кого-то началась большая коррекция, для другого это новый тренд.

– Ваш подход предполагает полный отказ от эмоций, минимум информации. На первый взгляд, такую стратегию легко автоматизировать: продал, купил, поставил стоп. Никогда не думали написать алгоритм робота, освободив тем самым еще больше времени?
– Многие стараются автоматизировать такой торговый подход, но полностью это сделать не получается. По крайней мере, мне неизвестно, чтобы кто-то сумел. Какие-то вещи автоматизировать можно, скажу даже больше, у меня самого это реализовано. Например, расчет позиции, автоматическая установка стопов, автоперенос стопа в зону безубыточности. Но решение о входе в позицию всегда намного эффективнее принимает человек, потому что существует слишком много нюансов. К примеру, современный автомобиль очень прост в управлении: всего две педали и руль, завел и поехал. Но никто еще пока не сделал робота, который смог бы довести машину, скажем, из центра города на окраину. Хотя вроде бы все просто, даже карты и системы GPS есть. Почему? Слишком много нюансов. Пытаются делать автомобили, которые учитывают маневры других участников движения, распознают знаки и дорожную разметку. Но знак может быть установлен неправильно или быть нечитаемым, разметка может отсутствовать, а дорога может быть перекопана или находится в очень плохом состоянии. Плюс, вдруг пошел сильный дождь, туман, снег, или сотрудники ГИБДД за углом. А человек может сесть и доехать без проблем даже в таких условиях. В трейдинге все примерно так же – слишком много нюансов. Хотя нет, все еще сложнее: карт нет, неизвестно, куда приведет тренд. Большая часть полезной информации является графической, отражающей характер движения цены, а перевести картинки в режим цифр довольно сложно.

– То есть робот не нужен?
– А для чего он нужен? Думаю, для того, чтобы торговать меньше, а зарабатывать больше. Но обычно этого не происходит, поскольку из-за робота люди тратят еще больше времени на трейдинг, потому что сначала, вне торгов, занимаются программированием, отладкой, настройкой, а затем, во время торгов, следят за тем, что он делает, не произошел ли сбой. Какая еще польза от робота? Он без эмоций следует заданной торговой стратегии. Но это тоже заблуждение: робот неэмоционален, но решение о его запуске принимает человек, и средства, которыми управляет автомат – это деньги конкретного человека. Эмоциональный фактор в данном случае полностью не исключается. Если, например, робот на каком-то временном отрезке начинает терять деньги (а такое бывает при торговле по любой системе, так как характер рынка часто меняется, и на смену трендам приходят боковики), то человеку хочется вмешаться в его действия – что-то подправить, подкорректировать или на некоторое время вообще отключить автомат. То есть нарушить торговую стратегию, которая заложена в алгоритм.

– Кстати, раз нужен автоматический расчет позиции, значит, в Вашем подходе не все так просто, есть сложные формулы, алгоритмы?
– Ничего сложного нет. Я имел в виду простенький расчет точного количества контрактов для входа, которое зависит от размера счета, гарантийного обеспечения и объема первоначального входа по вашей торговой стратегии. Все это можно посчитать даже в уме или на калькуляторе.

– Я неоднократно слышала версию в СМИ о том, что Александр Резвяков – это дитя пиара. И действительно, когда открываешь Ваш сайт, понимаешь, что перед тобой человек с идеальной жизнью и работой: изредка торгует, путешествует, занимается спортом…
– У меня нет своего сайта. Если вы имеете в виду ресурс rezvyakov.com, то он создан организаторами семинаров, которые, как и любые авторы рекламы, «разводят» народ на то, чтобы те приходили. Если Вы спросите меня, стоит ли посещать эти семинары, отвечу, что нет. Ничего принципиально нового я не расскажу, чего нельзя найти в книгах. Я бы на свой семинар не пошел и, тем более, не заплатил бы за него такие деньги.

– Для Вас семинары – значимый источник дохода или, прежде всего, общение?
– В первую очередь, общение, даже увлечение, хобби, образ жизни. Но и интересный источник дохода, бизнес. Честно признаюсь, заработать на семинаре 1 млн рублей – это очень приятно. Кроме того, один из секретов финансового успеха – множественность источников дохода, что особенно важно, когда вы занимаетесь трейдингом. То, что у меня есть другие источники – инвестиции, семинары, своя компания – дает психологическую и финансовую независимость от биржевой деятельности. В противном случае ощущал бы сильное эмоциональное давление, повторял бы, что должен заработать, был вынужден торговать много и обязательно с прибылью, потому что иначе завтра будет нечего есть. А сейчас торгую неэмоционально и немного. Плохой рынок, значит, не буду в него лезть, подожду подходящего момента, потому что особой нужды нет. Я бы никому не пожелал жить только за счет трейдинга, это все равно, что жить только на зарплату. Если биржевая торговля – единственный источник заработка, однозначно надо иметь приличный счет в банке, чтобы в случае длительной серии неудач на рынке или даже «слива» счета можно было хотя бы год прожить, не снижая уровня жизни, просто на одни запасы. За год вы восстановитесь, проанализируете ситуацию, подумаете, чем заняться – вернуться на рынок или найти что-то новое. Я, кстати, постоянно ищу новые идеи, стараюсь развиваться. Сейчас мы с компаньонами наняли программистов и разрабатываем новый терминал для FORTS. Потому что в России на данный момент, по сути, нет нормальной платформы – простой, удобной, быстрой, с достойным интерфейсом и необходимыми для успешного трейдинга функциями.

– Вы пишете продукт на продажу или для себя?
– В основном для себя, так как речь идет об управлении приличным фондом, но, в принципе, ряд брокеров хотят предлагать его своим клиентам. Есть необходимые вещи, которые надо делать, чтобы стать успешным трейдером. Большинство этого не делает, поэтому их имеет смысл автоматизировать на базе терминала. Основа нашей платформы – жесткий риск-менеджмент на стороне сервера. Последний не будет давать заигрываться – ограничит количество сделок, просадку счета в день или месяц, не даст открывать позиции очень большим объемом счета, не разрешит усредняться, пере- носить убыточные позиции на следующий день, двигать стоп против позиции и тому подобное.

– Вы берете деньги в управление?
– Пока нет, потому что это незаконно, ведь для подобной деятельности необходимо создать компанию, получить лицензию, аттестаты ФСФР. У меня ничего нет из данного списка, но, так как хочется расти, мы постепенно готовимся к этому. На все времени хватать не будет, поэтому не исключено, что в ближайшее время придется завязать с семинарами.

– Значит, собираетесь получить все лицензии и аттестаты, чтобы управлять средствами клиентов?
– Конечно, да.

– Вы сказали, что во время торгов смотрите только на график и «стакан». Какую информацию дает последний?
– Очень незначительную – ликвидность предложения, то есть плотность заявок в «стакане», на основании которой я могу судить о своих возможных издержках на спрэде и проскальзывании. Под предложением подразумеваю выставленные заявки как на продажу, так и на покупку, а спрос – это встречные рыночные приказы, которые в «стакане» увидеть нельзя. Кроме того, полезную информацию несет в себе соотношение количества выставленных на покупку и продажу контрактов. Если, скажем, в какую-либо сторону стоит очень много, то это мне ни о чем не говорит. Чаще всего крупные заявки ставят просто для того, чтобы попугать людей, исполнять их никто не собирается. Но если в одну сторону стоит очень мало контрактов, то я понимаю, что даже незначительные встречные ордера будут глубоко продавливать цену.

Купить подписку на журнал Financial One

– Вы говорили, что необходимо осознавать свое преимущество перед другими участниками рынка. Какое оно у Вас?
– Во-первых, умение видеть суть, «зрить в корень», отличать полезную информацию от мешающего и вводящего в заблуждение «шума». Большинство же ориентируется на последний.
Во-вторых, наличие цели в сделке: я всегда знаю, чего хочу и как этого достичь. Цель всегда должна быть достойной, вхожу только в те сделки, где вероятность взять эту цель, на мой взгляд, велика. Я всегда знаю, где выйду, еще до того, как открываю позицию. Большинство же зачастую входит просто так, на эмоциях, «потому что цена двинулась», и с трудом представляют себе, что с позицией делать дальше. Торгуют много и не по делу, ввязываются в сделки из-за копеек.
Мое третье преимущество – узкая специализация. Я не трачу много времени на отслеживание большого количества инструментов, с трудом представляю себе, что происходит на рынках, которые не торгую, зато свою поляну знаю вдоль и поперек, во всех подробностях.
Четвертый момент – использование самого лучшего инструмента, с минимальной комиссией и максимальной ликвидностью, которая обеспечивает высокую плотность заявок в «стакане» и позволяет существенно снизить потери на спрэде и проскальзывании.
В-пятых, системная торговля, основа которой состоит в жестком ограничении убытков и максимально долгом удержании прибыльной позиции. Большинство же ставит на попытку предсказывать рынок, хотя он непредсказуем.
В-шестых, открытие позиций только в направлении текущего тренда, так как вероятность его продолжения всегда выше вероятности смены тенденции. Это легко осознать, если четко понять, что такое тренд.
В-седьмых, использование точек входа, которые позволяют войти ради достойной цели с минимально возможным риском. То есть мои точки входа ничего не предсказывают, это лишь место на графике, где в случае движения котировок против позиции я получу минимальные потери.
В-восьмых, ведение журнала всех сделок и постоянный анализ действий на рынке. Подавляющее большинство журнал не ведет или же ведет в форме, неприемлемой для анализа. Многие анализируют рынок, а не свои действия на нем.
И последнее, жесткая дисциплина в части исполнения стратегии, которая достигается за счет четко подобранных психологически комфортных для меня приемов трейдинга, размеров позиции и времени, уделяемого торговле.

– Согласны ли Вы с высказыванием, что срочный рынок похож на казино?
– Абсолютно не согласен. Срочный рынок с казино ничего общего не имеет и иметь не может. Если же мы говорим о спекуляциях на срочном рынке, то некоторое сходство с игрой в казино, возможно, присутствует. И в казино, и в трейдинге мы делаем ставки на какое-то событие: красное или черное, вырастем или упадем. Но есть и существенное отличие: математическое ожидание всегда на стороне казино, а в трейдинге оно может быть на стороне игрока. В торговле мы всегда сами устанавливаем свои максимальные риски, в казино же они определены за нас и всегда не в нашу пользу.





Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Загрузка...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи