«Через полгода выйдем на IPO!»

Дмитрий Ходас и Эмин Хыдыров, основатели компании «Сибирский гостинец» 13.04.2015 12:14
5846

Прежде, чем открыть свой бизнес, Дмитрий Ходас и Эмин Хыдыров несколько лет занимались трейдингом. Причем если Дмитрий сейчас практически «завязал» с биржевой торговлей, то Эмин все еще продолжает спекулировать наиболее ликвидными активами. Основанная ими компания «Сибирский гостинец» занимается продажей фасованных орехов, грибов и ягод. Недавно основатели провели внебиржевое размещение части своего пакета в системе RTS Board, однако в их планах скорое проведение IPO.

Financial One встретился с трейдерами-бизнесменами и постарался выяснить, как сургутская компания, не имеющая отношение к нефтяной сфере, смогла быстро завоевать  внимание потребителя.

Глядя на вашу продукцию, удивляешься: оказывается, в Сургуте не только нефть есть…

Дмитрий Ходас, генеральный директор ПАО «Сибирский гостинец»: Я технарь по образованию, у меня в семье все нефтяники, я и сам работал нефтяником, не в кабинете, а «в поле» – обслуживал фонд скважин. Тонул в вездеходах, горел. Люблю, чтобы произвести впечатление на девушек, рассказывать историю, как 23 февраля на моем участке произошла достаточно серьезная авария. И я в минус 25 на улице в трехметровой канаве вместе со сварщиками провел по колено в ледяной воде 6 часов, устраняя проблемы. Всего тогда отработал 48 часов, получил ожог сетчатки глаза, отморозил себе ноги. Меня экскаваторами из той ямы доставали! Если бы не коньяк, я бы наверно там и помер… Вся нефтянка – такие примеры индивидуального ежедневного героизма.

Проработал в бригаде я несколько лет, потом какое-то время торговал ГСМ. Вдобавок ко всему я с 17 лет на бирже. Уже после работы в нефтяной отрасли меня пригласили в БКС, где я продолжил торговать на свои средства, а также транслировал сделки клиентам. Спекулировали разными активами: акции, опционы, фьючерсы на РТС, золото. Это было 2010-2011 год.

Сургут – город маленький, а людей, разбирающихся в рынке, не так много. Как раз в БКС я и познакомился с Эмином.

Эмин Хыдыров, председатель совета директоров ПАО «Сибирский гостинец»: В то время мы были финансовыми советниками. Я всегда хотел работать в брокерском бизнесе, мне это нравилось. До прихода в БКС я занимался частным трейдингом с момента окончания университета. С первыми инвестициями помог отец. Работал на своих счетах: один счет был выделен под скальперские операции, другой – среднесрочные инвестиции ($40-50 тысяч), а также долгосрочный счет на $10 000. В 2008 году он обнулился.

Дмитрий: Эмин вообще Бакинский нефтетрейдер в пятом поколении! У него это семейное! (смеется)

Какие стратегии использовали?

Эмин: Например, я как-то прочитал книгу «Черный лебедь» Нассима Талеба и, вдохновившись движением 2008 года, начал разрабатывать стратегию, основанную на «ловле» путов на фьючерс РТС. Вывел статистику, что в год один раз на нашем рынке эта система работает и приносит прибыль. Для этого нужно покупать путы на 20-25 тысяч пунктов ниже текущих уровней, желательно чтобы они были дешевые, то есть за 7-10 дней до экспирации. Соответственно, если тема срабатывает, то вложенные 10 тысяч рублей могут превратиться в миллион. Но поскольку это случается очень редко, для этого нужно каждый месяц отдавать определенную сумму впустую. Но, к слову, в этом году 3 раза уже выстреливало. А вот 3 марта система не сработала…

Далековато от продажи орехов и ягод…А как вы вообще решили заняться этим бизнесом?

Дмитрий: К этой идее мы пришли около двух лет назад. Изначально вообще хотели варить джемы. Меня тогда вдохновила история английского паренька, который стал этим заниматься в домашних условиях и неплохо преуспел.

Эмин: Я в то время дорос до начальника отдела развития клиентов в сургутском филиале БКС, а Дмитрий работал в Промсвязьбанке в департаменте по работе с VIP-клиентами. Однажды он зашел и сказал: «Давай варенье варить!» Я посидел-подумал и утром принес Диме деньги.

Дмитрий: Начинали с мелочи – вложили около 300 тысяч рублей, наскребли по карманам. За 110 тысяч разработали концепцию бренда у местных сургутских дизайнеров. Поначалу решили делать варенье из местных ягод: брусника, черника, клюква. Ягоды ведь вокруг навалом, но никому она не нужна – только нефть и качаем.

Долго с джемами не провозились. Приехали мы как-то на местное пищевое предприятие в Ханты-Мансийск. У них стояла линия по упаковке, но она не работала. Они сказали: «У нас тут орехи пропадают. Можете реализовать?» Мы подумали – почему бы и нет!

А почему вообще решили заняться именно продажей фасованной продукции?

Дмитрий: Мне за державу обидно! Мы 20 лет занимались тем, что налаживали логистику из Европы, Китая! Кошмар! Звоним в Братск и просим чернику, они нам: «Давайте мы ее из Польши привезем, так как сами не собираем». «Вы нормальные вообще?», - отвечаю.

Мы выяснили, что в этом сегменте нет серьезных игроков, объединенных каким-либо брендом. «Сибирский гостинец» – наш бренд – несет в себе подарок, ценность, это понятно для человека. А главное – все ягоды грибы и орехи собираются в России. Отечественный продукт на 100%.

У вас есть собственный фасовочный цех?

Дмитрий: Мы фасуем на заводе в Калужской области. Уникальное производство. В России всего три завода, которые занимаются сублимацией. Это ведь очень сложный технологический процесс. Мы ведь производим фактически космическую еду! Без консервантов. Например, берется горсть ягод, которую только что собрали. Помещаем ее в шоковый тоннель с температурой -42, чтобы при замерзании образовывались малые кристаллы льда – тогда в ходе сушки (следующий процесс) ткань ягоды не разрывается.

Дальше ягода переходит в сушильную камеру, то есть попадает из -42 в вакууме сразу в +40. При этом вся вода переходит из твердого в газообразное состояние, минуя жидкую фазу, то есть моментально испаряется.

А кто вам поставляет чернику? Это же сезонный продукт.

Дмитрий: У нас 2-3 крупных трейдера, но мы сейчас берем на работу своего человека, который будет отвечать за закупки. Сейчас мы продаем орехи, грибы, ягоды. Последние, к слову стали локомотивом нашего бизнеса. Есть понимание, что при нынешней конъюнктуре в экономике и политике народ будет в первую очередь смотреть на свои, отечественные продукты.

Кто был вашим первыми клиентом?

Эмин: Местная сургутская торговая сеть. Мы этот кедровый орех, который лежал у них на складе в Ханты-Мансийске, смогли продать. Просто пришли в сеть и предложили. Главное – качество продукта. Закупщики не дураки, ориентируются на потребителя и знают, что он хочет.

Продажи стартовали в конце 2012 году, а в начале 2013 года мы начали работать с сетями. В первый же год вышли в ноль. При этом все еще продолжали работать «на стороне»: я трудился в БКС, а Дима в Промсвязьбанке.

Сколько «Сибирский гостинец» сейчас зарабатывает?

Дмитрий: Наша выручка составляет 20-22 млн рублей в месяц. Почему мы обратились к рынку? Это такая сфера, которую бросить невозможно, она не отпускает. У меня есть понимание, как компания должна расти. Мы сейчас уперлись в некий предел, после которого готовы предложить часть бизнеса и обменять акции на кэш, который нам нужен для расширения бизнеса.

Почему вы не хотите выпустить облигации?

Эмин: Выпуск бондов тоже есть в наших планах, но только под строительство своего завода, которым мы собираемся заняться года через полтора.

Дмитрий: У нас есть всего два главных показателя в компании. Первый – выручка на магазин, она выросла в последний год на 35%. Второй показатель – количество торговых точек. Если заходить со своей продукцией, то у крупных сетей это минимум в дивизион, то есть 1000 магазинов. Поэтому у нас рост происходит рывками: мы можем резко прирасти на 100-300 магазинов «за один контракт»

Сейчас мы продаемся в 500 торговых точках по всей стране, а к концу года охватим 5000, если все получится.

Сколько вы предложили потенциальным инвесторам через систему RTS Borad?

Дмитрий: от 15 до 25% за 90 млн рублей. Мы с них за год заработаем 180-200 млн.

А дивидендная политика у вас какая?

Эмин: Мы планируем по итогам этого года от 9 до 12% на акцию, но все будет зависеть от текущей ситуации. В декабре у нас не было даже ПАО, сейчас мы объединяем активы, переходим на МСФО.

Сколько сейчас работает людей в компании?

Дмитрий: Порядка 15 человек в офисе и 370 человек на аутсорсинге: поставщики, артели по сбору, сотрудники завода по сублимации. Мы – это бренд, контракты и бизнес-структура.

Когда ждать IPO?

Дмитрий: Через полгода! Не надо нам историй типа IPO ВТБ, десятков банков-андеррайтеров и прочей возни. Мы идем к тому, кому наша история понятна и интересна. Я надеюсь, что за нами пойдут сотни других российских предпринимателей. До революции бизнес в нашей стране кипел, развивался, выпускал акции. Мы очень хотим возродить эти традиции с помощью «Сибирского гостинца»! 

Беседовал Константин Полтев



Куда вложить деньги в 2018 году, или криптовалюту не предлагать

Осторожно, мошенники! Какие документы нельзя доверять посторонним

Как выбрать негосударственный пенсионный фонд. Пошаговая инструкция

Loading...

Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи