Market Vectors / Financial One

О чем говорили Путин и Карлсон – ключевые моменты

3104

Знаменитый американский телеведущий Такер Карлсон взял интервью у президента РФ Владимира Путина – для этой цели журналист специально прилетел в Москву. Делимся с вами ключевыми моментами двухчасовой беседы.

Далее представлены ответы Путина на вопросы Карлсона в виде цитат.

Про появление Украины как государства

Советская Украина получила огромное количество территорий, которые вообще никогда к ней никакого отношения не имели, прежде всего Причерноморье. Они когда-то, когда Россия их получила в результате русско-турецких войн, назывались Новороссией.

В течение многих десятилетий в составе СССР Украинская ССР развивалась, и большевики по непонятным причинам занимались украинизацией. Не только потому, что там были выходцы с Украины, в руководстве Советского Союза, но в целом была такая политика – коренизация. Это касалось Украины и других союзных республик. Внедрялись национальные языки, национальные культуры. Таким образом создавалась советская Украина.

А после Второй мировой войны Украина получила еще часть территорий – сегодня Западная Украина, часть венгерских территорий и часть румынских. У Румынии и у Венгрии тоже часть территорий забрали, и они, эти территории, вошли в состав советской Украины и до сих пор там находятся. Поэтому у нас есть все основания говорить, что, конечно, Украина в известном смысле – искусственное государство, созданное по воле Сталина.

Про причину начала конфликта на Украине

Мы многократно предлагали искать решение проблем, которые возникли на Украине после госпереворота 2014 года, мирными средствами. Но нас никто не слушал. И больше того, украинское руководство, которое находилось под полным контролем США, вдруг заявило, что оно не будет исполнять Минские соглашения – им там ничего не нравится, – и продолжало военную активность на этой территории. И параллельно шло освоение этой территории натовскими военными структурами под видом различных центров по подготовке и переподготовке кадров. Там, по существу, начали создавать базы. Вот и все.

На Украине объявили, что русские являются нетитульной нацией, и одновременно напринимали законов, которые ограничивают права нетитульных наций. Украина, получив в подарок от русского народа все юго-восточные территории, вдруг объявила, что русские на этой территории – нетитульная нация. Нормально? Это все в совокупности и вызвало решение прекратить войну, которую начали неонацисты на Украине в 2014 году, вооруженным путем.

Про достижение целей России на Украине

Мы пока не достигли своих целей, потому что одна из целей – это денацификация. Имеется в виду запрещение всяческих неонацистских движений. Это одна из проблем, которую мы обсуждали и в ходе переговорного процесса, который завершился в Стамбуле в начале прошлого года, но не по нашей инициативе завершился, потому что нам – европейцы, в частности – говорили: нужно обязательно создать условия для окончательного подписания документов. Мои коллеги во Франции и Германии говорили: «Как ты себе представляешь, как они будут подписывать договор: с пистолетом, приставленным к виску? Надо отвести войска от Киева». Говорю: хорошо. Мы отвели войска от Киева.

Как только мы отвели войска от Киева, сразу же наши украинские переговорщики выбросили в помойку все наши договоренности, достигнутые в Стамбуле, и приготовились к длительному вооруженному противостоянию при помощи Соединенных Штатов и их сателлитов в Европе. Вот как ситуация развивалась. И так, как она выглядит сейчас.

Мирные переговоры

Если администрация Зеленского на Украине отказалась от переговоров, я исхожу из того, что они это сделали по указанию из Вашингтона. Пусть теперь, если видят в Вашингтоне, что это неправильное решение, пусть откажутся от него, найдут какой-то предлог тонкий, не обидный ни для кого, найдут это решение. Не мы же приняли эти решения – там приняли решение, пусть они от него и отказываются. Вот и все.

Но они приняли неправильное решение, теперь мы должны искать выход из этого неправильного решения, хвосты заносить, корректировать их ошибки? Они совершили, пусть исправляют. Мы – за.

Было бы смешно, если бы не было так грустно. Эта бесконечная мобилизация на Украине, истерика, внутренние проблемы, все это. Рано или поздно все равно мы договоримся. И знаете что? Может, даже странно в сегодняшней ситуации прозвучит: все равно отношения между народами восстановятся. Потребуется много времени, но это восстановится.

Вступление России в НАТО

Я стал президентом в 2000 году. Думал: ладно, все, югославская тема прошла, надо попробовать восстановить отношения, все-таки открыть вот эту дверь, в которую Россия пыталась пройти. И больше того, я публично говорил об этом на встрече здесь, в Кремле, с уходящим от власти Биллом Клинтоном.

Я ему задал вопрос: слушай, Билл, если бы Россия поставила вопрос о вступлении в НАТО, как ты думаешь, это возможно? Вдруг он сказал: ты знаешь, это интересно, я думаю, что да. А вечером, когда мы с ним встретились на ужине, он говорит: ты знаешь, я разговаривал со своими, со своей командой – нет, сейчас это невозможно.

Если бы он сказал «да», начался бы процесс сближения, и в конечном итоге это могло бы состояться, если бы мы увидели искреннее желание партнеров сделать это. Но этим не закончилось. Нет так нет, ладно, хорошо.

Про новую мировую войну

Во всяком случае, они [страны НАТО] говорят об этом [о глобальном конфликте] и стараются запугать свое население мнимой российской угрозой. Это очевидный факт. И думающие люди – не обыватели, а думающие люди, аналитики, те, кто занимается реальной политикой, просто умные люди – прекрасно понимают, что это фейк. Раздувается российская угроза.

У нас нет никаких интересов ни в Польше, ни в Латвии – нигде. Зачем нам это? У нас просто нет никаких интересов. Одни угрозы.

Это противоречит здравому смыслу – втягиваться в какую-то глобальную войну. Глобальная война поставит на грань уничтожения все человечество. Это очевидно.

Взрывы на газопроводе «Северный поток»

Вы, конечно, [взорвали] (смеется). У вас лично, может быть, есть алиби, но у CIA [ЦРУ] такого алиби нет.

Вы знаете, не буду вдаваться в детали, но всегда в таких случаях говорят: ищи того, кто заинтересован. Но в данном случае надо искать не только того, кто заинтересован, а еще того, кто может это сделать. Потому что заинтересованных может быть много, но залезть на дно Балтийского моря и осуществить этот взрыв могут не все. Вот эти два компонента должны быть соединены: кто заинтересован и кто может.

Угроза для доллара

Вы знаете, одна из грубейших стратегических ошибок политического руководства Соединенных Штатов – использование доллара в качестве инструмента внешнеполитической борьбы. Доллар – это основа основ могущества США. Думаю, что все это прекрасно понимают. Инфляция в США минимальная, а печатают-то бесконечно. О чем говорит долг в $33 трлн? Это же эмиссия.

Тем не менее это главное оружие сохранения могущества США в мире. Как только политическое руководство приняло решение использовать доллар в качестве инструмента политической борьбы, они нанесли удар по этому американскому могуществу. Не хочу употреблять каких-то нелитературных выражений, но это глупость и огромная ошибка.

Вот смотрите, что происходит в мире. Даже среди союзников США сокращаются запасы в долларах сейчас. Все смотрят на то, что происходит, и начинают искать возможность себя обезопасить. Но если в отношении некоторых стран США применяют такие ограничительные меры, как ограничение расчетов, замораживание авуаров и так далее, это огромная тревога и сигнал для всего мира.

Что у нас происходило? До 2022 года примерно 80% расчетов во внешней торговле России были в долларах и евро. При этом долларов было примерно 50% в наших расчетах с третьими странами, а сейчас, по-моему, осталось только 13%. Но не мы же запретили использование доллара, мы к этому не стремились. США приняли решение ограничить наши расчеты в долларах. Считаю, что это полная дурь.

Про перемены при Трампе

Вы меня спросили: другой руководитель придет и что-то изменит? Дело не в руководителе, не в личности конкретного человека. У меня очень добрые были отношения, скажем, с Бушем. Считаю, что в отношении России он тоже наделал много ошибок. Я вам говорил про 2008 год и решение в Бухаресте об открытии дверей в НАТО Украине и так далее. Это же при нем было, он же давил на европейцев.

Но в целом на человеческом уровне у меня с ним были очень добрые и хорошие отношения. Он не дурнее любого другого американского или российского, или европейского политика. Уверяю вас, он понимал, что он делает, так же, как и другие. У меня и с Трампом были такие личные отношения.

Инструменты, которые США применяют, не действуют. Надо же подумать, что делать. Если это осознание придет к правящим элитам, то да, тогда первое лицо государства будет действовать в ожидании того, что ждут от него избиратели и люди, которые принимают решения на различных уровнях. Тогда может что-то и измениться.

Илон Маск и угрозы для человечества

У человечества много угроз: исследования в области генетики, которые могут сверхчеловека создавать, специального человека – человека-воина, человека-учёного, человека-спортсмена. Сейчас говорят, что в США Илон Маск внедрил уже чип в мозг какого-то человека.

Я думаю, что Маска остановить невозможно – он все равно будет делать то, что считает нужным. Но надо с ним как-то договариваться, надо искать какие-то способы убедить его. Мне кажется, он умный человек, то есть я уверен в том, что он умный человек. Надо с ним как-то договариваться о том, что этот процесс нужно канонизировать, подчинять каким-то правилам.

Про освобождение Эвана Гершковича

Мы столько сделали жестов доброй воли, что, мне кажется, мы исчерпали все лимиты. Нам никто на жесты доброй воли аналогичными жестами ни разу не ответил. Но мы, в принципе, готовы говорить о том, что не исключаем того, что мы можем это сделать при встречном движении со стороны наших партнёров.

Не исключаю, что тот человек, о котором вы сказали, господин Гершкович, может оказаться на родине. Почему нет? Это бессмысленно более или менее держать его в тюрьме в России. Но пусть коллеги наших сотрудников спецслужб на американской стороне тоже подумают, как решить те проблемы, которые стоят перед нашими спецслужбами. Мы не закрыты для переговоров. Более того, эти переговоры ведутся, и было много случаев, когда мы договаривались. Можем и сейчас договориться, но только надо договариваться.





Вернуться в список новостей

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Отправить
Новые статьи